Maof

Friday
Oct 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
6 декабря 2011г, в то время, как Башар Асад энергично продолжал резать своих сограждан, захотела Хиллари Клинтон обсудить с руководством сирийской оппозиции совсем другую резню. На встрече гос.секретаря с представителями оппозиции она выразила опасение американской администрации в отношении того, что случится с алавитской общиной после падения Асада. После десятков лет, в течение которых сидели представители алавитского меньшинства в дворцах Дамаска, день падения Асада может стать днем начала мести со стороны шиитского большинства, и она будет не менее жестокой, чем картины сирийских улиц, к которым мы привыкли за последние месяцы.

У американских опасений есть основания. Мамон аль-Хомси, в прошлом член парламента и один из глав оппозиции в настоящем, призвал недавно алавитскую общину отстраниться от режима Асада - иначе Сирия превратится в "кладбище алавитов". Сунниты-мусульмане в Сирии, - добавил он, - намерены действовать по принципу "око за око" и преподать алавитам урок, который те не забудут.

Не случайно Башар Асад ведет такую отчаянную и жестокую войну за сохранение семейной власти. Помимо стремления любого деспота держаться за кресло, Асад знает, что сунниты могут устроить геноцид его секте - алавитам - правящим в Сирии почти 50 лет. К чувствам мести со стороны суннитов добавляются старые фетвы (религиозные постановления), призывающие к джихаду против алавитов, а также древняя подозрительность к этой секте, сотни лет хранящей секреты своей религии.

Смертная казнь за разглашение

Из множества меньшинств, живущих в Сирии наряду с суннитским большинством, алавиты - самая большая община. Нет точных данных об их количестве, но по различным оценкам, речь идет о 2 миллионах человек, составляющих 12 процентов населения. До последних десятилетий они были сосредоточены в районе "горы алавитов", или гор Анцарии (санджак-округ Латакия в Сирии). Они жили, в основном, в отдаленных деревушках и считались обездоленным населением по сравнению с суннитами. С тех пор, как несколько их представителей пробились к власти, алавиты начали появляться и в крупных городах. Еще несколько сотен тысях их соплеменников проживают в районе Хатай (Александретта) в Турции, на севере Ливана и в Иордании. И в Израиле живут около двух тысяч алавитов - большинство населения деревни Раджар на стыке границ Израиля, Сирии и Ливана.

В сущности, «алавиты» - это не исконное название этой общины. В исламе есть и другие группы, называющие себя этим именем. Община, из которой явилось семейство Асадов, до Первой Мировой войны называлась «нусайриты». Не исключено, что это название происходит от имени Мухаммед ибн-Нусайр, видный деятель шиитского ислама 9-го века. Согласно другим предположениям, название происходит от названия местности, или речь идет об оскорбительной кличке из-за некоторых элементов веры алавитов, поскольку напоминает христианство. Как бы то ни было, нынешнее название секты было образовано только во времена французского мандата в Сирии, его значение – «верные Али». Это название связано с Али ибн Абу Талибом, приёмным сыном Мухаммеда, и одним из первых халифов.

Религиозная традиция алавитов – это их самая большая тайна. Поскольку они являются верными последователями Али, некоторые считают их ветвью шиитского ислама, которые видят в Али истинного халифа, наследие которого было украдено. Также и семейство Асада, по своим политическим причинам, годами делало всё возможное, чтобы превратить алавитов в естественную ветвь шиитского древа. Однако, совершенно неясно, преуспели ли они в этом – как с точки зрения "обычных" мусульман, так и с точки зрения самих алавитов.

Другие утверждают, что речь не идёт о шиитах, и вообще очень сомнительно, мусульмане ли они вообще. Тайная и странная их религия привела некоторых исследователей к выводу, что речь идёт о последователях языческих сект домусульманской Сирии, типа назареян, упоминаемых в писаниях Плиния-старшего, римского писателя первого века новой эры. Или же речь идёт о «сабаях», звездочётах, действовавших в городе Харан в средние века. Наиболее распространенное мнение заключается в том, что секта алавитов развилась с 8 века внутри шиитского ислама, но при этом впитала идеи из других источников, среди которых и христианские и языческие, пока не отпочковалась в самостоятельную религию. Намёк на предыдущие основы этой религии можно найти в алавитских верованиях, связанных с небесными факторами.

