Maof

Friday
Nov 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Галерея анти-сионистов. Портрет номер 1.

Как говорят умные люди, врага желательно знать в лицо. Можно, конечно, избрать какую-то другую часть тела для познавания врага, но это уже зависит от личного выбора каждого. К чему это я? А к тому, что в последнее время мое знакомство с врагами становится все более интимным. Я начинаю узнавать о них всякие интересные вещи, курьезы, факты биографии, понимать их логику, какой бы извращенной она не была, их приемы и многое другое. И в голове начинает вырисовываться галерея портретов – мужских, женских, французских, английских, еврейских, живых и мертвых. Все эти портреты объединяет как минимум одна черта (страсть/мания) – ненависть к сионизму и Израилю. Всё это портреты анти-сионистов. Жалко хранить их у себя на чердаке. Да и опять-таки, надо нести образование в массы. В общем, в этом журнале начинается выставка. Портреты врага. Запоминайте – пригодится на баррикадах.
Итак – портрет номер раз.


Роже Гаруди (Roger Garaudy; в русскоязычной литературе его фамилю принято писать Гароди – прим. ред.)  родился в 1913 году в Марселе. Совершенно непримечательное детство, о ктором сам Гаруди предпочитает не распространяться. Правда, с детства у юного Роже выработался очень критический взгляд на мир, его устройство и современное общество. Роже не находит себя в общепринятых рамках. Современное общество кажется ему пустым, бездушным, эксплуататорским, гедонистским, лишенным цели и смысла. 1933 вполне можно назвать переломным в судьбе Гаруди. Он очень болезненно реагирует на приход Гитлера к власти в Германии. Неясно, насколько 20-летний Гаруди осознавал опасность Гитлера и его режима, но во многом под влиянием происходящего в Германии, Роже Гаруди вступает в коммунистическую партию Франции. Примерно в это же время он ударяется в религию и становится верующим христианином. Довольно странное сочетание, но Гаруди удается совмещать коммунизм и христианство, находя в них общую основу. Этот симбиоз получит потом самое яркое свое выражение в книге “L'alternative. Changer le Monde et la Vie” (английский перевод озаглавлен “The Alternative Future: A Vision of Christian Marxism” – «Альтернативное будущее, с точки зрения Христианского Марксизма).
В 1939 начинается Вторая Мировая и Гаруди призывают в армию. Больших подвигов Роже не совершал, и после разгрома Франции вернулся домой. В 1940 Гаруди арестовывается правительством Виши и до 1943 он находится в концентрационном лагере в Алжире, где, среди прочего, читает лекции о Библии и наследии пророков Израиля другим заключенным. Интересный факт – эти занятия для заключенных Гаруди готовит вместе с Бернаром Лекашем (Bernard Lecache), основателем L.I.C.R.A. – французской Лиги Против Антисемитизма и Расизма (в 80-х L.I.C.R.A подаст на Гаруди в суд, усмотрев в одной из его статей антисемитские высказывания).
После освобождения из концлагеря Гаруди возвращается во Францию и решает заняться политикой. Он избирается в Национальную Ассамблею и некоторое время даже занимает пост зам.председателя Ассамблеи, потом становится Сенатором. Долгое время Гаруди считается основным теоретиком французской компартии и ее главным идеологом. Беспорядки 1968 года Гаруди встречает с огромным энтузиазмом и надеждой на скорую революцию. Правда, он все больше и больше отдаляется от СССР и начинает восхищаться Китаем и Мао. Его идеал – культурная революция в политической и экономической жизни, отмена церковных институтов и прямое общение верующих с Богом – в религиозной. Постоянно растущая критика Гаруди в адрес СССР делает разрыв неизбежным – его исключают из Компартии. Гаруди уходит из политики, преподает, много пишет. В эти годы выходят его книги о Ленине и Марксе, знаменитая “Alternative Future” и книги о литературе – например, анализ творчества Кафки. Гаруди много пишет о религиях и цивилизациях, начинает интересоваться исламом. Этот интерес приводит к тому, что в 1982 он переходит в ислам, взяв себе имя Раджа.
В 1983 выходит самый известный антисионистский труд Гаруди: “L'affaire Isra?l” («Израильский случай: опыт изучения политического сионизма»). В этой книге Гаруди пытается показать основные мифы, на которых держится сионистская идеология и опровергнуть их. Как и многие другие антисионисты, Гаруди обвиняет сионизм и Израиль в партикуляризме, национализме, расистской трактовке священных текстов, предательстве истинного, универсалистского духа иудаизма, геноциде и ущемлении прав местного арабского населения и многих других грехах. Спорить с Гаруди я не буду – замечу лишь, что он сам часто грешит тем, в чём с пеной у рта обвиняет сионизм – его трактовка текстов и истории однобока и не исторична, часто основывается на расистских предпосылках, подтасовках фактов и явной лжи. Он, мягко говоря, не всегда чист на руку в своем обращении с источниками. Гаруди на корню отметает любые обвинения в антисемитизме, однако то здесь, то там вдруг проскакивают явные антисемитские нотки и намеки. В 1995 Гаруди выпускает новую книгу: “Les Mythes fondateurs de la politique isra?lienne” (русский перевод - «Основопологающие мифы израильской политики», http://www.vho.org/aaargh/russ/garaudy/garaudy.html  – прим. ред.), в которой развивает идеи первой своей антисионистской работы. Правда, с одной существенной добавкой – Гаруди пытается доказать, что существованием своим Израиль обязан Катастрофе и сионизм цинично использует Катастрофу в своих политических целях, оправдывая ею все свои грехи. Однако Катастрофа, по словам Гаруди, тоже миф. Нет, он не отрицает, что Гитлер преследовал евреев. Но вот газовые камеры, например, не существовали, приказа уничтожать евреев на захваченных Советских территориях – не было, как не было и политики «окончательного решения» и цифра в 6 миллионов сильно, очень сильно завышена.
Во Франции отрицание Катастрофы уголовно наказуемо. Суд признает Гаруди виновным и приговаривает его к штрафу в 120 тыс. франков и 9 месяцам заключения. Гаруди апеллирует и даже доходит до Европейского Суда по Правам человека в Страсбурге, но приговор остается в силе.
Вот такая вот лапочка.

"Живой журнал" e-f