Maof

Tuesday
Sep 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Возможность, предоставленная странам Восточной Европы с крушением Советского Союза признать частично Катастрофу, была использована в первые годы, но в последние десятилетия возникла обратная тенденция: место еврейской Катастрофы занимает нарратив «катастрофы тоталитарных режимов».
(Посвящается Дню Катастрофы и героизма европейского еврейства)


В феврале-марте нынешнего гора я ездил в страны Прибалтики, чтобы протестовать против 3-х маршей нео-нацистов: националистов или ветеранов СС и их сторонников, которые происходили на главных улицах самых значительных городов Литвы и Латвии: в Ковно (Каунас), в Вильно (Вильнюс) и в Риге.

Под конец марша, состоявшегося в Вильнюсе, сотни его участников прибыли к месту расположения Парламента, где выступили с речами сторонники местных правых экстремистов, включая нескольких бывших депутатов Парламента. Несколько демонстрантов подошли ко мне поспорить, и глава их пресс-службы пытался убедить меня, что в конечном итоге речь идёт о хороших парнях, любящих свой народ и страну. Я ответил на это, что можно быть патриотом, но не быть при этом расистом. Но в Литве времён Катастрофы патриотизм был одним из главных факторов, приведших многих литовцев к участию в убийстве евреев.

«Почему не дать прошлому уйти в забытье?" – такой ответ я получил от собеседника, который, как выяснилось, был Витас Томкус, главный редактор газеты «Республика», самой популярной и распространяемой в Литве и одной из наиболее антисемитских. Несколько лет назад в газете опубликовали на первой странице жуткую карикатуру: там был изображён весь мир, попавший в руки евреев и гомиков. Это источник проблемы – борьба за историческую правду относительно 2-й Мировой Войны и Катастрофы в Восточной Европе - это не только борьба за еврейский нарратив, но и война с антисемитизмом, поднимающим голову во всём мире.

В Литве были организованы 2 марша в Дни Независимости республики, причём на них подчёркивались требования очистить страну от проживающих в ней меньшинств. Марш, состоявшийся в Латвии, был посвящён латышам, воевавшим в войсках СС. Общим для тысяч участников маршей в этих двух странах была решимость переписать историю 2-й Мировой войны и Катастрофы.

В Литве это делалось посредством крупных плакатов, восхваляющих деятельность Юозаса Амброзявичуса, возглавлявшего временное правительство, созданное литовцами в конце 1941 года, которое поддержало Гитлера и убийство евреев Литвы. Он был перезахоронен как национальный герой в Каунасе в мае 2012 года на впечатляющей церемонии. В Латвии участники шествия пытались представить солдат латвийской дивизии СС как борцов за независимость Латвии, игнорируя то, что они принимали участие в убийствах евреев. Также было проигнорировано и их участив в войне за победу 3-го Рейха, хоть у немцев не было никакого намерения дать независимость любой из стран Прибалтики.

Чтобы понять фон, на котором развивались это события, мы должны рассмотреть эпоху Катастрофы и особенно тему сотрудничества народов Европы с нацистами, и в особенности народов Восточной Европы.

Главные пособники

Во всех странах, оккупированных нацистами или бывших их союзниками, немцы прилагали усилия для мобилизации пособников из местного населения. Были три причины: одна идеологическая и две практические. С идеологической точки зрения нацисты хотели показать, что у них во всей Европе имеется широкая поддержка их действий по отношению к евреям; с практической точки зрения им была важна эта мобилизация пособничества от местного населения из-за недостатка собственного людского контингента и незнания местных языков и инфраструктуры – как раз в тех странах, где они планировали операции по уничтожению евреев, то, что они называли «окончательным решением».

Была существенная разница между функциями, выполнявшимися коллаборационистами, добровольно сотрудничавшими с нацистами, у различных народов. Можно указать на важную линию, разделяющую коллаборационистов стран Восточной и Западной Европы.

За пределами Восточной Европы местные помощники помогали нацистам в принятии расистских законов, в грабеже евреев, но не принимали участия в систематическом массовом убийстве евреев в своих странах.

В то же время в странах Восточной Европы убийство с самого начала осуществлялось руками местных пособников нацистов. Это явление особо ярко было выражено в республиках Советского Союза (Украина, Белоруссия), а особенно в странах Прибалтики (Литва, Латвия, Эстония), но также и в Хорватии, Румынии и Венгрии. В трёх последних странах характер соучастия местного населения совмещал преступления, совершаемые в странах Запада – массовое изгнание евреев в лагеря смерти, - с массовыми убийствами руками местного населения.

Два основных фактора оставили печать на народах Восточной Европы и на характере их нынешнего отношения к событиям Катастрофы. Во-первых, соучастие в убийстве евреев, во-вторых, более 4 десятков лет советской оккупации или коммунистического режима, что препятствовало свободному обсуждению всего происходившего «во время большой партизанской войны», и диктовало лживый нарратив относительно Катастрофы и участия народов Советского Союза в массовом убийстве евреев.

