Maof

Thursday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
"Поэт в России – больше, чем поэт" – эта строчка из поэмы Евгения Евтушенко "Братская ГЭС" стала крылатой не только для поколения "шестидесятников". На ней выросло не одно поколение. В том числе и те, кто давно уже живет за ее пределами. Впрочем, и у не пишущей братии никогда не было сомнений в том, что моральное право писать имеют только те, кого волнуют если не общечеловеческие, то хотя бы сугубо нравственные и социальные проблемы. Но далеко не все способны писать так, чтобы быть услышанными. А Рафаэль Гругман, с которым мы беседуем, автор публицистических книг "Жаботинский и Бен-Гурион: правый и левый полюсы Израиля", "Светлана Аллилуева – Пастернаку", "Я перешагнула мой Рубикон" как раз из той плеяды литераторов, к голосу которого стоит прислушаться.

– Рафаэль, в одной из наших последних бесед ты обещал вернуться к теме Холокоста. И, насколько знаю, сдержал своё слово, обратившись с петицией к Конгрессу и Президенту США. Но ведь это не имеет никакого отношения к литературе. Или все-таки имеет?

– Эта тема волновала меня всегда. Я обращался к ней в своих ранних рассказах и не только потому, что в Одессе в течение одной недели с 17 по 25 октября 1941 года было расстреляно, повешено и заживо сожжено от 25 до 34 тысяч евреев, включая и первую семью отца - моих брата и сестру. Они жили в той же квартире на Маразлиевской, 5, в которой прошло моё детство. Теперь я знаю их имена. Нашел среди бумаг отца вчетверо сложенный листок - ответ на запрос, направленный ему через месяц после освобождения Одессы. Если бы не Холокост, я мог бы жить с ними под одной крышей. Но их убили румынские фашисты.

Всего же на территории Транснистрии, включавшей часть Винницкой, Одесской и Николаевской областей Украины и левобережной Молдавии, находившейся под полной юрисдикцией и управлением Румынии, было уничтожено от 300 до 750 тысяч румынских и советских евреев. И я не успокоюсь до тех пор, пока королевская Румыния, избежавшая Международного суда за преступления, совершённые во времена Холокоста, не окажется на скамье подсудимых.

– Но почему ты заговорил о Румынии? А не о Польше, где, к примеру, погибло свыше трех миллионов евреев. Или Украине, не говоря уже о Прибалтике, где наивысший процент погибших евреев – до 95 . Нацисты ничего не смогли бы сделать без активной поддержки и помощи местного населения. Лучшее подтверждение тому – Болгария, открыто взявшая под защиту всех своих граждан, болгарских евреев, как и Испания, Финляндия и частично Италия – союзники Гитлера, воевавшие бок о бок с вермахтом на Восточном фронте. Защитила "своих"евреев Албания, о чем мало кто знает.

– Все правильно. Только для меня вопрос звучит иначе. Почему через 73 года после окончания Второй мировой войны я обратился с петицией к Конгрессу и Президенту Соединенных Штатов Америки c требованием созвать Международный Трибунал, расследовать участие королевской Румынии в Холокосте и осудить ее государственные структуры (пусть даже задним числом), виновные в преступлениях против человечности? Потому что фашистская Румыния, принявшая расовые законы, аналогичные нюрнбергским, и отправившая на Восточный фронт полмиллиона солдат, активно участвовала в Холокосте, но в отличие от нацистской Германии, представшей в Нюрнберге перед Международным судом, НИКОГДА осуждена не была. Более того, король Михай I, инспектировавший и благословлявший в 1942 году румынские войска, наступавшие на Сталинград, которого в 1945 году советская пропаганда, оскорбляя память погибших солдат Красной Армии, прозвала «король-комсомолец», получил от Сталина высшую полководческую награду СССР – орден "Победы". За какие заслуги? За полмиллиона его подданных, сражавшихся под Сталинградом против Красной армии? Или за санкционированное королём истребление евреев, пусть даже молчаливое? В тот самый день, когда Михай I отмечал своё двадцатилетие, румынские солдаты гнали четыре тысячи одесских евреев по Люстдорфской дороге к артиллерийским складам, где заживо их сожгли.