Основы алавитской религии, подобно друзской, которая, как считается, развивалась параллельно, окружены тайной. Алавиты не принимают в свою среду неофитов из других религий и не позволяют публикаций своих священных текстов. Помимо узкого круга посвященных в тайну - и только мужчин, большинство членов общины почти не в курсе содержания текстов или алавитской теологии. Большинство, подобно семейству Асадов, люди светские, совершенно не занимающиеся вопросами веры. Рассказывают, что офицер-мусульманин как-то предложил Хафезу аль-Асаду и его сподвижнику-алавиту Салаху Джадиду публично раскрыть алавитские религиозные источники, чтобы доказать свою верность исламу. Джадид на это ответил ему: «Ты что, с ума сошёл? Наши священники нас попросту уничтожат!»

Самая важная книга из написанных о религии алавитов - это «Киттаб аль-бакура аль-салимания» ("Книга первых плодов Сулеймана)", была опубликована в Бейруте в 1863 году. Автор этой книги, Сулейман аль-Адани, родился в Антиохии как алавит, изучал идеи своей религии, после чего изменил своей вере и менял верования, колеблясь от одного к другому. В конце концов, разрешил сам себе распространить алавитские тайны – их молитвы, догматы и свод основных верований. Вскоре после публикации книги он был умерщвлен алавитами.

Немногочисленные исследователи пытались углубиться в тексты Аль-Адани, но алавитская религия осталась наразгаданной тайной, по крайней мере, частично. Только в 2010 году был сделан ещё один шаг для разрешения этой загадки – с опубликованием всеобъемлющей книги израильского исследователя Ярона Фридмана об истории нусейритов и их религии. Как видно, это самое полное описание, выполненное по этому вопросу, и оно снимает часть тайн, окутывающих эту религию.

Согласно Фридману, видно, алавиты видят в халифе Али божественное воплощение, подобно тому, как христиане рассматривают Ешу (Иисуса). Декларация принятия алавитской веры гласит: «Я свидетельствую, что нет бога, кроме Али ибн Абу-Талеба, великого и почитаемого, нет отражения, кроме нашего прославленного господина Мухамеда, нет врат, кроме нашего сияющего Сальмана аль-Фариси». (прим.перев.: перс Сальман - как аль-Баб (врата) - ближайший сподвижник). Алавиты также верят в неоплатоническое учение и в силы природы.

Верования алавитов включают в себя «святую троицу», подобно христианской "святой троице", но с отличиями от нее. Они признают семь троиц, по их мнению, тройные проявления бога повторяются на протяжении истории, и каждый раз троица воплощается в личности, известной из еврейской, христианской и даже греческой истории. В этих "троицах" участвуют Адам, Авель, ангел Гавриэль, Ноах, Шет, Яаков, Йосеф, Моше, Йегошуа, Асаф, Шломо, Ешу, Патрос (Петр) и другие. Последнее явление святой троицы воплотилось в образах Али и двух его сподвижников – пророка Мухамеда и его друга Сальмана аль-Фариси.

Согласно алавитам, существуют также и несвятые троицы, это посланники злых сил. К ним относятся, например, фараон, Корах, Аман, или трое первых исламских халифов, предшественников Али – Абу-Бакр, Омар и Осман, ненавистные шиитам, видящим в них врагов Али. Ещё верования алавитов говорят, что все люди вначале были звездами в мире света, но пали оттуда в материальный мир в качестве наказания за неповиновение. Наш мир – это место, полное опасностей, враждебности и нечистоты. Но можно спастись от зла с помощью Творца. Каждый алавит хранит в своей душе частичку света Творца, к которому он может присоединиться с помощью веры и спасения.

