Maof

Sunday
Aug 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
С лирическими и нелирическими отступлениями. И с возлияниями

«Счастлив человек, который не ходил по совету нечестивых и на пути грешников не стоял, и в собрании легкомысленных не сидел.»
Теилим 1.1.
«Демократия с элементами диктатуры – всё равно, что запор с элементами поноса»
М.Жванецкий


Забугорные друзья мои попросили разъяснить, как устроена наша единственная на Ближнем Востоке демократия. Ибо, читая наши вести с полей, – не догоняют они, ху из где и как оно все привинчено и работает. После долгих и мучительных колебаний – согласился.

Посидим, обсудим, перетрем. Может, и сам что-то понимать начну. Потому как легче осознать строение высших миров по Каббале, чем уникальное наше государственное устройство. Только учтите: человек я малообразованный и лексикон у меня соответствующий… народный. Сдерживаться, конечно, постараюсь. По возможности…

Сразу предупреждаю: без поллитра тут не разобраться, а еще лучше – 0.75. Так что достаем из морозильника заветную-запотевшую и садимся поудобнее. Наливаем по первой – и понеслась!

I. КОНСТИТУЦИЯ. ЗАКОНЫ ИЗРАИЛЯ.

Конституции в Израиле нет, как таковой. То есть отцы-основатели в Декларации Независимости порешили оную Конституцию написать. Чтобы все, как у людей.

Но как только засела соответствующая комиссия заседать, – переругались наши талмудисты моментально.

Потому как в каждой уважающей себя конституции должно быть прописано, чем данное государство по понятиям является – то ли, к примеру, конституционная монархия, то ли федеративная республика, то ли джамахирия какая. Ну, и про демократию обязательно – иначе по нынешним временам нельзя. У каждого африканского царька – республика. Демократическая.

По всему выходило, что Государство Израиль должно быть республикой –еврейской и демократической.

Тут-то и поднялся гвалт!

Потому как, если с понятием «демократическая» все более или менее понятно, то по вопросу «еврейская» – большие расхождения: у религиозных – государство Галахи, у светских сионистов – государство евреев. А уж как «еврейская» и «демократическая» в одном флаконе сочетаются – тут уже вообще… туши свет. (Тем более, что «демократия» – слово греческое, «республика» – латинское. А разборки и с греками, и с римлянами были у нас свирепые).

Так что свет и потушили: приняли, чтобы не переругаться окончательно, в дополнение к Декларации Независимости еше двенадцать Основных законов – как 13 принципов веры по Рамбаму, – да на том и успокоились. А дарование народу конституции отложили до лучших времен. До прихода Машиаха, когда она уже и не понадобится. «13» у евреев – число счастливое, а без конституции та же Великобритания живет и как-то обходится. И таки неплохо живет, скажу я вам.

Между первой и второй – сами знаете… Так что налили, приняли – и поехали дальше.

II. ПАРЛАМЕНТ. МУДРЕЦЫ И СТАРЕЙШИНЫ ИЗРАИЛЯ

Получилась у нас вроде парламентская республика. Парламент наш (Дума, Рада, Сейм, Большой Курултай, Великий народный Хурал) именуется Кнессетом. Собранием.

Заседает там 120 душ, законы принимают на благо народу и Отечеству. Правительством руководит премьер-министр. Есть еще президент, но функции у него чисто декоративные – представительские, то есть, и в политику ему лезть нельзя. (Хотя Шимон Перес наш неугомонный этим пренебрегал, по обыкновению, – закон ему не писан).

С президентами, хоть они и не при делах, скандалы тоже иногда случаются. Эзер Вейцман, острый на язык, о царе Давиде как-то о-очень двусмысленно пошутил – да, кроме того, еще и гомосексуалистов походу обидел:
«Я люблю, чтоб мужчина был мужчиной, а женщина – женщиной!»
В наше время такое не прощают! Пришлось Вейцману извиняться…
А Моше Кацава – того вообще за развратные действия и изнасилования посадили. Даже Путин им восхитился, позавидовал. «Мощный мужик!» –сказал.
Правда, весь этот разврат и непотребство лет за шесть до того якобы содеяны были, с подчиненными Кацаву дамами.
Понятно, что происходило все по доброму согласию: единожды изнасилованная к нему «по наивности» опять в гостиничный номер пришла, а после повторного надругательства –поздравительные открытки к праздникам посылала. Чтобы не забывал. А потом –шантажировать начала.
Но времена сейчас суровые, феминизм поднялся в полный рост, – и свою семерочку Кацав все же огреб. И открытки поздравительные на суде не помогли. Так что вы, мужики, поосторожнее там… с секретаршами-то…

Передохнули? Тогда по третьей накатим – и дальше поехали.

