Maof

Thursday
Dec 14th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Представьте себе действительность, в которой каждая израильская семья строит себе дом на 2-3 дунамах земли (дунам – 1000 кв.м). В дополнение к этому у каждой семьи есть сельскохозяйственный участок, простирающийся на десятки дунамов. Когда дети подрастают и становится немного тесно – если может быть тесно при таких условиях – они строят себе дом, где захотят, также на широкой площади. И чтобы над этим строительством не висело никакое бюроктатическое препятствие, оно происходит без какого бы то ни было разрешения со стороны государства.

Мечта? Вовсе нет. Прочитайте еще раз предыдущий абзац, поменяв слово "израильская семья" на "бедуинская", поместите всю сцену в Негеве – и получите нынешнюю картину, пугающе реальную. Параллельно с "замораживанием", десятками ордеров на разрушение, посылкой больших сил армии и полиции на разрушение двух караванов в форпостах в Иудее и Самарии – с вызывающей беспокойство скоростью расширяется незаконное строительство на юге страны. Израильские правительства, включая нынешнее, упрямятся не обращать внимание на это.

Территория, незаконно застроенная бедуинами, оценивается в 750 тысяч дунамов, большинство из них – принадлежащие государству земли. Около 65 тысяч незаконно возведенных домов находятся на этой территории – речь идет о 11 дунамов на каждое незаконное строение. Ежемесячно добавляются 200 новых зданий без всякого разрешения. Все это на глазах у властей, которые видят как Негев исчезает и игнорируют это.

10 поселков "отбелены" (узаконены)

Проблема бедуинов Негева известна всем и уже говорилось об этом много. При создании государства были тут 11 тысяч бедуинов. Сейчас насчитывает бедуинское население порядка 195 тысяч. Темпы прироста бедуинского населения среди самых высоких в мире – 5.7%. В среднем население удваивается каждые 15 лет. Еще интересные данные – 63% бедуинов младше 20 лет и отсюда поразительное количество в 2500 молодых пар в год, желающих построить себе дом. Они безнаказанно захватывают земли.

Государство Израиль со своей стороны ограничилось в концентрации бедуинов на юге и не инспектировало инициированные им строительные проекты. Год за годом накапливались отчеты и проекты, стоимость которых – сотни миллионов шекелей из денег налогоплательщиков. Несмотря на это, около 100 тысяч – половина бедуинского населения живут в домах, построенных незаконно, и это количество увеличивается. Для иллюстрации: город Раанана насчитывает 75 тысяч жителей.

Государство Израиль вложило сотни миллионов шекелей для решения жилищной проблемы бедуинского населения. В начале 2000-х годов был создан поселок Абу-Басма, созданием которого правительство узаконило 10 поселков в Негеве и подготовило почву для жилья для 80 тысяч бедуинов. Самих бедуинов это, видимо, не впечатлило. Ни один из предоставленных им участков не был занят на законных основаниях.

Самый большой государственный проект по упорядоченному решению жилищной проблемы бедуинов – это город Раат. Но этот город превратился в дикое торжество нарушений закона и беспорядочного незаконного строительства. Небольшая экскурсия – и вы видите магазины, заправочные станции, предприятия, которые возникли без разрешения в местах, не предназначенных для них. На окраине города мы видим десятки сельскохозяйственных хозяйств, созданных без получения разрешения.

У Талаля аль-Каринави, еще недавно мэра города, есть объяснение этому явлению. В течение 10 лет (не подряд) он был мэром города. Он жестко действовал против незаконного строительства, понимая, что оно вредит бедуинскому населению и не ведет к настощему решению жилищной проблемы. Без поддержки правительства эта война стоила ему кресла. На последних выборах победил в Раате новый мэр и с тех пор как по мановению волшебной палочки прекратилась выдача ордеров на разрушение (незаконных строений).