Польша, Украина, Литва... Действительно, массовые убийства евреев происходили при активном участии местного населения. И любые сегодняшние попытки пересмотреть итоги Второй мировой войны, скрыть военные преступления и избежать ответственности за Холокост, обречены на провал. Поляков, виновных в коллаборационизме, не спасет утвержденный сенатом и подписанный президентом Анджеем Дудой так называемый "закон о Холокосте", суть которого сводится к уголовной ответственности за любое утверждение о пособничестве поляков в нацистском геноциде евреев во время Второй мировой войны. Не спасет и Литву, где в Холокосте уже обвиняют самих евреев. И не только Израиль должен бороться с этим. Тем более, что его возможности строго регламентированы ограниченным уровнем межгосударственных отношений. В отличие от народной дипломатии в лице любого из нас.

Мы помним, что Холокост не состоялся бы без активного участия коллаборационистов из числа местного населения, но реальной властью в Польше, Украине, Литве все-таки была наделена немецкая военная администрация. Потому и вся полнота ответственности в одном случае лежит на Германии, а в другом - на Румынии. Гитлеровцы предстали перед Нюрнбергским трибуналом, а "михайцы" благополучно избежали наказания. И наш долг исправить несправедливость. Это нужно не мертвым. Это нужно живым.

– Задаю вопрос, который наверняка доводилось слышать и тебе: могут ли США вершить суд над другим государством за события семидесятилетней давности и каким образом? Я что-то не припоминаю подобных прецедентов.

– Мы, к сожалению, плохо усвоили уроки Второй мировой войны. На Ялтинской и Потсдамской конференции Рузвельт, Сталин и Черчилль договорились, что помимо главного Нюрнбергского процесса страны-победительницы вправе проводить собственные суды над военными преступниками. Поэтому в 1949 году в Хабаровске состоялся суд над японцами, обвиненными в создании и применении бактериологического оружия. А в Нюрнберге с 1946-го по 1949-й годы прошло 12 судебных процессов "США против..." - над нацистскими преступниками меньшего калибра. По этой по мы имеем полное право просить Конгресс открыть дело «Соединённые Штаты против фашистской Румынии» и назначить для ведения следствия Специального прокурора. Это соответствует решению Ялтинской и Потсдамской конференций. Наша задача всего лишь собрать 200 тысяч подписей под петицией «Romania escaped a trial for the Holocaust. Initiate a case The US versus Fascist Romania»,

– И ты думаешь это реально?

– Думал до недавнего времени. Но за три месяца собрано... 2200 подписей. А могли бы собрать в сто раз больше. 200 тысяч - это всего лишь 10 процентов от двух миллионов русскоязычных евреев Соединенных Штатов и Израиля. Не счатая полмиллиона тех, кто живет в России и Украине. В то же время, петиция Amnesty International, призывающая Израиль освободить Ахед Тамими, арабку, безнаказанно нападавшую на израильских солдат, по состоянию на середину февраля собрала около 2 миллионов подписей (после чего я перестал за ней следить). У нас же полная тишь и блажь.

Я сделал всё что мог, составил петицию, перевёл на английский язык, обратился к друзьям и знакомым, в газеты, в еврейские организации, к политическим деятелям, поместил петицию в Фейсбуке в американских и израильских социальных группах, включая англоязычных. В ответ я чаще всего слышал: «Пора забыть и простить...» Или: «надо помнить, но простить, ведь те, кто убивали евреев, давно уже померли...» Отмахивались, как от назойливой мухи: «Сейчас это не актуально...» А то выискали финансовый интерес и стыдили: «Зачем тебе это надо? Ты хочешь заработать на бедной и несчастной Румынии?»