Вроде все, как у людей – парламент выборный, премьер, даже президент для антуража – вместо королевы английской… Нет, други, – тут-то вся веселуха и начинается!

Система выборов в Израиле – не мажоритарная, а пропорциональная. То есть голос свой единственный отдают избиратели не за отдельного кандидата, а за партию. Партийный список, точнее.

Перед выборами каждая партия взахлеб рассказывает, как именно и какими способами она осчастливит народ Израиля, когда дорвется до власти, – и представляет списочек особо ответственных товарисчей, которые непосредственно будут этим заниматься. Осчастливливать. Причем списки – «закрытые», т.е. избиратель не имеет возможности пометить птичкой и продвинуть конкретного товарисча, который ему, избирателю, приятен и люб. Партия лучше знает своих членов.

И как в этот списочек заветный попасть, да на какое место – тут уже сама партия решает. Внутри себя. Согласно устава.

Где – все члены партии лучших из лучших выбирают, где – съезд, сходняк партейный, где – авторитеты, ЦК партии, а где – и сам пахан единолично, даже если оно в уставе и не прописано.

О том, сколько дерьма на внутрипартийных праймериз выливается и как оно бурлит и благоухает – рассказывать не буду. Не маленькие, чай. Слышали – а кое-кто и нюхал, наверное.

Частенько партии перед выборами в блоки объединяются – если паханам промеж себя договориться удается, конечно. Шансов больше в Кнессет пройти. Размер имеет значение, так сказать. И список общий подают.

Так что все, что остается нашему избирателю – это весь список целиком взять. Чохом. В наборе. Как в Советском Союзе на предприятиях продуктовые наборы «давали»: к банке печени тресковой дефицитной – пару банок «Завтрака туриста» в нагрузку, бутылку масла подсолнечного да полкило конфет засохших, «в ассортименте». И брали – куда денешься…

Независимому избирателю, как вы поняли, в Кнессет дорога заказана. Хочешь в депутаты – а ни в одной партии тебе место не светит? – Изволь, хабиби, свою партию основать и зарегистрировать!

И такой случай в Израиле был, кстати. Послушайте, заодно и отдохнете.

История Флатто-Шарона. Партия одного человека.

В 1975 году ломанулся в Израиль французский бизнесмен Сами Флатто, еврей, естественно. Ломанулся – поскольку прихватила его французская налоговая за неуплату налогов в особо крупных размерах и с особым цинизмом, а посему светил ему серьезный срок на французской зоне. И единственной для него возможностью избежать выдачи в лапы ажанов было получение депутатского мандата. Депутатская неприкосновенность. Чем он и занялся, благо деньги были.
Сменил имя на «Шмуэль Флатто-Шарон», чтобы на иврите красивше звучало, и основал партию со скромным названием: «Флатто-Шарон. Одиночку – в Кнессет!» Программа партии состояла из двух пунктов:
1. Не выдавать Флатто-Шарона французам!
2. Если не выдадите – враз решу жилищную проблему: дешевого жилья на съем для малоимущих понастрою!
Оба пункта народу понравились, а еще больше – Шмуликова хуцпа: наш человек! И на выборах 1977 года, когда французская юстиция уже начала жечь ему пятки, – прошел-таки в Кнессет, да еще взял целых два мандата, хотя в списке был только он сам, разумеется (Второй мандат отдал, в соответствии с законом, другой партии).
Иврита наш герой почти не знал, и вся Страна покатывалась со смеху у телевизоров, когда он толкал речи с трибуны Кнессета – тексты ему писали на иврите латинскими буквами. А его знаменитая перепалка с одним из депутатов, когда Флатто-Шарон был вынужден отвечать своими словами: «Три года ты только говорить. Что ты делаешь в стране? Что ты сделал для страны? Только все время говорить. Идиот!» – вошла в анналы.
Ну, потом Шмуэль Флатто-Шарон стал героем еще многих скандалов. В начале 90-х его все-таки прихватил Интерпол в Италии по запросу французов; он был освобожден под залог на время рассмотрения запроса – и сбежал в Израиль, перекрасив волосы; развел крупную французскую компанию на миллионы франков; посидел-таки в израильской тюрьме – и много чего еще… Жилья дешевого не построил, конечно. Но сегодня сказ не о Шмулике.