На стенах дома аль-Каринави много фоторграфий, на которых он с верщушкой страны – депутатами Кнессета, министрами, премьер-министрами. Сегодня, видно, верхушка забыла его где-то там на недалеком Юге, где находится город Раат.

- Больше всего удивляет полное отстутствие надзора и инспекции, как в государстве Израиль ежемесячно строят здесь сотни единиц жилья и никто не протестует?

- К моему сожалению, в этой стране каждый чиновник только ждет тихо закончить свою должность", - говорит аль-Каринави. – "Никто не хочет балагана, никого не интересуют незаконные строения и никто не пытается навязать соблюдение закона.

- И все же незаконное строительство в Раате захватывает государственные и общественные земли. Почему муниципалитет на выдает ордера на разрушение?

- Не всегда ситуация была такой. Во время моей каднции были выданы десятки ордеров на разрушения и разрушены многие строения. Сегодня, когда мэр города – представитель исламского движения, правило – не издавать ордера на разрушение. Хоть это нигде не написано, но это правило. Муниципалитет не издает ордеров из-за обещаний, данных жителям перед выборами. Городская комиссия по планированию и строительству не функционирует, ее руководитель уволен и некому следить за соблюдением законов о строительстве. И министерства не делают тут ничего.

- В сущности, в чем значение соблюдения законов о строительстве? Ну кто-нибудь построил небольшой дом для недавно женившегося сына, что такого?

- Во-первых, законное строительство заботится о благополучии жителей. Сегодня ситуация такова, что дома не всегда соответствуют требуемым стандартам, они не утверждены инженером по строительству. Во-вторых, важно сохранить общественные участки земли, предназначенные для детских садов и торговых центров. Из-за нарушений строительства уменьшаются общественные территории в Раате. Мне было важно защищать тех, кто оформлял разрешение. Эта атмосфера, когда тот, кто осмелился строить, тот владеет территорией, - не хороша. Люди не верят во власть закона. Если правительство не сделает тут ничего, то через несколько лет тут будет править тот, кто сильнее. Все будут решать преступники, а не представители закона.

- Тяжелый прогноз.

- - Это ситуация сегодня, пусть каждый представит себе, что он хочет.

БАГАЦ дискриминирует, БАГАЦ критикует

Если слово "бедуин" вызывает у вас ассоциации с шатром или хижиной, вам стоит поменять картинку. Большие поместья, включающие бассейны и рощи цитрусовых, строятся в Раате на каждом углу. И экономическая возможность построить такие здания следует из того, что многие бедуины выбирают легкий путь создания бизнеса. Обычный израильтянин, желающий построить здание, должен будет пройти длинный путь бюрократических процедур – от получения разрешения на строительства до бланка N 4, подтверждающего, что здание соответствует всем стандартам и есть разрешение на бизнес. Если захочет, например, создать предприятие на 4 дунамах в Беэр-Шеве, стоимость участка дойдет до 4 млн шек и это еще до начала строительства. В то же время, рядом в "стране чудес" бедуин просто выбирает территорию и начинает строить.

Движение "Регавим", заботящееся о сохранении национальных земель, пытается бороться с нарушениями законов о строительстве в стране вообще и Негеве, в частности. Деятельность движения на юге координирует 30-летний Меир Дойч, отслуживший в отборном подразделении, чье лицо рассказывает о многих часах, которые он проводит на местности. "Государство уже давно отчаялось от этого района", - говорит он. - "Каждый день я фотографирую и посылаю письма о десятках незаконных строений, но со стороны властей нет реакции".

Он достает переносной компьютер и показывает фотографию на экране. "Это дом, который находится на этапе закладки фундамента. Я сфотогоафировал его в день начала строительства и в тот же день послал подробное письмо с приложением фотографии. Теперь смотрите на этот дом через 3 месяца", - фото на экране меняется, вместо него – новое здание. – "Есть у меня еще десятки таких примеров", - говорит Дойч.

- Как Вы объясняете отстутствие принуждения к исполнению закона? Двести (незаконных) домов в месяц и почти никакой реализации ордеров на разрушение?

