Maof

Saturday
Jun 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
...долгие годы ни кто иной, как Ицхак Рабин поддерживал идею трансфера арабов. Поэтому, когда сегодня левые публицисты кричат о «наследии Рабина», мы имеем полное право спросить у них – а что же вы, господа хорошие, имеете в виду? Уж не насильственную ли высылку арабского населения из Эрец Исраэль?
После убийства премьер-министра Ицхака Рабина, сторонники левого лагеря попытались превратить его самого настоящего идола. Портреты Рабина, размеров которых не постыдился бы и Чаушеску, вывешивались на конференциях партии Труда. На автомашинах расклеивались разнообразные вариации наклеек «Друг, тебя не хватает». Годовщина гибели премьера превратилась в самый настоящий рабиновский фестиваль, который пресса начинает за неделю до дня злодейского убийства и тянет поелику возможно. А выражение «наследие Рабина» стало чуть ли не общим местом в статьях левых публицистов, которые имеют в виду, что главной идеей этого наследия являются территориальные уступки Израиля, создание палестинского государства и чуть ли не всепрощающее отношение к террористам.
Ицхак Рабин не обладал литературным талантом, столь часто встречающимся у генералов и политических деятелей. Он участвовал в исторических событиях, определивших будущее государства Израиль – Война за Независимость, история с "Альталеной", Шестидневная Война, операция в Энтеббе. Рабину было, что рассказать, но за всю свою жизнь он выпустил только одну книгу. Статей практически не писал, а свои взгляды формулировал, в основном, в интервью и речах, тексты которых сегодня труднодоступны для широкой публики. Все это дало замечательную возможность тем, кто, аппелируя к памяти погибшего премьера, использует сегодня его имя для придания большего авторитета своим собственным взглядам.
Но в недавно появившейся 600-страничной книге Рабин вовсе не выглядит таким уж сизокрылым голубочком, каким нам его пытаются представить. Книга "Ицхак Рабин, глава правительства Израиля. Этапы жизненного пути в документах" посвящена первым 45 годам Рабина. В ней описывается жизнь Рабина от рождения и до Шестидневной войны, когда он занимал пост начальника Генштаба ЦАХАЛ. Автор книги – Ямима Розенталь впервые приводит в ней 200 архивных документов, остававшихся до сих пор неизвестными широкой публике.
Например, книга описывает, как в апреле 1956 года генерал Ицхак Рабин предложил главе правительства и министру обороны Давиду Бен-Гуриону использовать вероятную войну с Иорданией для трансфера арабов Иудеи и Самарии. "Я считаю, что большинство можно выселить, - сказал Рабин. - Если бы их было меньше, сделать это было бы легче, но в принципе проблема поддается решению. Это будет выглядеть не особо гуманно, но война вообще имеет мало общего с гуманизмом". Теперь понятно, почему премьер министр Рабин сделал Ганди – пламенного сторонника трансфера, своим советником по борьбе с террором и поддерживал с ним дружеские отношения до конца жизни.
Через 11 лет, уже будучи начальником Генштаба ЦАХАЛ, Рабин получил возможность частично осуществить задуманное. В докладной записке правительству, посвященной обстановке в Иудее и Самарие и поданой сразу же после победы в Шестидневной войне, Рабин писал: "Мы не хотели бы вновь взрывать мост Алленби. Тем, кто хочет бежать, следует предоставить такую возможность. По моим данным, намечается массовое бегство, по крайней мере, 100 тысяч из примерно миллиона арабов".
В отношении территориальных уступок Рабин занимал однозначную позицию, выступая против передачи Голанских высот Сирии и западной части Синайского полуострова Египту, даже в обмен на мирный договор. На одном из последних заседаний Генштаба под руководством Рабина, Ариэль Шарон и другие генералы высказывались за сохранение военного контроля над всеми территориями, завоеванными в ходе Шестидневной войны. По их мнению, только так можно обеспечить безопасность государства. "Удерживать территории исключительно с целью торга на будущих переговорах, значит подписать себе смертный приговор", - сказал тогда Шарон. Какая, однако, эволюция произошла во взглядах Шарона, разрушившего с тех пор целый город (Ямит) и цветущий край (Гуш Катиф) и превратившегося в еврейского Герострата. Рабин ответил тогда Шарону, что он выступает против промежуточного решения. И тут же добавил, что, по его мнению, увеличение арабского сектора на миллион человек представляет не меньшую угрозу, чем изменение границ.
Из высказываний Рабина на заседаниях генштаба, правительства и комиссии Кнессета по иностранным делам и обороне за те 8 лет, в течение которых он занимал посты начальника военной разведки, заместителя начгенштаба и главы Генерального штаба, ясно можно заметить, что он стремился к военному противостоянию с Сирией. Рабин считал, что только под угрозой военных действий или же, после них, сирийский режим прекратит поддержку обосновавшихся в Дамаске палестинских террористических организаций.
На протяжении всей службы в ЦАХАЛ Рабин прочно занимал позиции ястреба. В своем первом же выступлении перед офицерами ЦАХАЛа в качестве начальника генштаба (январь 1964-го) Рабин заявил, что только военная мощь является залогом мира: "Время работает на нас. Если возникнет непосредственная угроза агрессии, ЦАХАЛ будет в состоянии нанести превентивные удары с воздуха, на море и на суше. Согласие политического руководства на этот шаг обеспечит половину победы в будущей войне".
Как же Рабин дошел до подписания ословских соглашений? Думается, эволюция воинственного генерала началась сразу же после его ухода из армии. Левый истеблишмент начал перемалывать и перемолол ястреба Рабина, как многих до него и многих после. Для того, чтобы получить самый престижный пост в израильской дипломатии – посла в Вашингтоне, Рабин смягчил свои позиции. В декабре 1967 года, перед уходом из армии и назначением послом в Вашингтон, Рабин уже поддерживает идею создания независимого палестинского государства. В беседе с главой правительства Леви Эшколем, Рабин сказал, что эта идея имеет дополнительные преимущества, так как Израиль получает свободу маневра. По словам Рабина, из-за того, что возможность присоединения к Израилю «территорий» практически невозможна, остается два варианта - возвращение территорий королю Хусейну или создание палестинского государства. Но так как возвращать некому, остается второй вариант. Отсюда до Осло – уже рукой подать.
И, тем не менее, из песни слов не выкинешь. Новая книга документально свидетельствует – долгие годы ни кто иной, как Ицхак Рабин поддерживал идею трансфера арабов. Поэтому, когда сегодня левые публицисты кричат о «наследии Рабина», мы имеем полное право спросить у них – а что же вы, господа хорошие, имеете в виду? Уж не насильственную ли высылку арабского населения из Эрец Исраэль?