Отдохнули? Тогда еще по одной – и продолжим. Хорошо пошла!


Выборы, значит, закончены. Посчитали, сколько народу от каждой партии в Кнессет пробилось-просочилось. Лидер победившей партии или блока, который народу больше всего печенек наобещал и голосов собрал, премьер будущий, – начинает толковище. Коалиционные переговоры. Потому что нужно ему набрать минимум 61 душу, чтобы большинство в Кнессете иметь, – иначе ни один закон не провести. А лучше – больше, чем 61. Потому как и тут размер – коалиции, в смысле, – имеет значение. Для развязывания рук и свободы действий.

И начинается за закрытыми дверьми восточный базар. Наружу только крики доносятся да утечки из-под дверей вытекают. Ни одна партия поцелуй без любви не даст – в коалицию не войдет. А любовь свою премьер будущий конкретно доказать должен – постами министерскими для депутатов да финансами из бюджета. Калым за невесту. Ну, у особо идейных партий есть, конечно, идеологические требования – та самая красная черта, которую они не перешагнут и ни в какую коалицию не войдут.

Для религиозных партий, например, красная черта – еврейский характер государства. Посему религия в Израиле от государства не отделена.
Автобусы в шабат не ездят, поезда не ходят и самолеты не летают. Потому как шабат.
Праздники еврейские – выходные дни.
В госучреждениях – кашрут обязательный.
Ну, и многое другое. Светский брак – в ЗАГСе или в мэрии – не существует: только религиозный – по иудейскому, мусульманскому или христианскому обряду. Что создает, надо сказать, проблемы для атеистов упертых, а еще больше – в случае смешанных браков: ни иудаизм, ни христианство такой брак не признает, извольте пройти гиюр или, соответственно, креститься.
(Приходится таким парам ехать за границу, там заключать брак, – а потом уже регистрировать его в нашем МВД. Поскольку браки, заключенные за границей, государство признает – такая вот, прямо скажем, не самая приятная ситуация…)
Но принципы – принципами, а кушать хочется всем. В свое время ШАС – партия религиозных сефардов, восточных евреев, –поддержала безумное соглашение Осло – то есть передачу части Земли Израиля, Земли нашей Обетованной, – в руки Арафата и его банды. Что для верующего еврея есть вещь непозволительная, да и для неверующего – тоже. За финансирование ешив своих поддержала, где Тору учат – в которой об этом и написано. Потом, конечно, Арье Дери, лидер ШАС, каялся и голову пеплом посыпал. Но это уже – потом…


Но вернемся к нашим баранам, в смысле – к депутатам в Кнессете. К коалиционным переговорам, где особо доверенные партийные товарисчи-переговорщики бьются, аки львы, за министерские посты и долю малую в бюджете. А лучше – немалую…

– Как это, – спросите вы, – в Израиле что, депутаты министрами становятся? А как же разделение властей – необходимый признак демократии? Про это нам еще в школе рассказывали!
– А никак – отвечу! – Это в америках там – разделение властей, «система сдержек и противовесов»… А мы – израильтяне, народ неуравновешенный и несдержанный, – вот и демократия у нас соответствующая! И власть у нас, законодательная и исполнительная, – считай, единая и неделимая.


И вырисовывается в коалиционных переговорах зачастую удивительная ситуация: самыми весомыми становятся небольшие партии – мандатов по 5-6. Потому что с большими партиями или блоками все ясно – ху из ху и кому сейчас в оппозиции штаны да юбки протирать, – а вот маленькая такая партийка может серьезным довесочком в коалиции стать. Или не стать – как договорятся. У партеек таких серьезной, государственной программы обычно нет, представляют они определенный сектор населения, – скажем, религиозных ортодоксов определенного направления, или пенсионеров, или просто – «центристская» якобы партия с программой «Давайте жить дружно!», наспех сляпанная перед выборами аутсайдерами из других партий. В коалицию такая вот партейка пойдет с кем угодно – «кто дэвушку обедает –…» и т.д. Лишь бы кавалер щедрый. И в результате, если звезды сойдутся да карта ляжет, – получает такая «дэвушка» значительно больше своей реальной, – электоральной, то есть, – стоимости. От щедрот.