Подобно друзам, алавиты придают большое значение перевоплощению душ. Они верят, что пройдут семь перевоплощений до возвращения на своё место где-то там в звёздном мире, где властвует имам Али. Если они будут вести греховный образ жизни, то перевоплотятся в тела христиан или евреев и останутся в них до тех пор, пока не искупят свои грехи. Неверные же родятся заново в качестве животных.

Алавиты принимают принцип «такия» (осторожность, сокрытие), позволяющий им скрывать свою настоящую религию в периоды опасности и бед. У них нет особых мест отправления их культа. В их деревнях нет мечетей. Собрания с культовыми целями проводятся в доме из одного верующих. Вместе с тем, они часто посещают могилы своих святых. В их культе есть место для оказания уважения «Альхадеру», образу, вроде пророка Элиягу. В алавитском календаре отмечаются даты шиитских праздников, христианских (Пасха и Рождество), а также языческих. Особо известна церемония «Торас», напоминающая " святую вечерю" христиан.

В прошлом алавиты разделялись на 5 сект: моршиды, сторонники Сулеймана аль-Моршида, алавитского лидера начала 20-го века, который провозгласил себя чем-то вроде бога; шамсаи, секта солнцепоклонников, идентифицирующая Али с Солнцем; секта лунопоклонников, идентифицирующих халифа с луной; а также секты утренней и вечерней зари. Ныне в большой степени утрачено различие всеми этими сектами и уже заключаются браки между членами этих сект. Правительство Асада прилагает усилия для равного представительства всех этих сект-племён во властных структурах.

Вера алавитов, что Али был не больше не меньше, как воплощением самого бога, привела к тому, что известный суннитский богослов Ибн-Таймия (1263 - 1328) опубликовал постановление, объявившее алавитов "сынами смерти". «Именуемые нусайритами – большие еретики, чем христиане и евреи. В сущности, они поклоняются звёздам и созвездиям, - постановил Ибн-Таймия. – Вред, приносимый ими нации Мухамеда – велик … Они выглядят вроде бы как правоверные мусульмане, преданные семье пророка, просто заблудшие, но на самом деле они не веруют ни в бога, ни в его посланника Мухамеда, ни в Коран, ни даже в принцип награды и наказания, и ни в рай, ни в ад, ни в пророков, предшествовавших Мухамеду». Согласно этому заявлению, мусульманам вменялось в обязанность выйти на священную войну против алавитов. Разрешалось кровопролитие до тех пор, пока они не выразят раскаяния и не вернутся к исламу.

Это, кстати, единственное исламское постановление времен Средневековья, выражающее отношение к нусайритам, и оно обладает большой важностью в глазах суннитов в наши дни, особенно радикальных суннитов – вроде движения «Мусульманские братья», салафитов и прочие. Также шиитские богословы стремились отстраниться от алавитов, называя их «преувеличивающими" из-за их поклонения Али.

«Все вместе презирают нусайритов»

Свидетельства существования нусайритов как самостоятельной общины относятся к началу 9-го века. С момента сформирования её как секты в горах Ансарии её история полна борьбы за автономию и алавитскую религиозную особенность против усилий центральной власти. Мамелюки делали всё, чтобы силой принудить алавитов принять суннитский ислам – или уничтожить их. Их преемники, турки-османы оказались чуть более умеренными – они довольствовались попытками подчинить алавитов к политически, но только во второй половине 19-го века они смогли полностью подчинить своей власти горы Ансарии.

В течение всего этого периода алавиты были тотально презираемы своими соседями, видевшими в них неверных и отверженных. «Все ненавидят друг друга – сунниты бойкотируют шиитов, вместе они ненавидят друзов. И все вместе презирают нусайритов», - так описывала жена британского консула ситуацию межобщинных взаимоотношений в Дамаске в 1870 году.

Только под покровительством французского мандата члены секты удостоились небольшой автономии. Впервые в своей истории они были свободны от преследований. В 1922 году им была предоставлена ограниченная независимость в провинции Латакия, и до 1936г. регион назывался «Алавитское государство» и являлось отдельным автономным образованием внутри французского мандата. В 1936 году этот сектор был объединён с Сирией, вначале сохранявшим частичную автономию, которая была отменена в 1944 году.