Так, например, места массовых убийств евреев в Вильнюсе (Понары), в Киеве (Бабий Яр), в Риге (Румбула) были обозначены маленькими обелисками, посвящёнными «жертвам фашизма». Намеренно не указывалось, кто были жертвы, и что их убийцы были из местного населения. Только с распадом Советского Союза и при переходом от коммунизма к демократии у народов Восточной Европы появилась возможность честно рассмотреть свое убийственное прошлое времен Катастрофы.

В практической плоскости рассмотрение прошлого состояло из нескольких задач: признание вины представителей их народов в убийстве евреев; придание суду преступников, до сих пор не понесших наказания; увековечение памяти жертв; точное описание этих событий – написание новых исторических книг, изучение Катастрофы, создание новых, достоверных и точных учебников истории, а также возвращение украденной нацистами и их пособниками еврейской собственности.

У новых демократий Восточной Европы был совершенно чёткий интерес отнестись серьёзно к этим задачам, которые воспринимались как необходимые шаги на пути к Евросоюзу и НАТО – к чему горячо стремились все страны пост-коммунистического лагеря. Поэтому в первые годы своей независимости в этих странах организовывались церемонии памяти Катастрофы. Даже были случаи признания вины восточноевропейскими политическими лидерами – главным образом, в ходе визитов в Израиль, но не у себя дома.

Фальшивые праведники

Но в течение двух последних десятилетий, и особенно в последнее десятилетие, начались изменения к худшему во всём, связанном с увековечением Катастрофы, её изучением и написанием её истории, во многом в странах Восточной Европы.

Начало изменений можно было увидеть в первую очередь в вопросах придания суду нацистских преступников из местных жителей. По юридическим причинам возникла возможность придать суду немалую часть литовцев, эстонцев, украинцев, активно сотрудничавших с нацистами и сбежавшими после войны в США и Канаду. Там их личности были раскрыты, им аннулировали гражданство, готовилось их изгнание.

Было относительно легко отдать их под суд в странах их исхода – ведь большая часть юридической работы уже была проделана американцами и канадцами. Но власти стран их исхода почти ничего не сделали. В ряде мест, где хоть какие-то действия предпринимались, позаботились, чтобы обвиняемые не понесли никакого наказания. Таким образом, из всех сотрудничавших с нацистами, кого должны были судить в странах Прибалтики и Украине, никто не понёс наказания.

Одновременно с этим провалом имели место первые попытки представить извращённый нарратив истории Катастрофы посредством взлелеянного лживого мифа, что преступления коммунистов были не менее ужасны, как и преступления нацистов. Чтобы продвинуть ложь и обеспечить её восприятие, в 3 прибалтийских странах были созданы комиссии по исследованию преступлений нацистской оккупации и советской оккупации – как будто речь идёт о совершенно идентичных режимах, совершивших одинаковые преступления в одинаковой степени.

Уже тогда начали превращать борцов против советского режима в национальных героев, игнорируя участие немалой части из них с нацистами в убийстве евреев в Катастрофе. К тому же изготавливались фальшивки в отношении масштаба соучастия местных сообщников нацистов в убийстве евреев, а также фальшивки о количестве людей, спасавших евреев, в этих странах. Первые числа приуменьшались, а количество последних раздувалось.

Успех стран Восточной Европы при вступлении в Евросоюз и НАТО в 2004 году, - несмотря на почти полный провал в деле придания суду нацистских преступников, - вкупе с игнорированием Вашингтоном и Брюсселем извращений нового исторического нарратива в странах Восточной Европы, - всё это поощрило их на дальнейшее углубление лжи в отношении Катастрофы.

Лживая симметрия

Странами, возглавлявшими эти усилия, оказались балтийские страны, - не вызывающий удивление факт, учитывая большое число представителей этих народов, участвовавших в убийстве евреев; участие тамошних пособников нацистов в убийстве тысяч евреев, изгнанных нацистами из других стран в Литву, Латвию, Эстонию, чтобы убить их уже там; и активное участие добровольных полицаев из этих стран в убийстве евреев в других странах.

Страной, где эта тенденция проявилась наиболее ярко, и страной, послужившей своего рода лабораторией по искажению Катастрофы в Вост.Европе, является Литва. Не случайно это также страна, где процент убитых членов местной еврейской общины был самым высоким (кроме Эстонии, в которой было «только» 1000 евреев во время нацистской оккупации), и где местные соучастники акций уничтожения играли центральную роль в убийстве евреев.