А система выборов как у нас называется – не забыли? – Правильно, пропорциональная…

Перекур, ребята. Кстати, о перекуре. Партий у нас много, сами понимаете, – сколько евреев, столько и мнений. Возникают они и исчезают, особенно перед выборами, как пузыри на поверхности болота. И лопаются так же. И запашок от них частенько такой же… соответствующий. Есть, правда, одна партия, которую народ наш любит и программу ее от души поддерживает – да только в Кнессет она никак пройти не может. «Але ярок» называется, «Зеленый листок». За легалайз марихуаны и легких наркотиков, до кучи. А не голосуют за нее, потому как и незачем ,– и безо всякого легалайза траву курят, кто хочет. Пыхают так, что дымы по всей Стране, как от шашлыков на День Независимости. Иногда кажется, что половина народу укурена, а в Кнессете – так и вообще почти все. Потому как иначе объяснить многое из того, что в Израиле творится, – ну никак невозможно!
Так что закурим, у кого что с собой, еще по стопарику – и дальше разбираться, почему хотели, как лучше, а получается – как всегда. Если не хуже…


Продолжим. Само собой, в любой коалиции, особенно когда коалиция маленькая и неустойчивая, – чувствуют отдельные несознательные партии свою незаменимость и начинают качать права и выдвигать ультиматумы. Либо по-моему будет – либо никак! Развод и девичья фамилия. Выхожу из коалиции – и пожалте, господа, бриться. На досрочные выборы. Можно, конечно, зарваться и переиграть: выйдешь из коалиции – а на твое место из оппозиции кто войдет, а то и вообще основная оппозиционная партия. Правительство национального единства. Ну, с единством в народе нашем плоховато, прямо скажем, – а в Кнессете, где лучшие люди из народа собрались, – вообще беда. А посему далеко не всегда отрабатывает он всю каденцию, все четыре года. Норма – это когда коалиция разваливается, объявляются досрочные выборы, – и через непродолжительнов время, до предела заполненное руганью, склоками, поливанием друг друга помоями и другими ароматическими жидкостями, – народ наш избранный дружными рядами привычно тащится к избирательным урнам. И все начинается по новой… Минфин подсчитывает убытки, политтехнологи и рекламщики – прибыль.

Ну, хорошо, скажете – издержки парламентской демократии. Все, как у людей – у других тоже так бывает. Допустим. Поехали дальше.

Прошел, скажем, Ицик из партии «Алеф» в Кнессет. Все честь по чести: голоса… ммм… мобилизовал, соратникам теплые места наобещал, конкурентов локтями растолкал, с председателем партии договорился по-хорошему. Проходное место в списке занял. Пробился-таки в Кнессет. И тут – разонравилась ему вдруг родная партия. Решил Ицик из нее выйти. По чисто идеологическим соображениям – как же иначе. То есть свернул наш «Алеф» с единственно верного пути, а принципиальный Ицик отказался, понимаешь, колебаться вместе с линией партии.

– Ну, и какие проблемы? – скажет избиратель. – Прошел Ицик в Кнессет по списку «Алефа», никто его персонально в Кнессет не выбирал. Раз ты такой принципиальный – клади, Ицик, мандат депутатский, на стол, иди домой. А на стул твой сядет следующий по списку. Сколько мест в Кнессете «Алеф» получил – столько у него и останется. Все логично.

– А вот и нет! – ласково улыбается израильская Демократия. – Из партии Ицик вышел – а в Кнессете-то останется. На своих 16 аршинах кнессетовских сидел и будет сидеть. А может и в партию «Бет» перейти, во фракцию ейную, ежели на то его воля депутатская будет. С мандатом в кармане.

– Да как же такое возможно?! – завопит избиратель. – А как же голос мой? Я же не лично за Ицика, изменщика подлого, голосовал – за «Алеф» любимый!

– А ты расслабься, хабиби, не волнуйся, – по-свойски хлопает его по плечу Демократия. – Ты свое дело сделал, бюллетенчик в урну бросил. Ицик в списке твоем был? – Был! В Кнессет прошел? – Прошел! Вот и гуляет он теперь по буфету, как хочет и с кем хочет, а дальше уже – не твоего, яани, ума дело. Отдыхай. Пивка вот попей холодненького – хамсин сегодня…

Мужики, водочки мне плесните, мужики! Ну не догоняю я… Ну убейте меня об стену – не понимаю я эту логику! Сколько лет здесь живу – не по-ни-ма-ююю!!! Ну как же так можно то, а?
Ща, полегчало чуток. Пришла… Передохну вот немного – и дальше покатимся.


С некоторых пор, правда, индивидуальные переходы из одной фракции в другую в Кнессете запретили. То есть выйти из своей фракции и стать независимым депутатом одиночке разрешено (при том, что баллотироваться в Кнессет независимый кандидат не может!), а вот в другую перебежать – не меньше трети фракции должны. Командный забег.

