Maof

Friday
Aug 14th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Ряд депутатов формирующейся коалиции слишком близко знакомы со следственными кабинетами. Сейчас они попытаются создать новую систему сдержек и балансов, которая не сулит ничего хорошего правоохранительным органам

Первое торжественное заседание фракции Кахоль-лаван открылось ни шатко, ни валко. Когда у блока есть двухголовое руководство, еще можно стерпеть две речи, которые, в сущности, являются пресс-релизами без предоставления журналистам возможности задать вопросы. Но если блок состоит из трех партий (Хосен Исраэль Ганца, Еш атид Лапида и ТЕЛЕМ Яалона) и еще двух считающих себя лидерами (Ашкенази и Нисенкорен), то это превращается в длительную тягомотину.

Многоголовое руководство не срабатывает. Тот, кто понимает это и ненавидит такую действительность, - это Яир Лапид, привыкший быть лидером созданной им партии, а сейчас он обнаруживает себя второй скрипкой инструментальном квартете, при чем вскоре выяснится до какой степени каждый играет сам по себе. Если бы вы спросили Лапида – здравого политика – разделит ли он когда-либо руководство с кем-то, то он гневно отмахнулся бы и справедливо указал бы на партии, разрушившиеся из-за такого дуализма, например, партия Авода. И ШАС стояла перед развалом, пока Арье Дери вместе с Овадьей Йосефом не указал Эли Ишаю путь на выход.

Заплатившим до сих пор цену за участие в заседании фракции был Габи Ашкенази. Ганц начал с выученной наизусть речи. Лапид продолжил с краткой и агрессивной оппозиционной программой. Яалон продолжил линию несколькими дикими преувеличениями, которые уже нанесли серьезный ущерб блоку Кахоль-лаван во время избирательной кампании. Яалон – единственный в этом блоке, обиженный премьером до глубины души. Он был вынужден уйти с поста министра обороны, блуждал в политической пустыне 3 года и вел оттуда трудную борьбу. Можно понять его мстительность, но когда Яалон говорит о Нетаниягу как о "предателе" или называет положение страны "чрезвычайным" – он лишь подталкивает сторонников Нетаниягу еще больше поддерживать его. "Предательство" – предосудительное ругательство – с какой бы стороны ни раздавалось - а чрезвычайное положение было тут один раз, когда 3 соседние крупные страны угрожали уничтожить нас. Больше это не случится. Термины апокалипсиса отдаляют о приводят к недоверию к политику, использующему их.

Ашкенази был четвертым выступающим на том заседании. К его несчастью, журналисты начали получать сообщения о начале заседания фракции Ликуда во главе с премьер-министром. Их отток начался в середине выступления Ашкенази. Мне трудно предположить, что так представлял себе 19-й нач.генштаба поведение журналистов во время его первого выступления, но очень быстро поймет, что члены оппозиции бегают за журналистами, бегающими за членами коалиции, потому что в коалиции можно найти настоящие темы. В любом случае мы наблюдали несколько странный спектакль. На протяжение лет СМИ бегали за Ашкенази и мечтали получить его высказывание, а он молчал. Сейчас он заговорил, а журналисты убегают. Будет интересно посмотреть, как Ашкенази справится с развивающимся разочарованием.

Коалиция мести и платы

Тем временем Нетаниягу занимает горизонт. Его коалиция будет создана, несмотря на вымышленные и искусственные трудности по пути, как бывает на любых коалиционных переговорах раз в 4 года. Нет тут настоящих барьеров и преград, а бюджетные требования всегда преодолеваются – ведь это общественные, а не личные деньги, их можно щедро раздавать. Закон о призыве – блеф, как мы уже указывали. Харедим поддерживают этот законопроект, и он пройдет в том или ином варианте. А самой главное – закон о парламентской неприкосновенности и параграф преодоления, предназначенные вызволить премьер-министра от необходимости "шимуа" (выслушивания) перед юр.советником.

Желающие ущучить коалицию Нетаниягу называют ее "коалицией обвинительного заключения" или "коалицией парламентской неприкосновенности". Я бы назвал ее "коалицией мести и платы". Нет человека, совершившего преступление, который не считал бы себя невиновным. Нет побывавшего в следственных кабинетах Лахав-433 и не уверенного, что против него творится ужасная несправедливость. Свои тяжелые впечатления от следственных кабинетов и тюрьмы приносят сейчас главы фракций коалиции, сфотографировавшиеся на этой неделе вместе с президентом и председательницей Верховного суда, в новый свод законов страны.

Премьер-министр Нетаниягу думает о полиции и прокуратуре ужасные вещи, как мы поняли в этом году. Во время предыдущего дела о подарках – 20 лет назад – мы несколько раз слышали, как он называет их преступниками. Нет гарантии, что он изменил свое мнение. Арье Дери, председатель партии ШАС и бывший заключенный, который по пути в суд по делу об уклонении от уплаты налогов, уверен, что правоохранительные органы придираются к нему. Авигдор Либерман ненавидит полицию и прокуратуру, которые отдали его под суд после 20 лет слежки и следствия, хоть и признали его невиновным по делам о взятках. Бецалель Смотрич – из глав блока правых партий – идеологический большевик во всем, что касается лишения суда силы.

К гневным главам коалиции присоединился недавно новый игрок. Это зам.министра Яков Лицман, допрашивавшийся недавно в качестве подозреваемого в превышении властных полномочий в пользу приближенных. И у него остались шрамы. Во время следствия Лицман бросил следователям: "После того, что я тут натерпелся, я понимаю Нетаниягу". Он будет рад, как и Нетаниягу и другие, создать новую систему сдержек, более удобную для политиков, в основном, тех, что встретились со следователями.

Что было бы, если

Новая политическая реальность не предвещает ничего хорошего правоохранительным органам. Я полагаю, что, как в прошлом, Нетаниягу не будет отдан под суд. Его партнеры по судьбе коалиции, к которым можно добавить дополнительных подследственных и подозреваемых в прошлом и настоящем, вроде Давида Битана и Давида Амсалема, проведут законы о парламентской неприкосновенности и параграфе преодоления, несмотря на недовольство Кахалона или при его поддержке. Поэтому дело не дойдет даже до шимуа (выслушивания у юр.советника), и так пропадут 250 млн шек, которые полиция и прокуратура потратили на расследования против Нетаниягу в стране и за границей, вместе с рекомендациями полиции об отдаче под суд. Юр.советник ведет сейчас арьергардный бой против премьер-министра, возможно, безнадежный.

2 замечания под конец. Так ли хотел видеть Биньямин Нетаниягу свою каденцию – под облаком подозрений и в войне с правоохранительными органами? Ведь даже он победит, результатом будет подрыв демократических учреждений, унижение полиции, прокуратуры и суда на целое поколение, видящее и слышащее это.

Во-вторых, вел ли бы Нетаниягу себя иначе по отношению к переговорам с арабами, если бы над ним не витало обвинительное заключение? Может, использовал бы момент, создал правительство единства без партнеров справа и принял бы с Ганцем и Лапидом план Трампа? Кто знает.

("Макор ришон" 3.05.2019)

Перевел Моше Борухович