Можно указать на несколько событий, выделяющихся в рамках деятельности литовцев при искажении истории Катастрофы. Например, попытка придать суду советских партизан-евреев, в т.ч. д-ра Ицхака Арада – офицера, учебного отдела ЦАХАЛа, председателя «Яд-ва-Шем», обвинив его в сфабрикованных «военных преступлениях». И всё это с целью создать лживую симметрию между преступлениями литовцев против евреев и преступлениями, якобы творимыми евреями против «невинных литовцев». А ведь на самом деле это делалось по отношению к местным активным соучастникам нацистов. Эта операция сопровождалась безудержным подстрекательством в националистической литовской прессе против подозреваемых евреев, в большинстве своём женщин, спасшихся в Катастрофе, что произошло благодаря их присоединению к советским партизанам.

Тут же можно отметить и создание музея геноцида в Вильнюсе, целиком посвящённого преступлениям коммунистов, а в особенности – «деяниям преступных коммунистов-евреев», а также создание центра исследования геноцида, правительственного учреждения, специализирующегося на сокрытии преступлений литовцев во время Катастрофы и выдаче литовских удостоверений "праведников мира" тем, кто совершенно не соответствует критериям, установленным в «Яд-ва-Шем».

К этому списку необходимо прибавить принятый Сеймом (литовским парламентом) закон, формально изменяющий определение «геноцида», чтобы можно было преступления коммунистов в Литве назвать «геноцидом». Также второй закон, запрещающий отрицание данного «факта», за что обвиняемый в таковом отрицании получает два года заключения. Кроме того, за преподавание Катастрофы в литовской системе просвещения отвечают те же самые люди, которые занимаются переписыванием истории, чтобы минимизировать преступления литовских коллаборационистов и преувеличить страдания собственного народа под игом советского режима.

Отметим, что профессора Давида Каца, который пытался сопротивляться намерениям литовцев отдать под суд партизан-евреев, уволили с поста лектора по изучению языка идиш Вильнюсского университета, несмотря на его высокую квалификацию и мировую известность.

Приуменьшают чудовище

Литовцы, латыши и эстонцы вот уже несколько лет тяжко трудятся над «разработкой» искаженного нарратива истории Катастрофы, и в этом деле они уже добились успехов. Самый выдающийся по своей опасности датируется июнем 2008 года – это «пражская декларация», по сути являющаяся документом по приуменьшению минимизации Катастрофы, превращения её в одну из многих рядовых трагедий.

Эта декларация требует равного отношения к преступлениям нацистов и коммунистов, представив 3 требования в практической плоскости. Она призывает переписать все книги по истории Европы в духе фальшивого "равного отношения", а также к созданию «института памяти и совести Европы», который послужит заменой музеям типа «Яд-ва-Шем», и будет способствовать тамошним учреждениям, создающим мифы о выдуманном геноциде восточноевропейских народов и почти полностью игнорирующих реально проходивший там геноцид.

«Пражская декларация» также призывает к установлению «Дня памяти» всех жертв тоталитарных режимов (читай: и нацистских и коммунистических), который отмечался бы 23 августа – в годовщину подписания соглашения Молотова-Рибентропа между нацистской Германией и Советским Союзом. Выбор этой даты – это, разумеется, попытка поделить поровну вину за все трагедии 2-й мировой войны, в которой были убиты около 50 миллионов человек, между страной, построившей и задействовавшей Освенцим-Биркенау, самый ужасный лагерь смерти в истории человечества, и страной, армия которой освободила эти лагеря и положила конец происходившим там массовым убийствам.

Инициатива установить «День памяти жертвам тоталитарных режимов» и тому подобные предложения, разумеется, подрывают международный статус международного Дня Катастрофы.

Часть упомянутых явлений проявляются в последние годы и в других восточноевропейских странах, особенно в Венгрии, где националисты из правящей партии «Фидеш» весьма энергично делают всё, чтобы скрыть ответственность венгров за убийство многих евреев в Будапеште осенью 1944 года, а также за изгнание сотен тысяч венгерских евреев в Освенцим весной-летом того же года.

Характерная проблема – это спор, который сейчас ведётся между объединением еврейских общин и правительством Венгрии относительно памятника, который правительство хочет установить как памятник «всем жертвам войны», что по сути игнорирует судьбы и страдания евреев Венгрии. Этот спор приводит глав еврейской общины к бойкоту этого мероприятия, которое правительство организует к 70-й годовщине Катастрофы венгерских евреев.

И на Украине мы являемся свидетелями борьбы по замене принятого исторического нарратива. Там тоже имеет место тенденция увенчания явных антисемитов, вроде Бандеры и Шушкевича, сподвижники которых активно участвовали в убийстве евреев в период Катастрофы. Там представляют сообщников нацистов как национальных героев, представляя тех, кто воевал в рядах украинской дивизии СС и полицейских батальонов как борцов за свободу. Несомненно, эта тенденция будет усиливаться, если антисемитская партия «Свобода» и далее будет играть важную роль в киевском правительстве, что сейчас имеет место.

(«Макор ришон» 25.04.14)


Перевела Фаня Шифман
МАОФ