Maof

Thursday
Jun 29th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Расширение правительства - это момент прозрения Беннета, который находится в тупике политического пути. Когда справа становится тесно и Либерман прыгает в начало очереди на место любимого сына Нетаниягу, глава партии Байт йегуди должен изобрести себя заново

Министр Яков Лицман до сегодняшнего дня не осведомлен о подробностях сформулированного им компромисса. В воскресенье вечером Нетаниягу решил закончить ссору с Беннетом, он позвонил Лицману и спросил, что, в сущности, включает его компромиссное предложение. Лицман смутился: он не помнил о чем речь. В беседах в тот вечер он не раз использовал абрревиатуру "глава МАЛАГ" (председатель совета по высшему образованию) вместо "глава МАЛАЛ" (председатель совета по национальной безопасности". Его готовность к посредничеству следовала не из заботы о порядке работы военно-политического кабинета, а из хороших отношений с главой партии Байт йегуди.

Глубоко внутри души все главы правых партий страдают от Эдипового комплекса в отношении Нетаниягу: он - бьющий отец, они - выросшие дети и хотят побить его и унаследовать его место. Но в глубине сердца то, чего они хотят от него, - это немного симпатии. Это случилось с Кахалоном, который шел с Нетаниягу, это случилось с Иветом, который вернулся сейчас в его объятия, и больше всех это было с Беннетом. На последних выборах - в противоречии со всякой логикой - он, в сущности, функционировал как глава разъяснительного штаба Ликуда. Байт йегуди подчинил свой кемпейн сверхзадаче избрания Нетаниягу премьер-министром: это касалось всей избирательной кампании от роликов против Аводы до музыкального сопровождения под гитару на площади Рабина. Движущей силой было обещание портфеля министра обороны - и единственным, кто был удивлен, что обещание не сдержано, был сам Беннет.

Момент прозрения Беннета - переговоры по расширению правительства. Ладно, замораживание строительства в поселениях и сдвиг влево - но выясняется, что в момент истины Нетаниягу готов продать свою зеницу ока - газовую сделку, чтобы сохранить власть.

К этому добавил личный тяжелый удар - передача портфеля министра обороны. Беннету стало ясно, что его путь в политике до сегодняшнего дня привел его в тупик. Он - поддерживавший Нетаниягу и шедший со своими избирателями в правое правительство - закончил с портфелем образования в то время, как вопросы безопасности решаются тем, кому он хотел наследовать, и тем, кто еще недавно считался дохлой клячей. В том факте, что последний кризис разгорелся вокруг вопроса о передаче информации членам военно-политического кабинета, психолог нашел бы доказательство отчаяния Беннета от того, что его оттесняют от закрытых заседаний, на которых принимаются решения. Ведь если бы Беннет захотел МИД, то легко заполучил бы его от Нетаниягу.

Это кризис середины жизни Беннета как политика. Путь, по которому он шел, завел его в тупик. Во-первых, партия. Его партия не может - и главное не хочет - править. Она страдает от боязни высоты. Нет сомнения, что партия Беннета не позволила бы ему свалить правительство из-за требования назначить секретаря военно-политического кабинета. Острые слова Ури Ариэля позавчера по радио ("Что достигнуто, кроме заголовков? Зачем нападать на премьер-министра?") свидетельствуют, кто настоящий хозяин дома во фракции.

Во-вторых, статус. Его протеже Аелет Шакед получила более высокий пост (министра юстиции) и гораздо больше внимания в СМИ. Основная слава Беннета с момента вхождения в политику - это его функционирование во время операции Несокрушимая скала, но он затрудняется перевести это в политический капитал. На последней неделе возникло напряжение между канцеляриями Беннета и Шакед - в канцелярии Беннета не понравилось подталкивание со стороны Шакед союзу Нетаниягу и Либермана.

В третьих, стратегия. Как несколько блестящих операций командос не могут привести к победе в войне, так и удачные тактические политические ходы не могут прикрыть отсутствие политической стратегии. Обходит ли Беннет Ликуд слева в либеральных мессиджах или справа в поддержке Эльору Азарии? Это партия поселенцев или светской молодежи? Союзник Ткумы или Еш атид? Возможная партия Яалона угрожает планам Беннета разбавить Байт йегуди светскими-правыми-либералами. Ведь при общем списке Яалона-Кахалона-Саара, возможно, не останется места Еш атид, изображающей поправение.

В четвертых, будущее. Всем известно для чего невеста входит в правительство. Авигдор Либерман оставил Нетаниягу не из-за политики в области безопасности или законопроекта о смертной казни для террористов, а потому что ему стало ясно, что Нетаниягу не способен оплатить вексель-обещание по объединению Ликуда и НДИ. Возобновление союза между ними - а на этой неделе взаимоотношения между ними напоминали фильм "Девушки" по кабельному телевидению - свидетельствует о том, что Либерман стал первым в очереди на объединение с Ликудом. Как уже писалось в прошлом, путь к победе Нетаниягу на следующих выборах проходит через объединенный список с одной из партией-спутников. Если дверь в Ликуд открылась перед Либерманом, это значит, что она захлопывается перед Беннетом и Шакед.

Беннет поражал политическую систему почти с первого своего дня в политике. Его захват партии Байт йегуди достоин изучения на кафедрах политологии. "Братский союз" с Лапидом был единственным стратегическим шагом , который кто-либо сумел навязать Нетаниягу после того, как Шарон заставил того поддержать "размежевание". Если у Беннета есть заготовки-идеи такого разряда, самое время представить их.

("Макор ришон" 3.06.2016)


Перевел Моше Борухович
МАОФ