- Бедуины строят в быстром темпе и государство не успевает бороться с таким количеством нарушений. В то время, как инспектор прибывает в одному зданию, параллельно строятся еще десятки домов в других местах.

- Какие ответы Вы получаете на письма в инстанции?

- Обычно, "решают вопрос" недостатком инспекторов или недостаточным сотрудничеством со стороны полиции.

"Недостаток инспекторов" кажется странным в наши дни – лишь недавно были наняты 40 инспекторов, чтобы следить за замораживанием строительства в поселениях Иудеи и Самарии. Дойч улыбается в ответ на это. Видно, что он не хочет входить в тяжелую тему.

Верховный суд уже признал, что во всем, что касается реализации ордеров на разрушение есть дискриминация между евреями и арабами. Несколько месяцев назад, в качестве исключительного шага, выразила председательница Верховного суда Дорит Бейниш недовольство неравенством в отношении государства к строительству в поселениях по сравнению с незаконным палестинским строительством. Она, видно, забыла, что ее суд несет немалую ответственность за эту дискриминацию. Недавно, как было опубликовано в "Макор ришон", составило движение "Регавим" отчет, показывающий как систематически БАГАЦ и прокуратура дают законный статус сотням незаконным арабским постройкам в Иудее и Самарии. Когда издается ордер на разрушение против такого здания, арабы подают иск в БАГАЦ с просьбой временно отложить реализацию ордера. Издав такое временное постановление, суд не назначает следующее заседание по своей инициативе и гос.прокуратура, со своей стороны, ничего не делает. Так проходит несколько лет и суд решает – по своей инициативе или по инициативе прокуратуры – закрыть дело из-за отсутствия юридических шагов. Так 400 домов были узаконены БАГАЦем.

3 дома тормозят проект

На расстоянии нескольких сотен метров от Раата находится Омер – самый процветающий поселок района. Сейчас там проживают около 10 тысяч человек, в основном состоятельные семьи. Улицы ухожены так, как трудно найти еще в каком-то городке в Израиле. Молодые семьи, недавно закончившие службу в армии и желающие получить возвести там дом на участке в полдунама, должны будут найти сумму в 300 тысяч долл. При этом на расстоянии менее километра оттуда любой занимает несколько дунамов.

А., молодой житель Омера, недавно закончил армейскую службу. Когда его спрашивают о возможности покупки дома в поселке, он отвечает печальной улыбкой. "Даже при значительной помощи со стороны родителей нам придется взять банковскую ссуду и платить банку около 6000 шек в месяц. Это невозможно".

- Что Вы думаете о том, что совсем рядом с Вашим поселком можно строить почти бесплатно?

- Это позор. Я законопослушный гражданин, служивший в армии, и я фрайер в этой ситуации. Преступник получает дом.

Пини Бадаш, председатель местного совета Омер в последние 20 лет, любитель летного дела. Территорию, занимаемую незаконным бедуинским строительством, он знает и с воздуха, и с земли. Недавно был подожжен его легкий самолет, как видно, бедуинами, злившимися на то, что он используется для слежки за их действиями.

На стене его офиса висит большая карта района, начерченная 2 года назад. "Посмотрите на этот район", - указывает Бадаш. – "Строительство тут остановлено уже год из-за 3 незаконно построенных домов. На 2 из них уже изданы ордера на разрушение, а третий ордер застрял в апелляции в окружном суде. Отложили нам там заседание на 4 месяца, потому что судья слышала, что есть переговоры с жильцами. Какая связь? Есть незаконное строение и суд первой инстанции решил разрушить его – какая связь с переговорами? 3 дома, незаконно построенных на принадлежащей государству земле, тормозят строительство и наносят ущерб в миллионы шекелей.

- Целый проект застрял из-за дома, на который уже издан ордер на разрушение?

