Maof

Monday
Nov 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Яир Лапид препятствует созданию возможной коалиции Кахоль-лаван с харедим, а из-за запутанного юридического положения Нетанияну не было создано самое правое правительство

Среди противоречивых заявлений, сенсаций, личных счетов и капризов, из-за которых Авигдор Либерман отправил нас на новые дорогостоящие выборы, есть все 2 высказывания, слышимые как аксиома. Либерман утверждает – и справедливо, к моему сожалению – что нет опасности для власти правых, по крайней мере, на несколько поколений, а также что Бени Ганц сможет создать коалицию только с полярным медведем.

Правда и в этом аргументе Либермана есть некоторая проблема с логикой. Правые останутся тут у власти надолго, в основном, благодаря харедим и хардальникам (хареди-леуми), против которых Либерман выступил на войну и за счет которых он собирается исправить свои незначительные результаты на последних выборах. Но если харедим и Смотрич такие ужасные, как утверждает Либерман, то почему бы ему не сменить полярного медведя и не вступить в коалицию с Ганцем и Лапидом – его идеологическими партнерами по секулярному вопросу?

В любом случае демографическая ситуация, на которую указывает Либерман, превращает прошлые и будущие выборы в заранее проданную игру. Ведь всем ясно, что если бы не обвинительные заключения против Нетаниягу и если был бы другой кандидат от Ликуда, то возникло бы новое правое правительство, опирающееся на 65 мандатов, к которым надо добавить, по крайней мере, 4-5 мандата, не прошедших избирательный барьер на последних выборах. Всем ясно, что левые и центристские партии, в основном, Кахоль-лаван и Авода, затрудняющиеся вступить в коалицию с арабскими партиями, не могут найти другого партнера для формирования правительства. Ганц и Лапид торчат в тупике и даже если получат 40 мандатов, не смогут ничего с ними сделать.

Кроме этого, среди правых и религиозных сантимент гораздо сильнее и ряды гораздо сплоченнее. Если бы мы установили избирательный участок в ЛАГ ба-омер на горе Мерон, то надо полагать, что 90% из 250 тысяч участвовавших в торжестве проголосовали бы за правых. Правые, религиозные и традиционалисты составляют большинство народа и левым трудно проникнуть туда, тем более с нулевой мотивацией внедриться в это общество. Дух оппозиции, характеризующий блок Кахоль-лаван, не предвещает ничего хорошего. На последних выборах этот блок, имея в своем списке явно правых Цви Хаузера и Йоаза Генделя, не смог сдвинуть в свою пользу даже один мандат от Ликуда. Месяц назад Кнессет был распущен, а в блоке Кахоль-лаван, в основном, путаница и амбиции.

Стратегический советник Ронен Цур обнаружил на этой неделе встроенную проблему. Он тесно работал с Кахоль-лаван на последних выборах. На этой неделе он утверждал, что отношение этой партии к харедим препятствует ее приходу к власти. В сущности, он сказал, что Яир Лапид – жернов на шее партии, поскольку он против коалиции с харедим и презираем ими. В ответ Цур получил грубые реплики в Твиттере от советников Лапида.

Правда на стороне Цура. Лапид – отличный оратор, но его сравнительно краткая политическая история (всего 6 лет) забросила его в такие ямы, из которых он не сможет выбраться. Все попытки разрешить конфликт с харедим только обострили ситуацию. Неприятие Лапида стало символом среди лидеров харедим, а депутаты Гафни и Лицман соревнуются кто представит более жесткую позицию по отношению к нему.

Короче, есть тут простая арифметика. Невозможно прийти к власти, имея изначально минус 30 мандатов. Нет гарантии, что отмена соглашения о ротации между Ганцем и Лапидом изменит картину. Нет гарантии, что если на первом месте в списке Кахоль-лаван, то это сдвинет харедим влево, но в создавшейся ситуации всем в Кахоль-лаван жаль тратить время и это причина странной апатии за 90 дней до выборов.

Волнорез

Если Лапид – жернов блока Кахоль-лаван, то Биньямин Нетаниягу – своего рода препятствие для быстрого продвижения правых во всех отраслях. Можно представить, что было бы если бы Нетаниягу не запутался в уголовных делах и не поссорился бы с Авигдором Либерманом. Правое правительство было бы приведено к присяге с большинством в 65 мандатов, а предполагавшийся министр юстиции Ярив Левин уже провел бы законопроект о параграфе преодоления и начал бы ограничивать БАГАЦ.

Правая волна залила бы всю страну, включая Иудею и Самарию. Никогда не было такого единства мнений между американской администрацией и израильским правительством. Иногда кажется, что главы Ликуда умереннее фундаменталистских представителей американского правительства. Посол Дэвид Фридман – поселенец в душе – оправдывал на этой неделе аннексию части Иудеи и Самарии. В Ликуде не осмеливались говорить об этом с Кемп-Дэвидских соглашений, подписанных Менахемом Бегиным и Ануаром Садатом в 1981г. Слово "суверенитет" (над Иудеей и Самарией) витало где-то в программе Ликуда, но не слышно министров, призывающих распространить полный или частичный суверенитет – кроме зам.министра Ципи Хотовели.

Нетаниягу может делать все, что захочет при почти полной американской поддержке. У него есть картбланш занять и Заиорданье, если уж говорим о царе Давиде. Мне кажется, что Нетаниягу несколько более ответственнен за будущее этой страны, чем посол Фридман, и поэтому он не распространит суверенитет и не займет Газу. Нетаниягу против создания палестинского государства – это ясно – несмотря на его Бар-Иланскую речь, но он осознает смысл двунационального государства между Иорданом и морем. Его мечта – законсервировать нынешнее положение, в точности, как хочет Моше Яалон и трое депутатов из его партии в блоке Кахоль-лаван, но с ними Нетаниягу не может создать коалицию.

Другими словами Нетаниягу не может сделать сейчас много – выборы тормозят его и не ясно будут ли результаты в сентябре существенно иными и позволят ему свободу действия. Рабочее предположение в верхушке Ликуда, что Нетаниягу не сможет увильнуть в течение ближайшего года от сделки с прокуратурой, что ознаменует конец его политического пути, и тогда вся игра начнется заново. Тем временем - стоит обратить внимание – Нетаниягу вновь перепрыгивает через следующее поколение лидеров Ликуда, звезд последних праймериз, как он делал с 90-х годов. Исраэль Кац вроде бы продвинут в МИД, но теряет огромные политические ресурсы, которые у него были в министерстве транспорта; Эдельштейн торчит в Кнессете и обдумывает маршрут в президенты; Гилеад Эрдал, видно, улетает в ООН, а Гидеон Саар полностью оторван.

Кто прорывается вперед? Молодежь и новые депутаты, не создающие немедленной опасности для Нетаниягу: Зеэв Элькин, Ярив Левин, Амир Охана, Ципи Хотовели, Дуду Амсалем, Нир Баркат и Давид Битан.

("Макор ришон" 14.06.2019)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/145893/

Перевел Моше Борухович