Maof

Tuesday
Oct 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Полицейское расследование привело к тому, что председатель Аводы оделся в костюм угроз. Следствием был вред для него и неприятные зрелища для нас

Это началось неприятно, продолжилось срязно, а затем стало скатываться дальше. Праймериз 2013 года в партии Авода были заполнены политическим кровопролитием. Партия тех, кто называют себя "лагерем мира", стреляла, нейтрализовывала и производила контрольный выстрел в голову во внутренней войне за право проиграть Биби на следующих выборах. До последнего момента среди кандидатов Аводы раздавались взаимные обвинения в нечестной игре, временным рекордом был иск Герцога против Яхимович во внутрипартийный суд с утверждением, что бывшая председательница сократила количество избирательных участков в районах, где ожидалось его преимущество. Яхимович отвечала, что количество избирательных участков увеличено, но ее соперник уже преуспел подгрызть ее статус в партии и конец известен.

Мировоззренческие различия между этими лидерами Аводы известны, но они гораздо меньше, чем полярность имиджей. Герцог - при его "полуегипетскости" (прим.перев. - его мать из Египта) - точный плакат застегнутого на все пуговицы политика, с нужным белым цветом и подходящим университетским образованием. Яхимович - со всей ее "польскостью" - акула синих воротничков с социальной сознательностью Димоны. По этим причинам они оба могут служить боевой оппозицией Нетаниягу - премьер-министру, чей имидж сочетает обе вещи: парень из престижного Иерусалимского района Мерхавия с виллой в Кейсарии, ставший председателем комитета района со слабыми слоями населения.

Герцог дает Нетаниягу бой одетых в костюмы англоязычных; Яхимович ведет социалистическую войну против Бибиного капитализма. После короткой передышки в виде социального диалога Яхимович члены Аводы отказались от идеологических анализов и выбрали плакат. Те грязные праймериз закончились, когда Яхимович была сброшена с председательского кресла, но вспыхнули заново на этой неделе после репортажей о намерении полиции допросить Герцога в качестве подозреваемого. Согласно подозрению, он нанял стратегического пиар-советника для обливанию грязью Яхимович и противозаконно заплатил ему за счет фирмы привозящей иностранных рабочих.

"Обескураживающая ситуация", - назвала Яхимович политическую катастрофу Герцога. Не менее обескураживающей была реакция Герцога, пообещавшего сотрудничать со следствием - и этим против своего желания напоминая предыдущее следствие против него о праймериз в Аводе в 1999г., когда он хранил молчание на допросах. Как Дери до него, и герцог хотел произвести на нас впечатление те, что сделает одолжение и на этот раз будет отвечать на вопросы власти закона, на статус защитника оной он постоянно претендует. Подобно претендующему на место музыканта филармонии, гордящемуся тем, что знает ноты, так Герцог пытается превратить минимальное требование в впечатляющий жест. После того, как он спустился еще на одну ступеньку на лестнице недоверия избирателей, от него требуется гораздо больше.

Кстати, Герцог не ждет допроса, чтобы подать голос. В духе дворового подростка он посылает угрозы типа "заткнитесь", угрожает, что те, кто нанесут ему ущерб, "получат", упрямится напомнить всем его грубые выражения в адрес его однопартийницы Михаль Биран и против англичанина Тони Блейра. Если бы у него было побольше пигментации и голоса, то еще бы увидели в нем "арса".

Не ясно, проявился ли это настоящий Герцог или это отчаянная попытка преодолеть образ бледного очкарика, но если у него осталось несколько грошей на должность нового советника по пиару, то ему стоит отказаться от попыток изменить имидж и вернуться к старой версии. Верно, мы смеемся от его голоса и ограниченных лидерских способностей, но в конечном итоге это и приносит ему уважение на фоне его однопартийцев и левых солагерников, претендующих на представительство интеллигенции, но, похоже, не слышавших, что это такое. Его взвешенный образ породил анекдоты, что он допрашивался по подозрению, что перепутал мусорные ящики для пластиковой и стеклянной посуды или что на полкилометра в час превысил дозволенную скорость. Но тот же образ представляет его интеллигентом среди конкурентов в лагере читателей газеты "Гаарец". Если Герцог хочет остаться в политике, ему не стоит менять образ.
Кстати, ненарушение законов может помочь не меньше.

("Макор ришон" 15.04.2016)


Перевод: Лея Халфин
МАОФ