Другими словами – групповое изнасилование воли избирателей по предварительному сговору. По мне – так это отягчающее…

В октябре 95-го Ицхаку Рабину надо было – кровь из носу! – утвердить в Кнессете соглашение Осло-2 – вторую часть безумного и преступного договора с Арафатом. Минимального необходимого большинства в Кнессете, даже вместе с арабскими партиями, у Рабина не было – по Стране уже катился вал арабского террора: расстреливались автомашины, взрывались автобусы. Этого большинства – 61 голос – Рабин добился, прикупив пару перебежчиков из правой партии «Цомет», Гонена Сегева и Алекса Гольдфарба. За подлость свою получил Сегев пост министра, Гольдфарб – замминистра. Прозвали его после этого – «Алекс-Мицубиси», поскольку полагался замминистра по статусу именно такой служебный автомобиль. Эстер Салмович, вышедшая из фракции «Цомета» вместе с ними, голосовать за Осло-2 отказалась.

Дорого Стране эта подлость обошлась, дорого… Большой кровью.

Через 9 лет Гонена Сегева арестовали с 32 тысячами таблеток «экстази» на таможне, которую он пытался пройти без досмотра по просроченному диппаспорту. Он получил 5 лет тюрьмы и 2 года условно. Об Алексе-Мицубиси ничего не известно. Живет себе…

А в 2005-м году у Арика Шарона, премьер-министра от партии «Ликуд», возникли серьезные разборки с родной партией – из-за его «плана размежевания», выхода из сектора Газа, – который «Ликуд» не поддержал. Шарон объявил референдум «Ликуда», бия себя кулаком в широкую грудь – мол, как народ ликудовский порешит – так и будет. Когда 60% ликудников выказались против – Шарон раскинул пальцы веером, уволил из правительства несогласных с «размежеванием» министров и добился-таки своего.

Закон о всенародном референдуме по расколовшему Страну «размежеванию» был провален – демократия, однако.

А Шарон вышел из «Ликуда» и объявил о создании новой партии – «Кадима». Куда, естественно, и рванули наперегонки многочисленные депутаты-перебежчики из других партий – больше всего из того же «Ликуда». «Прокадимцы». В результате чего на оставшееся до следующих (внеочередных, естественно) выборов время «Кадима» стала правящей партией, а Арик Шарон остался премьером.

Повторяю: при системе выборов в Кнессет по партийным спискам – вышедший из победившей партии премьер остался премьером, а не существовавшая на момент выборов партия – стала правящей! Более того, когда в январе 2006-го Шарон перенес инсульт и отключился, в кому впал, – юридический советник правительства по беспределу назвал смотрящим, то есть исполняющим обязанности премьера, – его зама из «Кадимы» Эхуда Ольмерта, также перебежавшего из «Ликуда». Крупной рысью… При том, что и по закону и по понятиям им должен был стать ликудник.

Апелляция возмущенного Ликуда была отвергнута Верховным судом – нет в Кнессете «партий», а есть «фракции». А переходить из одной фракции в другую и создавать новые Закон о Кнессете дозволяет, да и доктора (правильной политической ориентации, естественно) справочку подмахнули, что Арик вот-вот оклемается и к делам вернется.

Ну, о Верховном Суде нашем, самом справедливом в мире, мы еще поговорим…

Знаете, мужики, мне тут старый анекдот вспомнился. С душком анекдотец, звиняйте, – но больно уж в тему.
Приходит Иван к Абраму:
– Слушай, Абрам, одолжи рубль – позарез надо! Через неделю два рубля отдам!
– Хорошо, бери. Только вот топор в залог оставь – мало ли что.
Оставил Иван топор в залог, получил рубль. Уже почти вышел – Абрам в дверях окликает:
– Вань, а тебе ж, наверно, сложновато сразу два рубля-то отдать будет?
– Да, в общем… да. Два рубля – деньги серьезные…
– Так ты мне один рубль сейчас отдай, а второй – через неделю, все полегче будет!
– Слушай, а точно!
Вернул Иван Абраму рубль, вышел и думает: «Чот я не пойму… рубля нет, топора нет, еще рубль должен… И главное – все по-честному!»

Так примерно и избиратель израильский себя чувствует… Ясно, что развели его и кинули, как лоха, а вот как именно – не догоняет. Все по-честному…
Ладно, поехали дальше, пока мозг не закипел.