- То, что вы слышите. Меня удручает, что на разрушение 2 караванов в поселении Иудеи и Самарии БАГАЦ и юр.советник правительства посылают 2 батальона. Тут каждый день бедуины заканчивают строить 3-5 незаконных домов, и никто ничего не говорит. То, что 2 тысячи полицейских разрушили в Амоне, тут строят за один день.

- Как Вы объясняете полное игнорирование со стороны властей?

- Боятся. Каждый раз другое объяснение, то есть рамадан, после рамадана находят что-то другое. Были тут представители Керен Кайемет, которые прибыли для посадок деревьев. Бедуины набросились на них, подожгли один из автомобилей. Когда прибыли для посадок деревьев в сопровождении полиции, бедуины пошли в БАГАЦ. БАГАЦ не издал постановления о прекращении посадок, но прокуратура дала указание прекратить посадки до окончания судебного разбирательства. На следующий день прибыли бедуины, поставили там палатки, посадили оливковые деревья – на том самом участке.

- Как справляются с такой действительностью?

- Живут и строят. Каждую неделю я летаю над районом и вижу новые дома, построенные тут. Издают ордера на разрушение и ничего не делают. Незаконные дома строются уже на расстоянии 3-4 км от Беэр-Шевы.
Я просил о встрече с премьер-министром на эту тему, - добавляет Бадаш. – Я хочу прийти и сказать, что не может так продолжаться. Есть тут государство в государстве. Мэр Димоны определил это: "До 1948г. мы ездили в Негеве колоннами и с 2008г. начали вновь ездить колоннами". Ездить по 31-му шоссе ночью – это самоубийство, поэтому в Арад и Димону ездят колоннами. Если государство не проснется вовремя, то дело дойдет до обстрелов шоссе ночью, тогда будет настоящий взрыв.

Воззвание в Интернете может проиллюстрировать насколько шоссе, о котором идет речь, воспринимается как опасное. "Мы, жители Арада, Беэр-Шевы, Димоны, Омера, Леавим и Мейтара хотим обратить ваше внимание на происходящее на 31-м шоссе Тель Шокет – Арад", - говорится там. – "Как известно, мы проживаем между бедуинскими поселками, растущими как грибы после дождя (тему строительства без разрешения мы поднимем в отдельном воззвании). Большинство из нас должно ездить по шоссе на работу, за покупками, на развлечения. В конце дня остается нам лишь молиться добраться домой в безопасности. В дневные часы еще можно ездить. Но вечером и ночью бедуинская преступность и исходящая от них опасность приводят к тому, что часть из нас воздерживается от поездок в эти часы. Приведем самые распространенные примеры, которые каждый в каждой поездке может перечислить: езда без прав, езда на скорости 140-150 км/час…, пересечение белой линии, запрещенные правилами повороты в любом месте и при любой возможности, сбрасывание женщин с дороги (в некоторых случаях и изнасилование!), обгон с любой стороны, обгон и езда по противоположной полосе в том числе, когда есть транспорт на этой полосе – своего рода игра "я остаюсь на шоссе – ты съедешь на обочину". Полиция не действует достаточно, чтобы ликвидировать дорожные преступления. Она знает о них, но то, что не застигнуто на месте, по их мнению, не имеет смысла заниматься. Патрульная полицейская машина, как правило, стоит на перекрестке Шокет или у въезда в Арад, а то, что происходит между ними, остается в неведении. Мы обращаемся с просьбой проложить объездное шоссе с хорошим освещением, с ясными дорожными знаками и ограждением со сторон. Отделите нас от бедуинов на шоссе! Речь идет о человеческих жизнях! Автомобильные развязки в центре страны могут немного подождать. Перестаньте игнорировать жителей Негева – может, стоит сформулировать это на вашем языке – "жителей периферии".

