Maof

Tuesday
Jun 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Новая идея: оставить поселенцев под «палестинской властью» - может, не подразумевает. Но эта идея даёт легитимацию ненавистникам поселенцев, которые хотели бы в будущем действительно бросить поселенцев в кровавую баню. И всё-таки поселенцы должны принять эту идею и подумать о ней

Все задаются вопросом: Нетаниягу подразумевает всерьез или просто маневрирует на международной арене из предположения, что переговоры ни к чему не ведут, а вопрос будет заключаться только в том, кто окажется виноват в этом. И ведь действительно - оба ответа верны. Теоретически Нетаниягу всерьез подразумевает решение «два государства» из его Бар-Иланской речи. И он не только дал обязательство по этому решению, но и всерьёз заинтересован в нём. Все ликудники и поселенцы, успокаивая себя словами, будто это всё «понарошку», живут иллюзией. В ту минуту, когда появится «палестинский партнёр», готовый принять демилитаризованное государство, отказаться от "возвращения беженцев", провозгласить окончание конфликта, а также признать право еврейского народа на собственное государство, Нетаниягу пойдёт на подписание с ним соглашения со всем, что связано с этим.

Однако, такой «партнёр» не просматривается на горизонте – ни в данный момент, ни в будущем. А посему на деле нынешние переговоры не ведут ни к чему, и в тактическом смысле все, что происходит, ни что иное, как маневры с перебрасыванием мяча с одной стороны на другую, дабы продолжать и дальше пустопорожние разговоры, ведя дело к тому, чтобы это о другой стороне можно было бы сказать, что это она виновна в провале. В заслугу нашему ПМ надо сказать, что в этой области он просто кудесник. Он артистично маневрирует на международной арене, и вопреки изначально худшей ситуации Израиля на этой арене, ему удаётся достичь лучших (из возможных) результатов. В своей борьбе с опытным Джоном Керри опытный Нетаниягу выигрывает по очкам. В конечном итоге моё впечатление таково, что американцы представят документ правительству Израиля, без требований принять его или отвергнуть, а только высказать о нём хоть что-нибудь завуалированное, что было бы удобно Нетаниягу, и содержание документа будет ближе Иерусалиму, нежели Рамалле.

Невозможно изгнать силой

И всё-таки в среде поселенцев не должно быть места ни возгласам: «Это пустое! Это просто так!», ни отбоя тревоги. Общая картина состоит из двух основ. С точки зрения ближайшей перспективы речь идёт о пустопорожнем процессе и дипломатических маневрах. Но с точки зрения дальней перспективы внедряются идеи и позиции, которые не исчезнут из повестки дня и после провала этого раунда переговоров. С этой точки зрения и следует рассматривать предложение - оставить поселенцев на местах под властью «палестинского государства» - вызвавшее в политической системе на этой неделе целую бурю. На данном этапе, когда в общем-то речь идёт о пустопорожних беседах, это всего лишь ещё одна заведомо нереализуемая идея, предназначенная выжать из «палестинцев» вопли «НЕТ!», загнав их в угол как «отказников». Но в дальней перспективе Нетаниягу посадил росток идеи, и этому ростку, может быть, суждено пустить корни для международных переговоров и превратиться в один из краеугольных камней будущего израильско-палестинского урегулирования. Он сказал две вещи, которые до сих пор считались в нашем обществе табу. Во-первых, имеется весьма серьёзная проблема на пути к урегулированию, а во-вторых, её можно обойти. Число поселенцев, живущих за пределами поселенческих блоков таково, что их очень тяжело, если не вовсе невозможно депортировать. То, что было в Гуш-Катифе, следует умножить приблизительно на 20. Нет такого правительства Израиля, которое сможет выполнить депортацию такого количества людей, да и требуемых денег на финансирование этого мероприятия нет. Этот факт известен любому среднему леваку, и любому очередному Джону Керри, но считается этаким семейным секретом, вроде четырнадцатилетнего парнишки, страдающего ночным недержанием, о чём, конечно же, нельзя говорить в обществе.

Он не сказал это явно, но это слышится из его слов: «Я ни за что не изгоню ни одного еврея, я не только этого не хочу, но и не могу. И те, кто придёт после меня, тоже не смогут». И второе, изречённое Нетаниягу в качестве– обратите внимание! - посыла на будущее: «Можно пойти на решение 2 государств без насильственной эвакуации даже одного человека!»