III. Правительство. Вожди Израиля.

Как вы уже поняли, реального разделения между законодательной и исполнительной властью у нас нет. То есть депутаты наши – они же и министры. Не все, конечно, – те, которые самые приближенные к лидеру и продвинутые в списке. Ради того и соперников на праймериз мочат и голоса добывают любыми средствами.

По закону положено в правительстве 19 министров. Немало, конечно. Только желающих министерский пост получить – гораздо не меньше. А любовью своей, напомню, обделить нужные партии премьер не может – коалицию не создаст. Закон о правительстве, кстати, просто так не поменяешь, – он один из двенадцати Основных законов. А вот поправочку временную к нему – сделать можно. В результате в отдельные каденции достигает стадо министров 30 голов. Кому министерства не хватило – министр без портфеля. Вот он без портфеля на заседания правительства и приходит – все свое в карманах носит.

А с опортфеленными министрами-депутатами – такая картина. Поскольку в политике – и, соответственно, в Кнессете, – одни и те же личности годами, а то и десятилетиями, обитают и тусуются, – перепархивают они с министерства на министерство легко. Как птицы – с ветки на ветку. В одну каденцию тот же Ицик – министр финансов, в другую – транспорта, в третью – просвещения. Настоящая демократия! Ну где еще профсоюзный босс может стать министром обороны, а раввин – министром внутренних дел? – Только в Израиле!

Моя бы воля – я бы наших министров, конечно, министрами не называл. «Партийные комиссары» – самое точное определение. Из номенклатуры.

– Как же тогда министерства работают вообще, если что ни выборы – то и новая метла, – это притом , что и выборы-то всегда досрочные? – спросите. – Отвечу: аппарат.

Метла-то новая метет, конечно, – но по верхам. Команду руководящую новый комиссар, – министр, то есть, – конечно, с собой приводит, – а вот аппарат прежний остается. Проверенный. Способствует этому удивительное изобретение израильского трудового права – «квиют». «Постоянство». То есть спустя некоторое время после начала трудовой своей деятельности становится госслужащий «постоянным работником». Означает это, что уволить его можно только по какому-то особо серьезному поводу и исключительно с согласия профсоюза. Каковое согласие профсоюз, конечно, не дает и давать не собирается: чуть что – забастовку объявляет! В результате уволить чиновника становится практически невозможно – легче самому уволиться… А как работает чиновник, которого нельзя уволить, – вы себе представляете? Вот и я о том…

В результате министры приходят и уходят – а чиновники остаются. И саботировать, при желании, указивку сверху или реформу какую – могут легко. А по традиции привыкли они равняться налево – исторически так у нас сложилось. Вот вам одна из причин, почему народ вроде правое руководство выбирает – а политику все равно влево заносит. Хотя и не единственная, конечно, тому причина…

А сейчас обязательно, мужики, еще по одной принять надо. Потому как подошли мы, наконец, к самому удивительному явлению уникальной нашей демократии: БАГАЦу.

IV. БАГАЦ. Судьи народа Израиля.

Чем занимается Верховный суд в нормальной – то есть нееврейской – стране?
Судит. Суд высшей инстанции – апелляции принимает на решения нижестоящих судов. Гражданских и уголовных. И решение по ним выносит – окончательное. Потому как – Верховный суд.

– А как судит? – А по закону, законодателем принятому. – А законодатель кто? – Верно – парламент, народом избранный. Тут тебе и демократия, и разделение властей во всей красе: парламент законы принимает, суд по ним судит, а правительство – правит. (Единственный случай, когда Верховному суду дозволено отменять закон – это когда принятый парламентом закон противоречит конституции, а отдельного Конституционного суда в государстве нет. Тогда Верховный суд выступает в качестве Конституционного).

– А что суду делать, если вопрос какой в законе не прописан? – Да ничего не делать. Закона нет – и суда нет. Если вопрос не находится в правовом поле – суд такое дело и к рассмотрению принять не может. Никакой суд – ни низшей инстанции, ни верховный. Посему и в любом иске, и в решении суда всегда ссылка на закон присутствует. Какой закон, по мнению истца, нарушен – и каким законом суд руководствовался, когда решение выносил. А как иначе?

Это у других так. У американцев, к примеру. А у нас – все по-своему.

