Maof

Sunday
Jan 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

   В тот момент, когда тысячи его последователей танцевали по всей палестинской автономии, празднуя беспрецендентное кровопускание учиненное исламистами Америке, Ясир Арафат предстал перед иностранными телекамерами, объявляя свой "шок" в связи с "невероятной" серией атак.
  Нет сомнений в том, что Арафат испытал ужас – но не от соболезнования смертям нескольких тысяч невинных людей, трупы которых раздавлены под грудой железа и цемента – все, что осталось от величественных "башен-двойняшек", как с любовью называли их ньюйоркцы. Ужасающий террор, постигший Нью-Йорк, Вашингтон и всю страну на этой неделе, затмевает даже многолетний рекорд убийства и разгрома, принадлежащий не кому иному, как самому Арафату.
  Нет. Арафат испытал-таки ужас от того, что, может быть, после долгой спячки Запад, наконец, проснется и осознает смертельную угрозу исламского террора. И что Америка, понесшая жестокие потери на своей территории, не будет больше симпатизировать тем, кто поддерживает и прикрывает террористов. Как мы знаем, самопровозглашенная борьба Арафата против террора (которая являлась предлогом для ословского договора) всегда оставалась демагогией и лицемерием, разыгрываемым перед иностранными телекамерами. Сдержанные слова критики в адрес террористов-самоубийц по-английски сопровождались горячей поддержкой по-арабски, когда по официальному ТВ автономии Арафат короновал их в герои арабской нации.
  И потому, как бы ошарашен ни был Арафат (что само по себе сомнительно), его слова уже ничего не значат. Апплодируя террору и поддерживая убийства евреев, одновременно призывая назидательно к "миру храбрых", Арафат несет немалую дозу ответственности и за массовое убийство американских граждан.
  Фуад Аджами, известный специалист по Ближнему Востоку, метко заявил на предыдущей неделе: "Правда должна стать известной, что в арабском мире отмечается намного большая солидарность с таким террором, чем о том многие подозревают. В диктаторских режимах этого мира палестинский террор всячески поддерживается, и фигуре "самоубийцы-мученика" придают героические атрибуты святого".
  И действительно, атака на Америку была произведена из таких же побуждений, что и кровопролитие, которому подвергается Израиль: ударить по национальному чувству "нормальности" – безопасности и благосостояния, прервать повседневную жизнь страны и, главное, подвергнуть каждого гражданина неописуемому страху, что никто нигде никогда не обезопасен – даже там, где ни в чем не виноватые люди живут и работают, даже на высоте 110 этажей над землей.
  Поймет ли, наконец, цивилизованный мир, почему Израиль и его лидеры настолько озабочены войной с террором? Поймет ли, наконец, Запад, что в войне против тех, кто использует убийство невинных людей как рычаг политического давления, не может быть такого понятия, как "неадекватная" реакция? И поймет ли этот мир, что имел в виду премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, когда он в прошлом июле сказал, что "риск отступления перед террором – это намного более серьезный стратегический риск, чем опасность, связанная с самой сложной военной операцией".
  Израиль, конечно, борется против терроризма на протяжении уже нескольких десятилетий. Иногда эту борьбу приветствовали, иногда осуждали. Но Израиль, особенно под руководством Шарона, не отступил от принципа, по которому военное сопротивление – единственная "адекватная" реакция на терроризм.
  Глупо обвинять Израиль в "военной" реакции на терроризм, так как эта страна находится в состоянии войны. 11 сентября американцы трагическим образом пришли к такому же заключению. На следующий день все заголовки американских газет одновременно гласили: "Это – война!"
  И при этом, несмотря на многочисленные кровавые расправы Арафата и бин-ладенов этого мира, Запад не смог до сих пор осознать на полном серьезе опасные последствия отказа от конфронтации с террористами и теми, кто их поддерживают материально и морально. Отступление в страхе перед открытой и прямой конфронтацией с террором является самым огромным провалом Запада за последние 25 лет.
  Арафат давно убедился, что стратегический терроризм позволяет ему диктовать условия в войне против Израиля, потому что превосходящая военная мощь противника ничего не стоит, если она не используется. Этот важный урок Арафат преподнес как Осаме бин Ладену, как и многим другим членам нового поколения террористов.
  Что же остается делать? Ответ прост, и мы, буквально приклеенные к радиоприемникам за последние несколько суток, не раз слышали его из уст самых высокопоставленных политиков. Так, президент Буш заявил четко, что акт подобной агрессии против американских граждан равносилен объявлению войны, что все ответственные будут приравнены к непосредственным исполнителям-террористам и справедливость восторжествует. А обращение Дональда Рамсфелда было до боли знакомо – министр обороны США искал одобрение всего мира в возможном применении военной силы против борьбы с террором. (С горькой иронией мы отметили растроганный и полумолящий тон одного из самых надменных критиков израильских акций против террористов.)
  На следующий день госсекретарь Колин Пауэлл, представляя на пресс-конференции рапорт о дипломатическом построении широкого фронта вооруженной борьбы с террором, заявил, что террористы будут не просто "приведены к ответственности", а "наказаны" – фактически взывая к мести. Первый же вопрос на пресс-конференции обратил внимание Паэулла на его же собственные многочисленные требования (направленные, естественно, в адрес Израиля, хотя журналист аккуратно избежал подобных деталей), призывающие к "сдержанности" во имя избежания "цикла насилия". И опять, с горькой иронией, мы услышали, как госсекретарь не колеблясь твердо сказал: "Все ответственные за террор должны быть найдены и наказаны. Государство обязано также предотвращать террор против своих граждан при любой возможности". (Что фактически и делает Израиль, отстреливая самых опасных террористов.)
  Оставим в стороне вопрос о явном двойном стандарте, хотя он беспокоит сегодня многих честных людей по обе стороны Атлантического океана. Не время сейчас мелочиться. Главное, остается желать, что американское правительство начнет действовать, вопреки той политике, которую оно еще вчера навязывало Израилю. Если Запад сможет извлечь из зверства, учиненного в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании, жизненно важный урок в активной борьбе против терроризма, то Арафату и его "студентам" действительно есть чего бояться. (Не потому ли Арафат предусмотрительно побежал сдавать кровь для раненных ньюйоркцев под прицелом телекамер?)
  Но если цивилизованный мир не выучит этот урок, то тогда это мы с вами - те, кто должен будет жить в шоке и ужасе.
  Нью-Йорк
  По материалам "Нью-Йорк пост"