Сокровища Кочина разграблены

Беспорядочное строительство – это лишь один аспект жизни вне досягаемости руки закона. Когда полиция предпочитает не показываться в районе, преступность в Негеве ежегодно бьет рекорды. Внутренние законы бедуинского общества превалируют над законами государства. Незаконное строительство, например, не воспринимается как преступление и поэтому не принимается враждебно бедуинским обществом. Напротив, кражи внутри общины рассматриваются местными лидерами очень строго и поэтому основная преступность направлена против городов в регионе. Контрабанда, торговля наркотиками, переправка проституток из-за границы, шантаж денег осуждается и бедуинским обществом, но в последние годы эти отрасли превратились в источник дохода многих бедуинских семей и возможности руководителей общины запретить это - уменьшились.

Волна преступности на юге получает попутный ветер от территориальной непрерывности (бедуинской застройки), которую создает незаконное строительство. С одной стороны, оно доходит до сектора Газы, с другой – до юга Хевронского нагорья. Так возникла артерия контрабанды, соединяющая арабов Газы с арабами Иудеи и Самарии, к радости всех сторон, кроме израильских властей и еврейских жителей.

Фермеры Негева – основные жертвы действительности дикого Юга. Время от времени некоторые случаи попадают в заголовки. Особенно помнится история Шая Дроми, который выстрелил и убил грабителя, пробравшегося на его ферму ночью. Но о рутине краж, от которых страдают фермеры, израильское общество не слышит. В отсутствие общественного давления и давления СМИ продолжают правоохранительные органы не заниматься преступниками. "Те, кто послал нас строить фермы и оживлять Негев, отмахиваются от нас и делают все, чтобы мы не могли защищаться", - жалуется один из фермеров на юге.

В последние годы даже начали некоторые поселки, от безвыходности, платить бедуинам "протекшн" под видом денег за охрану, чтобы остановить усиливающуюся волну краж. Каждый поселок в Негеве нанимает сегодня охранную фирму за сотни тысяч шекелей в год. Жителям ясно, что без серьезной охраны кражи принесут гораздо больший ущерб. Лишь в последнее время подала полиция обвинительное заключение против Хасана Рамала и Ахмеда Альрамка, подозреваемых, что нанесли ущерб археологическому парку Авдат в миллионы шекелей. Согласно подозрению, они сделали это в качестве мести за разрушение назаконно построенного дома брата одного из них. Так будет сделано государству, которое отойдет от своего обычая и реализует ордер на разрушение.

В случае, удостоившемся меньшего эха, ворвались несколько лет назад бедуины в мошав Набатим (прим.перев – там проживают выходцы из Индии, района Кочин), сломали стену музея и украли сейф, в котором экспонаты, оценивыаемые в сотни тысяч шекелей. Сегодня поселок окружен высоким электронным забором, глубоким рвом и песочной полосой. И все же 2 месяца назад бедуины проникли туда, и украли короны Торы из синагоги. Во многих поселках с тех пор нанимают бедуинские охранные фирмы, так как главы населенных пунктов увидели, что кражи увеличиваются, а полиция не вмешивается.

"Если государство не уничтожит пустыню, то пустыня может уничтожить государство. Узкая полоса между Яффо и Хайфой шириной в 15-20 километров, вмещающая большинство населения Израиля, не выдержит долго без большого населения на юге… В Негеве будет экзамен народа Израиля и его государства – потому что только объединенным усилием добровольцев из народа и государства, планирующего и выполняющего, мы одолеем большую задачу иживления и заселения пустыни. Это усилие решит судьбу государства и статуса нашего народа среди человечества". Это сказал Бен-Гурион в 1955г. в речи о значении Негева. Видно, сегодня, несмотря на прошедшие более 50 лет, эти слова еще более актуальны.

Из министерства юстиции в ответ на запрос сообщили, что министерство не отвечает за глав населенных пунктов и поэтому не может говорить об этих случаях, лишь если будет обвинительное заключение против нарушителей закона. Из МВД не было получено ответа до сдачи номера в печать.

("Макор ришон")
 

Перевел Моше Борухович
МАОФ