То есть Верховный суд, БАГАЦ, тоже выступает в двух, так сказать, ипостасях. Одна – как у всех: то, что я уже назвал – суд высшей инстанции. Зато другая ипостась – уникальная: Высший суд Справедливости! Аббревиатура «БАГАЦ» так и расшифровывается: Бейт-Мишпат Гавоа ле-Цедек. Высший суд Справедливости.

Ну, «справедливость» у евреев – это пунктик. Во все времена. В генетике уже сидит. Борются евреи за справедливость для всех, до кого только дотянуться могут – от российских рабочих и крестьян до американских негров и палестинских арабов. Потом, конечно, огребают от своих подзащитных, как положено… ох, опять я отвлекся! Больная тема…

В Основном законе Государства Израиль «Судебная власть» (гл.15, п. «гимель») так и сказано:
«Верховный суд заседает также в качестве Высшего суда Справедливости; в этом качестве он рассматривает вопросы, в которых он считает необходимым предоставить судебную защиту во имя справедливости, и которые не относятся к компетенции другого суда».

А поскольку «справедливость» и «несправедливость» – понятия сильно субъективные, и любое решение любого государственного органа – включая Кнессет! – для кого-то будет «несправедливым», – провозгласил избранный в 1995-м году Председателем Верховного Суда Аарон Барак принцип: «Аколь шафит». «Все подсудно». Как он объяснил в одной из своих лекций, «любое человеческое поведение является предметом судебного разбирательства и нет неподсудных тем … У суда нет границ»…

И начал БАГАЦ принимать к рассмотрению иски по вопросам, законом не предусмотренными. Да и сами законы отменять – по своему разумению. «По справедливости».

Это мы с вами думаем, что Высший Суд и Высшая Справедливость – не на Земле и не в руках человеческих. А, оказывается, вот они где – в БАГАЦе!

– Назначил премьер Гендиректором Управления по борьбе с наркотиками мужика. БАГАЦ назначение отменяет: феминистки жалобу подали. Среди кандидатов дама была – гендерная дискриминация…

– Принял Кнессет закон о нелегальной иммиграции: нелегалов-«беженцев» из Судана и Эритреи, которые тысячами через египетскую границу просачиваются, держать в лагере для нелегалов до трех лет. (По международным законам беженцами они не считаются: в Египте им уже ничего не грозит). БАГАЦ: закон отменить, лагерь закрыть! Договорился Кнессет лагерь сохранить, снижает срок пребывания нелегалов в лагере до 20 месяцев. БАГАЦ: не больше года! По какому закону? – Мы так считаем…

В Южном Тель-Авиве, где нелегалы терроризируют местное население, грабят, насилуют, – судьи-гуманисты не проживают. У них виллы в Савьоне…

– Приняла решение Государственная комиссия во главе с министром просвещения наградить Государственной премией известного правого журналиста Шмуэля Шницера. БАГАЦ решение отменяет: журналист возражал против «репатриации» в Израиль эфиопских христиан, чьи предки вроде бы иудеями были, но потом в христианство перешли. (По «Закону о возвращении» не имеют они права на репатриацию). БАГАЦ решение комиссии отменяет: расист он, ваш журналист!

Вот когда эту же премию Шуламит Алони, левачке упертой, давали – БАГАЦ такую же апелляцию отклонил, хотя поливала она религиозных и поселенцев куда как образней, чем Шницер об эфиопах говорил. При том, что лауреат Госпремии всенародно признан быть должен. Чего о Шуламит точно не скажешь…

– Приняла решение Комиссия Кнессета по выборам не допускать до следующих выборов арабскую депутатшу Ханан Зоаби, поддержавшую похищение и убийство террористами трех израильских подростков, участвовавшую в вооруженной провокации с «прорывом блокады» Газы – в полном соответствии с законом не допустила. БАГАЦ решение Комиссии отменяет: достойна Зоаби заседать в Кнессете и принимать законы Государства Израиль! Не набралось в ее действиях и высказываниях «критической массы»…

А вот раву Меиру Кахане (זצ»ל), праведнику народа нашего и провидцу, и партии его – БАГАЦ дорогу в Кнессет перекрыл наглухо…

И так далее, и так далее, и так далее… И в армейские дела БАГАЦ вмешивается, в правила ведения боя и открытия огня, и во многое, многое другое… Все подсудно… «Судебный активизм» это в Израиле называется. По мне – так это судебный беспредел.