Интересным курьёзом этого периода была петиция, которую преподнесла в 1936 году группа уважаемых членов алавитской общины главе французского правительства Леону Блюму. Эти шейхи общины объявили, что они не заинтересованы в присоединении к мусульманскому государству, которое будет создано в этом районе, если, не дай Б-г, французский мандат будет аннулирован – потому что это может привести к порабощению их заново мусульманами, которые видят в них, алавитах, неверных. Они призвали Блюма воздержаться от упразднения мандата, что для меньшинств в Сирии будет чревато опасностью уничтожения. Чтобы убедить в справедливости своих утверждений еврейского главу французского правительства, они напомнили ему о судьбе евреев в Земле Израиля, преследуемых мусульманами: «Мы видим сегодня, что мусульмане, жители Дамаска, вынуждают обитающих там евреев подписывать бумаги, где они обязуются не оказывать помощь своим братьям в Земле Израиля. Положение евреев в Эрец Исраэль доказывает особенно явно воинственность, характеризующую ислам по отношению ко всем немусульманам».
«Добрые евреи помогали арабам, внося свой вклад в культуру и прогресс, в их благосостояние и в экономическое процветание в Земле Израиля. Они никому не принесли вреда, не взяли ничего силой. Но мусульмане провозгласили священную войну против них, не гнушаясь даже убийствами женщин и детей… Из этого мы учим, что мрачное и тёмное будущее ожидает евреев и прочие общины меньшинств – в том случае, если будет аннулирован мандат, и сирийские мусульмане объединятся с мусульманами Земли Израиля».

Одним из подписантов петиции был никто иной, как Али Сулейман, отец Хафеза Асада. Когда его сын пришёл к власти, он приложил немалые усилия, чтобы прибрать к рукам оригинал этого документа и уничтожить его. Более того, он послал агентов в архив во Франции, чтобы завладели этим письмом. Но сотрудники архива на месте идентифицировали их каждый раз по их одежде и поведению, которые сильно отличались от таковых научных работников, которые обычно находились там. Всё, чего удалось достичь сирийскому президенту – это были копии оригинальной петиции, а она так и осталась свидетельством положительного отношения алавитов к евреям в то время.

Очистить пятно ереси

После обретения Сирией независимости в 1946 году алавиты решили и далее культивировать тенденции сепаратизма. Время от времени вспыхивали насильственные бунты. Сирийское правительство со своей стороны демонстрировало тяжёлую руку, и за несколько лет ему удалось разрушить очаги сепаратизма в алавитских горах и принудить членов этой секты интегрироваться в жизнь страны. Многие вступили в армию ещё во времена французского мандата, и эта тенденция продолжилась и в независимой Сирии. Процент алавитов среди офицеров – как и процент друзов, - был гораздо больше их доли в масштабах всего населения.

Это привело к поворотной точке в истории алавитов. В 1966 году в Сирии произошёл переворот, который привёл к власти группу алавитских офицеров с Салахом Джадилом во главе. В ноябре 1970 года власть перешла в руки Хафеза Асада. Так группа, некогда самая презренная и униженная, более всех прочих этнических групп в Сирии, стала господствующей.

В последние годы многие члены общины покинули свои базы в горах алавитов, перебравшись в большие города Сирии. По имеющимся оценкам ныне они составляют почти половину населения в городе Хомс. Значительное наличие алавитов имеется также и Халебе. В Дамаске проживают свыше четверти миллиона алавитов, причём большинство сконцентрировано в собственных районах проживания в новых пригородах, построенных с начала 70-х годов. Их присутствие ощущается в городе. Старожилы Дамаска жалуются, что алавиты ведут себя, словно они уже многие поколения являются хозяевами города. Сунниты, проживающие в столице, ощущают себя как бы в концентрированной осаде окруживших их со всех сторон алавитов и прочих меньшинств. Следует отметить, что распространение алавитов отнюдь не случайно: районы их обитания являются властвующими над стратегическими пунктами, вроде северо-западного выхода из Дамаска в направлении Бейрута, а также северного направления на Халеб и Хомс. Разумеется, тут есть направляющая рука режима.

