Maof

Thursday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В случае подачи в отставку, после торжеств левых и опасений правых, мы останемся с чувством пустоты. Потому что уже годы, как любой спор тут заканчивается словом Нетаниягу

Предположим, что он уйдет. Наступит вечер, когда журналисты получат сообщение на мобильные телефоны: "Премьер-министр выступит с особым заявлением в 20:00". В 8 вечера мы все будем сидеть перед телевизором - левые с кукурузными хлопьями, а сторонники Нетаниягу со страхом в глазах - и выступление задержится на полчаса, и множество комментаторов в студиях используют это время для прогнозов различных сценариев и украдкой будут улыбаться друг другу каждый раз, когда будет высказываться опция подачи в отставку. И тогда раздастся шум в той комнате в доме на улице Бальфур (где стены протекают), и Биньямин Нетаниягу подойдет к подиуму и сделает короткое заявление:
"В течение всей моей жизни я действовал на благо интересов государства Израиль, я служил Стране в саерет маткаль, в ООН, в Кнессете, служил всей душой повсюду, где находился. Но теперь, учитывая множество расследований, я не могу больше".
100%, что он использует этот оборот (прим.перев. - "Я не могу больше", - сказал Бегин перед уходом в отставку)
"Я обещаю вам, что выйду чистым из всех расследований и беспрецедентных нападок на меня, но я чувствую, что не могу больше посвящать все свое время государству Израиль. Настоящим я заявляю о подаче в отставку с должности премьер-министра. Я и моя семья благодарим вас за поддержку. До свидания".

Вначале воцарится тишина, которая бывает только после самых драматических новостных сообщений. Потом начнутся интервью. Первым будет Кац, который похвалит благородное поведение Нетаниягу и срзу начнет говорить, что он видит себя самым подходящим заменить того. Под конец он скажет что-то об острове, который он хочет построить для газаватов, но его прервут посредине, чтобы начать интервьюировать Лапида.

Председатель Еш атид с его характерным полуфальшивым "мемлахтиют" (общегосударственный подход) скажет, что "благодарен Нетаниягу за то, что не втянул страну в судебную чертовскую пляску". Через секунду он добавит, что это время выйти в новый путь и, разумеется, дать ему руководить государством. И тогда перейдут к Нафтали Беннету.

Глава партии Байт йегуди скажет в начале своего выступления, что это "грустный день для государства Израиль", и поспешит прояснить, что чтобы предотвратить приход левых к власти, нужна сильная партия Байт йегуди> Сразу после этого выступит Ави Габай и скажет что-нибудь, но уже никто не будет слушать.

Тем временем в радиостудии Орен Хазан скажет, что не отрицает министерскую должность в будущем правительстве. По другому телеканалу Шимон Риклин разорвет рубашку в знак траура. Эльдад Янив пропустит пару рюмок с Амноном Абрамовичем в то время, как Бен Каспит уже передаст в редакцию свою утреннюю газетную колонку под заголовком "Благословен избавивший нас от него". В промежутке проинтервьюируют внучку Рабина, которая скажет, что наконец-то сотворена справедливость по отношению к настоящему ответственному за убийство.

Назавтра в газете "Гаарец" заголовок будет вопрошать: "Если оккупация развращает, то разве удивительно, что все коррумпированы?"

Как Бар Рафаэли. Почти

Потом пройдет неделя, еще неделя, и утихнет фестиваль. И постепенно воздух будет заполняться чувством пустоты, которая будет усиливаться с каждым днем. Не потому что у Нетаниягу нет замены. Это глупости. хоть он на несколько голов и лиг выше, чем все, что есть на местности, но в стране, где уже сменили Бен-Гуриона и Бегина, надо полагать, что не положат на стол ключи от сионистской мечты на следующий день после ухода Нетаниягу.

Ощущение пустоты заполнит нас, потому что на протяжение многих лет Нетаниягу был фронтом и всем. Любой спор как-то заканчивался им. Левые были заняты только изображением Нетаниягу самым большим демоном на земле. Надо полагать, что если бы не занимались этим, то преуспели бы лучше на выборах. Напротив, правые освящали образ Нетаниягу до такой степени, что забыли подготовить достойную опытную замену.

Кстати, сам Нетаниягу не свободен от ответственности за такое поведение правых и левых. Не раз он давал левым причины видеть его демоном, и нет сомнения, что годами видел себя слишком красивым нарциссом, чтобы кто-то вырос рядом с ним на правой грядке.

Иногда кажется, что Нетаниягу - настолько крупный политик, что его противники и сторонники не готовы надлежащим образом к дню после его ухода. Они больше заняты боданием этого политического мамонта и не опасаются в достаточной степени того момента, когда общественность обратит внимание на то, что они мелюзга. Независимо от того любите ли вы Нетаниягу или ненавидите его, он поставил израильской политике годы тишины. Как капитан футбольной команды в комнате слабаков или как Бар Рафаэли на ридительском добрании в детском саду, Нетаниягу почти всегда сосредотачивал всеобщее внимание на себе.

А теперь вопрос: назавтра кого обвинять, когда уже уже не кого обвинять?

Кого обвинят левые в замораживании переговоров с ООП? Ведь они в глубине души знают, что нет палестинского лидера, способного подписать договор, и нет у нас крупного лидера, способного провести подобный процесс. До сегодняшнего дня было удобно сваливать ответственность на Демониягу, но что будет после него?

А стоящим справа от Нетаниягу будет гораздо труднее сваливать на него ответственность за то, что недостаточно строят в поселениях и не аннексируют достаточно и не бомбят террористов достаточно, если они сами будут сидеть в кресле руководства.

Лебедь - государственный свидетель

Я не спешу читать прощальную речь по Нетаниягу, но если расследования победят его, я уверен, что обе стороны будут тосковать по нему.

Мне 35 лет, и вся моя сознательная политическая жизнь прошла, когда Нетаниягу был в картине. Я уснул в 1996г. с известием, что Перес выиграл выборы, и проснулся, узнав, что победил Нетаниягу. Я помню, как он был побежден Бараком, как он был министром финансов, спасшим экономику, как во время "размежевания" слишком поздно подал в отставку, когда он победил и потом опустился до 12 мандатов, а потом победил снова и снова.

Я не знаю является ли это лебединой песней Нетаниягу, и я надеясь, что тем временем лебедь не подписал соглашение быть гос.свидетелем. Но я знаю, что я лично буду тосковать по нему. Я немного ра голосовал за него (всего 2 раза). Но будучи человеком, поддающимся давлению, я всегда умел оценить его стойкость перед сумашедшим давлением СМИ (Боже, как я боюсь СМИ после эпохи Нетаниягу), мощным давлением со стороны грязных мировых лидеров (Обама) и жестоких политических соперников.

Теперь нам только осталось посмотреть: в самом ли деле это конец. Потому что если нет, мои левые друзья, я не хочу давить на вас, но выход из такой ловушки стоит, по крайней мере, 74 мандата.

https://www.makorrishon.co.il/opinion/23563/

("Макор ришон" 23.02.2018)

Перевел Моше Борухович

(прим.перев. - разумеется, в заголовке используется песня Мати Каспи, слова Натана Заха)