О «размежевании» проклятом шароновском я уже и не говорю… Санкционировал БАГАЦ этническую чистку – выселение тысяч евреев с принадлежащей им по Божьим и человеческим законам земли, разрушение домов, осквернение синагог и кладбищ. Разрушение жизней… От солдат ЦАХАЛа потребовал нарушить присягу и выполнить незаконный приказ… Все во имя «высших целей» – «мира и безопасности». Все апелляции против «размежевания» БАГАЦ отклонил.
Не принесло преступное решение ни мира, ни безопасности – только никто из судей неправедных ответственности за это не понес. Пока не понес…

– А кто ж этих мудрейших из мудрых, наместников Бога на Земле выбирает? – спросите. – Весь народ, не иначе? Или хотя бы Кнессет каждую кандидатуру под микроскопом рассматривает?

Вздохну тяжело… – Выбирает судей наших многомудрых комиссия. Из девяти человек.
В комиссии всякой твари по паре: два министра – юстиции и еще один, два депутата Кнессета, два адвоката из Коллегии адвокатов. А оставшиеся трое – не упадите только! – Председатель БАГАЦа и двое судей БАГАЦа! То есть сами себя и выбирают – тем более, что достаточно для голосования семи из девяти членов этой замечательной комиссии!

И при этом самоизбранные судьи отменяют законы, принятые Кнессетом – избраннным народом законодателем! И принимают к рассмотрению вопросы, вообще не находящиеся в правовом поле! И выносят по ним решения не по закону, которого нет, – а «по справедливости». То есть – по «понятиям»! Уму ведь непостижимо!

То, что «понятия» у них левые, левее некуда, – отдельно писать уже не буду. И так ясно. По деяниям их…
– Мужики, водка у нас еще осталась? Допили все? Слушай, молодой, сгоняй в магазинчик угловой, возьми пару бутылочек, подешевле какая. А то нехорошо мне совсем… – Что, принес уже? Ну, молодец, быстроногий!
Наливай, мужики, будем итоги подводить.


Итак, что мы в результате имеем:
1.Гражданин может выбирать депутатов Кнессета только по закрытым партийным спискам. Возможности выбирать депутатов персонально и отзывать их в случае невыполнения своих обязательств у избирателя нет. При этом внутрипартийная демократия может отсутствовать, а повлиять на место кандидата в партийном списке избиратель также не может.
Никакой ответственности перед избирателем за свою деятельность депутат не несет.
2.Избранный в Кнессет депутат может выйти из фракции той партии, по списку которой он был избран, и перейти в другую – оставаясь при этом депутатом Кнессета. Никакой ответственности за обман общественного доверия и кражу голосов избирателей депутат не несет.
3.Гражданин лишен возможности напрямую участвовать в выборах главы государства. Премьер-министр имеет возможность выйти из партии, по спискам которой он избран в Кнессет, и при этом сохранить власть.
4.Разделение властей отсутствует. Депутаты совмещают депутатские и министерские должности, что ухудшает качество власти и управления.
5.Равновесие между ветвями власти грубо нарушено. Неизбираемый Высший суд справедливости поставил себя над избранным законодателем – отменяя законы, вторгаясь в политику и вынося решения по вопросам, не входящим в сферу его компетенции. По существу, имеет место узурпация верховной власти БАГАЦем.

Это я учеными словами изложить постарался. Как в нижках пишут. Может, где-то что-то и напутал, но вроде все верно.
А теперь – своими словами. От души.

Кус эммак, йа-шармута!
Кус охтак, кус март аббук, джаляб!

Если все вышеперечисленное вы называете «демократией» – так имел я эту демократию в виду так же, как она имеет меня! Потому что все первичные и вторичные половые признаки настоящей демократии описаны в любом учебнике! И нарисованы на стенке в каждом парламентском сортире, как образец!

Так что не надо долбить мне мои старые мозги. Не надо! Пускай мне по голове руками и ногами настучали в молодые годы, когда подпольным карате в Союзе занимался, – я еще кое-что соображаю, и честный базар от кидалова отличить могу.

По мне, чем такая «представительная демократия» с мафией судейской левацкой, власть захватившей, да с номенклатурой непотопляемой, – так уж лучше честная монархия: всё на виду, и мозги тебе никто не парит и не трахает. Царя Израиля над собой хочу! Царя – хоть праведника, хоть злодея, – но по-честному!

Ох… извините, народ, что разорался так. Сорвался… Накипело ведь…

Давайте, выпьем, мужики, по последней. Нет, не лехаим. За демократию. Власть народа, то есть.
Которая, возможно, и могла бы у нас быть – да не случилась.

Ясное дело – не чокаясь…


http://www.gazettco.com/skaz-ob-izrailskoj-demokratii/