Само семейство Асада старается не слишком выпячивать свое происхождение. Может быть, именно это позволило ему удерживать бразды правления почти полвека. Хафез и после него Башар никогда не подчёркивали публично своего алавитского происхождения, говоря только о том, что они сирийцы, арабы. Таким образом они облегчили своим подданным суннитам повиновение. Алавитская идентификация даже стала в прошлом для Асадов чуть ли не чем-то вызывающим стеснение. Похоже, и ныне, после почти полувека алавитского правления в Сирии они всё ещё в глазах суннитского большинства являются неполноценной общиной с социальной точки зрения, и это помимо их религиозной проблематичности. Сам Башар Асад женат на суннитке, однако в общем-то сунниты сторонятся браков с алавитами.

Несмотря на приход к власти членов общины алавитов, суннитская ветвь ислама остаётся доминантной в государственных учреждениях. Сирийская система образования построена на изучении суннизма в школах от начальных до средних. Алавит-выпускник такой системы знает основы суннитского ислама, зная, что его религия отличается, но не зная чем. Такой диссонанс приводит к тяжёлым конфликтам в самой алавитской общине, которые семейство Асадов пыталось скрывать.

В попытке улучшить образ своей общины Хафез Асад не поколебался призвать алавитских лидеров ввести элементы модернизации в религиозную жизнь, для приведения её в соответствие с реальностью. В этом он пошёл ещё дальше, действуя весьма энергично, чтобы добиться для своей общины узаконивания в рамках религии, будь то шиитской или суннитской, чтобы очистить общину от пятна ереси, которое прилепила к ней точка зрения большинства мусульман. В 1973 году сирийскому президенту удалось убедить шиитского лидера в Ливане, Мусу а-Садра, признать алавитов в качестве шиитов, а значит, и в качестве мусульман. Эта сделка вызвала недовольство ливанских алавитов, никак не хотевших отказываться от своей религиозной исключительности – но никто не спрашивал их мнение.

Хоть отношение фанатичных кругов шиитов к алавитам, в лучшем случае отстранённое, превратились Иран и Хизбалла в центральных союзников нынешнего режима Дамаска. Асады, со своей стороны, делали всё, чтобы ввести алавитов в сферу иранского шиитского влияния, хоть это означало удар по независимости секты. В последние годы, параллельно с укреплением связей с Ираном, Башар продолжает усилия своего отца в деле интеграции алавитов в шиитских учреждениях. При этом режим аятолл всё-таки старается избегать легитимации алавитов в качестве мусульман – и весьма сомнительно, произойдёт ли это когда-нибудь – но он энергично действует в деле приближения их к шиитскому исламу. Сотни алавитских студентов посланы изучать ислам в Иране, а иранские религиозные деятели прибыли в Сирию с целью читать проповеди алавитам. Эти проповедники были приняты без особых выражений симпатии со стороны алавитов, которые в отличие от своих лидеров вовсе не заинтересованы войти в лоно шиизма.

Сближение с шиитами не мешало Асадам завязывать связи с другими значительными силами в мусульманском мире, снова и снова принимая участие в молитвах в суннитских мечетях. Похоже, их целью было и остаётся ввести изменения в старую алавитскую религию, заново смешать её с общепринятым исламом – не важно под покровительством суннитов или шиитов. Среди прочего, Хафез Асад инициировал в 1992 году основание мечети в память своей матери в городе, где он родился, хоть, как было сказано, у алавитов нет мечетей. Рядом с мечетью был похоронен любимый сын Асада, Басаль, погибший в автокатастрофе, а со временем и сам Хафез. Его брат Рифат тоже поддержал строительство мечетей в местах проживания алавитов. А ещё один брат Джамиль стал обычным мусульманином и начал бороться против святых мест алавитов, утверждая тем самым, что это языческие капища.