Эта идея не нова. Она уже не раз поднималась в прошлом, но в основном устами ярых ненавистников поселенцев, цель которых – бросить их на произвол судьбы: мы оставляем их там, на милость арабов и их ножей и автоматов, и тогда мы поглядим на этих великих героев, держащихся за их неделимую Эрец Исраэль. Или в более изящной формулировке: «Мы их заранее припугнём тем, что с определённой даты они будут оставлены на произвол судьбы – тогда-то они, конечно же, сами поспешат покинуть свои дома, оставив всё своё имущество, то есть их не надо будет депортировать силой и платить им компенсации». (сколько помнится, эту самую идею предложил в прошлой каденции тогдашний минобороны Эхуд Барак; как видим, она дала свои всходы из уст его тогдашнего босса, тогда и ныне ПМ! – прим.перев.)

Не имеет ли Нетаниягу в виду одну из двух этих злонамеренных опций? Не обязательно. Вроде бы есть и другая возможность. С его точки зрения, основное предположение таково: если не появится такого «палестинского руководства», которое заинтересовано в мире, уважает подписанные соглашения, то «палестинское государство» вообще никогда не будет создано. А если когда-нибудь будет создано такое «государство», взявшее на себя обязательство выполнять соглашение с Израилем о сохранности жизней, имущества и прав еврейских жителей (поселений), то в таком соглашении будет написано, что при нарушении этого соглашения Израиль вмешается, а гарантами такого соглашения будут США и ООН. При такой ситуации (т.е. наличии такого соглашения) почему бы в «палестинском государстве» не жить израильским гражданам? Если в еврейском государстве проживает более миллиона арабов, почему бы в арабском государстве не жить ста пятидесяти тысячам евреев? В чём проблема? Теоретически, в далёком будущем – как знать?.. Может быть, теоретическое государство, о котором говорят сегодня, будет вполне порядочным государством, уважающим соглашения… Но вопреки всему, нынешние «палестинцы» криком кричат, что в их государстве не будет ни единого еврея, а мировое сообщество понимает из этого: они просто не созрели ещё до получения государства.

Не впадать в панику, а бороться

Даже, если таково намерение нашего главы правительства, даже при том, что он вообще ничего подобного не имеет в виду, и это просто такой пропагандистский трюк, который должен обнажить отказничество Абу-Мазена, то проблема в том, что таким образом наш ПМ даёт легитимацию идее бросить целую группу граждан своей страны на произвол судьбы. Если в один день возникнет у нас правительство, охваченное ненавистью к поселенцам, главы которого без сожаления будут созерцать избиваемых, гибнущих, убегающих поселенцев, будет уже гораздо труднее заклеймить его и вывести эту идею за пределы консенсуса – ведь вроде бы сам Нетаниягу придал ей легитимацию. Именно поэтому так возмутились и выступили с протестом ястребы Ликуда и члены Байт Йегуди.

Но после гнева и реакций, идущих из глубины души, после извинений Беннета, именно поселенцам и сторонникам поселенчества стоило бы хладнокровно поразмыслить и взвесить заново сам вопрос. В этой идее есть два важных положительных момента с точки зрения поселенцев. Во-первых, это внедрение в сознание факта, что депортацию-изгнание по классической формуле уже невозможно осуществить. Нас уже слишком много. Во-вторых, в самой этой пугающей идее с самого начала кроется израильское, а может, и международное, высказывание, что у нас есть права, и невозможно нас попросту изгнать и лишить этих прав. Это и правда пугает, но вместо того, чтобы впадать в панику, что только порадует ненавистников поселенцев, надо ухватиться обеими руками за эту идею и сказать: «В самом деле останемся тут в любом случае». Надо начать формулировать наши условия и насущные требования для существования в такой ситуации. Наши дедушки и бабушки жили тут под турецкой властью, тоже терпели террор и лихорадку – но не драпали отсюда. Если бы они убежали отсюда, не было бы у нас государства. Возможно, какое-то время и нам предстоит выдержать этот экзамен, но убегать и нам нельзя

(«Макор ришон» 31.01.14)


Перевела Фаня Шифман
МАОФ