Maof

Thursday
Jun 29th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Эти бы способности да на благо Страны... Когда речь заходит о сохранении личной власти, в робком импотенте Биньямине Нетаниягу просыпаются тактический гений и решительность Наполеона. Не то чтобы он вовсе не делал ошибок на этом фронте (достаточно вспомнить паническое бегство из политики после поражения на выборах-99 и уступку лидерства в пользу Шарона годом позже), но свершившийся вчера шахматный гамбит иначе как блестящим не назовешь.

С точки зрения Нетаниягу, у нынешней коалиции с момента ее образования были две существенные проблемы. Первая – минимальное количество мандатов, позволяющее каждому отдельному депутату успешно шантажировать премьера. Вторая – наличие консервативной оппозиции в лице Либермана. В последние годы, когда правительство левого центра невозможно чисто арифметически, угроза для личной власти Нетаниягу возможна только и исключительно справа. Поэтому он никак не мог допустить перехода в оппозицию еще и партии Беннета: в соединении с Либерманом (а в потенции – с Фейглиным, Ишаем и Сааром) они составили бы довольно мощный национально-консервативный блок, вполне способный превзойти Ликуд на следующих выборах.

Чтобы решить обе эти проблемы, Нетаниягу обязан был заманить в коалицию Либермана – иного пути попросту не существовало. Альтернативный союз с Аводой привел бы к уходу партии Беннета (или ее правого крыла), то есть к резкому усилению правой оппозиции, чего, как уже сказано, Нетаниягу никак не мог себе позволить. По этой причине он в течение года усиленно ухаживал за Либерманом, не обращая внимания на обидные выпады последнего. Достижению договоренности мешали непреодолимые разногласия в дележке портфелей. Лидер НДИ требовал пост министра обороны, Нетаниягу (под давлением левого крыла коалиции в лице Кахлона) был готов отдать ему лишь почетное, но малозначащее министерство иностранных дел.

В принципе, возникший сюрпляс мог продолжаться аж до конца текущей каденции, если бы не вмешалось самолюбивое эго Моше Буги Яалона, которого категорически не устраивала ситуация, когда занимаемая им должность является предметом торга - хотя бы и чисто гипотетически. Зная о постоянных попытках флирта с НДИ (особую активность в этом проявлял мастер подобных комбинаций Зеев Элькин), Яалон занервничал и решил перейти в наступление. Именно так (и никак иначе) следует трактовать декларативную «самостоятельность», проявленную им в течение последних месяцев, начиная с позорного преследования «молодежи холмов» и выселения людей из законно приобретенного жилья и кончая «делом хевронского солдата» и поддержкой «путча болтливых генералов».

Все это никак не могло добавить популярности Нетаниягу, который обычно автоматически выражал согласие с действиями министра обороны. В принципе, политика того была полностью согласована с канцелярией премьер-министра, однако стиль, стиль... Грубая фельдфебельская манера Яалона со временем стала восприниматься Биньямином Нетаниягу как наносящая вред ему лично. Глава правительства никак не мог позволить себе давать так много поводов для критики справа.

Сначала премьер ограничивался прозрачными намеками, затем выразился более определенно, а когда и это не помогло, пригласил Яалона на «разъяснительную беседу». Еще три дня назад я писал, что и после беседы, скорее всего, все останется по-прежнему, но при этом отмечал, что прославленное упрямство генерала Дундука может привести и к принципиально иному результату. Если к двум вышеупомянутым проблемам Нетаниягу добавлялась еще и третья в лице вышедшего из-под контроля Буги, премьер вполне мог перейти к решительным действиям, чтобы одним ударом покончить со всеми тремя назревшими вопросами.

Именно это и произошло. А попутно Биньямин Нетаниягу в привычном стиле кастрировал главную оппозиционную партию – просто так, заодно, совмещая приятное с полезным. Как я уже говорил, союз с Бужи Герцогом был изначально невозможен сразу по нескольким причинам: сильнейшее противодействие этому шагу в Аводе, сильнейшая консервативная оппозиция в Ликуде и, главное, всё та же смертельная угроза ухода из коалиции партии Беннета. Но прошлый опыт убедил премьера в большой практической пользе переговоров с лидерами оппозиции или хотя бы в распространении слухов о ведении таких переговоров. В свое время он проделал этот трюк сначала с Эхудом Бараком (результатом чего стали раскол и унижение Аводы), а затем с Шаулем Мофазом (что в итоге привело к исчезновению Кадимы).

Вот и сейчас мальчик для битья Бужи с готовностью повелся – причем, даже не на наживку, а на голый крючок. Вчера на беднягу было больно смотреть. Он по-прежнему добросовестно исполняет рекомендации советников, через слово употребляет местоимение «Я», грозит соперникам, клянется не сдаваться и изо всех сил пытается говорить басом вопреки природному фальцету. Но очередной раскол стал фактом; лидер Аводы утратил контроль над крайне левым крылом своей и без того левацкой партии и как минимум четыре безжалостных конкурента уже вонзили клыки в дрожащие ляжки шакала, неосмотрительно возомнившего себя волком.

Что дальше? Если гамбит Нетаниягу будет доведен до логического конца и Либерман получит-таки портфель министра обороны, это станет серьезным экзаменом для лидера НДИ. По своему обыкновению, Яалон оставил после себя целый ворох проблем: скандальные административные аресты, испорченные отношения с поселенцами, уже состоявшиеся или только намеченные депортации евреев, пассивные методы борьбы с арабским террором, разнузданная политизация генералов, отсутствие внятной стратегической концепции. Исправлять это будет чрезвычайно трудно – особенно при наличии граничащей с обструкцией оппозиции, с которой Либерман, несомненно, столкнется в Генштабе ЦАХАЛа. Не следует забывать, что и глава правительства вряд ли станет помогать своему заклятому политическому союзнику, а скорее, напротив – столкнет его в канаву при первом удобном случае.

Другая проблема – Кахлон, избравший для себя место на левом фланге коалиции. Не следует забывать, что гамбит Нетаниягу стал возможен еще и из-за того, что в настоящий момент Кахлон не может без большого ущерба для себя угрожать развалом правительства: его удерживают там слишком щедрые обещания, выданные избирателям накануне выборов. Вопрос лишь в том, как долго это продлится…

https://www.facebook.com/aleks.tarn.1/posts/10207862641018295