Ракеты изменят своё направление

Вопреки попыткам сближения, не единожды за последние годы происходили вспышки ненависти между алавитами и суннитами. Особенно после того, как семейство Асад проявило свою жестокость. Так было после резни, осуществлённой Хафезом Асадом против «Мусульманских братьев» в Хомсе в 1982 году. И, разумеется, то же самое и в наши дни – вследствие массового убийства граждан сподвижниками Башара. В прошлом один из лидеров «Мусульманских братьев» в Сирии, Али Садр аль-Дин аль-Бьянони, провозгласил: «У алавитской общины нет никакой легитимации для того, чтобы править в Сирии. Сирийский режим – это режим власти меньшинства одной общины, он враждебен соседнему арабскому народу, ненавидит его, его отношение к арабам отличается высокомерием".

«Похоже, приход суннитов к власти в Сирии неминуем, - говорит проф. Эйяль Зисер, специалист по Сирии. – Когда это произойдёт, они сведут с алавитами счёты, и в первую очередь – с теми из их среды, кто идентифицируются с семейством Асад. Большой вопрос – падёт ли это на определённых членов общины, или это будет массовый геноцид сотен тысяч, а то и миллионов. На это может ответить только будущее…»

Востоковед Моти Кейдар ожидает, что Сирии, какой мы её знаем, недолго осталось существовать. «По моему мнению, Башар Асад падёт и Сирия распадётся. Не исключено, что, как это случилось в Египте, армия захватит власть в государстве, распространив жёсткий, кошмарный военный режим, но и это окажется всего лишь временной ситуацией Ещё одна возможность, более отдалённая: Турция захватит страну, превратит её в нечто иное. Но если не власть армии или Турции, то это будет распад на части, когда каждая пойдёт своим путём.

Различные группировки в Сирии недолюбливают друг друга, это очень пёстрое, секторальное общество. Если что и объединяло их до сих пор, так это панарабская идеология династии Асадов. Там может возникнуть курдское государство на Севере, друзское государство на Юге, бедуинское государство на Востоке… Не исключено, что также Халеб и Дамаск, между которыми никогда не было сильной любви, отделятся друг от друга».

«А может ли быть, что Хизбалла, сидя в Ливане, воцарится над какой-то частью Сирии?»
«Я не уверен. Сам Ливан может распасться на христианскую и мусульманскую части».

«Какова, по Вашему мнению, окажется судьба алавитов в новой Сирии? Ожидает ли их уничтожение?»
«Алавиты будут вынуждены бежать из всех городов, в которых они проживают, и вернуться в горы Западной Сирии. Иначе им устроят резню».

Если в Сирии к власти придут фанатичные сунниты типа «мусульманских братьев», они могут попытаться реализовать установку Ибн-Таймии, согласно которой следует развязать против алавитов войну на уничтожение, уж не говоря о чувствах мести по следам актов резни, которыми занимались Асады. Вместе с тем у нынешних алавитов есть большое преимущество, которого у них не было в предыдущие столетия. Режим Асада, как известно, накопил мощный оружейный арсенал, куда входит большое количество ракет, предназначенных против Израиля. Если и когда секту алавитов начнут отстранять от власти в Сирии, они могут удержать в своих руках это оружие. В последние годы они не только вооружали Хизбаллу в Ливане, но и о себе не забывали, и, разумеется, им в голову приходила мысль о дне, когда сунниты восстанут против них.

Не исключено, что алавиты попытаются объединиться с ливанскими шиитами из Хизбаллы. Но и шииты относятся к ним с подозрением, поэтому такой шаг будет непростым. Если так, остаётся опция независимого государства алавитов, которое будет создано на части территории Сирии. Это будет отлично вооружённое государство, способное защитить себя и алавитскую идентификацию и культуру против нападок со стороны суннитов и шиитов. Чтобы одолеть это государственное образование, мусульманам надо будет заплатить большую кровавую цену. И сомнительно, смогут и захотят ли они этого. Кто знает, может, алавиты снова попытаются оседлать еврейско-арабский конфликт, как они это сделали в петиции, посланной Леону Блюму, и попытаются наладить связи именно с Израилем.

("Макор ришон" 30.12.2011)


Перевод: Фаня Шифман, Моше Борухович
МАОФ

См.также
"Два пальца (на карте) от Сирии"