Несколько эпизодов, потрясших меня. Сыновья женщины, малолетней узницы гетто, активной участницы организации узников гетто, умершей недавно, категорически отказались подписать петицию. Семья молдавской еврейки, проживающей в Бруклине, активно занимавшейся сбором подписей, разделилась. Старшую дочь, которая замужем за одесситом, она уговорить не сумела. Младшая дочь, вышедшая замуж за афроамериканца, подписала петицию безоговорочно. Также поступили и родственники её чернокожего мужа. Ты удивишься, но Всемирный Еврейский Конгресс не ответил на моё личное обращение. Конфиденциально лидеры двух еврейских организаций сообщили мне, что Еврейский Конгресс заниматься этим не будет, поскольку петиция навредит его бизнес-интересам в Румынии. Вот так!

– Ты считаешь, что петиция могла бы в какой-то степени объединить разбросанных по всему миру бывших советских евреев, но почему-то она стала криком вопиющего в пустыне...

– Не будем бросаться в крайности. Мы такой же народ, как и все остальные. Есть среди нас светские и религиозные евреи, левые и правые, любящие Израиль и ненавидящие его, образованные и не очень. А наряду с порядочными и достойными встречаются воры, мошенники и прочие преступники. И все же есть нечто, что нас объединяет и сплачивает. Этим НЕЧТО всегда был антисемитизм.

Уверен, что и сегодня нас объединяет память о Холокосте - мужество защитников Варшавского гетто, ужасы Освенцима, боль Бабьего Яра, мольбы и молитвы погибших о мщении, беззвучно звучащие из бессчетных безымянных расстрельных ям. При слове Холокост мы забываем о спорах или распрях. В Израиле стало традицией, что 27 нисана, на 6-й день после окончания праздника Песах в 10 часов утра звучит сирена, и вся страна замирает на 2 минуты, отмечая День памяти Катастрофы и героизма. Только вдумайтесь в цифры: Катастрофа уничтожила свыше трети еврейского населения мира. Мы до сих пор не оправились от этой демографической катастрофы. Нет ни одной еврейской семьи, не испившей горькую чашу этой трагедии. Так неужели мы не объединимся и не потребуем осудить (пусть даже посмертно) убийц наших родителей? Ведь это будет не только предательством по отношению к ним, но и нашим общим позором.

С чего начинается отрицание Холокоста? С потери национальной памяти. Своим бездействием, молчанием и равнодушием мы вольно или невольно подыгрываем нашим врагам и ненавистникам. Еще раз повторюсь: у преступлений против человечности нет сроков давности. Но отношение к ним совершенно разное. Три месяца назад Федеральный Конституционный суд Германии отклонил апелляцию 96-летнего Оскара Гренинга, которого называют "бухгалтером Освенцима", и осудил его на 4 года тюрьмного заключения. А в Бухаресте 13 декабря 2017 года прошли торжественные похороны короля Михая, на руках которого кровь сотен тысяч евреев. Почему такой контраст? Потому что фашистская Германия предстала перед Международным судом, а королевская Румыния его избежала. И исправить эту историческую несправедливость можем только мы, подписав электронную петицию: https://www.change.org/p/donald-trump-romania-escaped-a-trial-for-the-holocaust-initiate-a-case-the-us-versus-fascist-romania. Рассылая ее друзьм и знакомым, мы создадим реальную, а не мифическую цепочку памяти жертв Холокоста.

– А не кажется ли тебе, что сбор подписей идет так туго еще и потому, что пожилые люди в большинстве своем не знают английского языка, а молодежь, выросшая в совершенно других условиях, напрочь лишена исторической памяти?

– Специально для них петиция опубликована и на русском языке. Ее можно найти в Фейсбуке на странице "Rafael Grugman". Чтобы поставить подпись под обращением, надо нажать на линк https://www.change.org/p/donald-trump-romania-escaped-a-trial-for-the-holocaust-initiate-a-case-the-us-versus-fascist-romania. Затем напечатать своё имя, фамилию и электронный адрес, на который потом придёт подтверждение. Если кто-то из пожилых людей испытывает трудности, он может обратиться за помощью к родственникам или друзьям. Мы легко и с большим запасом наберем требуемое количество подписей, если национальную зрелость и самосознание проявит хотя бы каждый десятый.

Беседовал Анатолий ГЕРЖГОРИН