Maof

Sunday
Apr 30th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Скунсу не надо быть сильным, к нему и так боятся приблизиться.
(Из детского сочинения)


Дебилизм - не болезнь, а просто следующая ступень эволюции. Если, конечно, не вмешается Всевышний. А если и вмешается, мы этого не заметим. Как не видим мозга. Хотя и достоверно знаем, что если голова болит, значит, она есть. И дело вовсе не в склерозе. Дело в маразме. А он, маразм, безграничен. Как космос. Может, поэтому и ненавязчивая шизофрения, охватившая, словно эпидемия, весь мир, всего-навсего некая комфортная форма псевдочеловеческого обитования? Ибо, как утверждают психологи, в наше ненормальное время любой нормальный человек ненормален только тем, что он нормален. Это теория. Однако если детский оптимизм по каким-то причинам не сменился юношеским пессимизмом, то взрослый алкоголизм обязательно перейдет в старческий маразм. А это уже практика.

Израиль торжественно отметил очередной Йом а-Шоа. Речами, клятвами, слезами. И... скандалом. Выступая во время официальной мемориальной церемонии в институте "Месоа" в Тель-Ицхаке, замначальника генштаба Яир Голан призвал "вырвать с корнем наметившиеся признаки нетерпимости, насилия, саморазрушения и моральной деградации". И в конце концов, сам, возможно, того не ожидая, по сути, сравнил страну с нацистской Германией 30-х годов. Короче, посыпал голову солдатским "пиплом", обижающим и унижающим пришельцев и слабых. То бишь арабских малолеток с большой, как говаривали в наших палестинах, дороги. Это не просто попытка оправдаться за судилище над Эльором Азарией, добившего раненного, но все еще опасного террориста. Это генеральная линия министерства обороны. И безмозглость тех, кто искушает старых служак политикой. Ибо генерал-политик в Израиле - и не генерал, и не политик, а обычный "погонный мэтр".

Впрочем, не так страшны идиоты, как их амбиции. В 1989 году иранский аятолла Рухолла Хомейни издал фетву, требующую предать смерти английского писателя Салмана Рушди за его книгу "Сатанинские стихи". За такое "узаконенное" убийство предлагалось вознаграждение в 2,7 миллиона долларов. Четыре года назад эту сумму увеличели до 3,3 миллионов. После чего пять постоянных членов Совбеза ООН, включая Великобританию, вместе с Германией, тоже претендующей на роль "великой", вступили в последний и решающий "бой" с Ираном, дабы разом списать с него все накопившиеся грехи. И списали. Причем невиданными доселе темпами. Да еще вопреки всякому здравому смыслу, диктовавшему, казалось бы, очевидное: каждый вправе быть недоумком, но злоупотреблять-то этим зачем? Видимо, все свободоблуды на одно лицо: ценят только собственную свободу. А "гонорар", между тем, недавно вырос еще на 600 тысяч. Более того, коллективным спонсором дружно выступили сразу сорок (!) иранских новостных агентств.

Робер Менар с его "Reporters sans frontières" может отдыхать. Либо создавать с уходящим скоро в отставку Пан Ги Муном более правдоподобную организацию - "Киллеры без границ". А что же братья по маразму? С большим облегчением и радостью избавились бы и от опального писателя, и от его литературного наследия. Кого волнуют чужие проблемы? Да еще с налетом пролитой крови. Достаточно вспомнить японского переводчика Хитоси Игараси, которого нашли 11 июля 1991 года на своем рабочем месте с ножом в горле. Его итальянскому коллеге и норвежскому издателю повезло больше. Они отделались всего лишь ранениями. А серия взрывов у фирменого магазина "Penguin Books", где продавалась книга Рушди, и вовсе заставила Лондон пойти на разрыв дипломатических отношений с Тегераном.

Похоть поисков - особое искусство, которое далеко не всегда приводит к непредсказуемым результатам. Ибо успех, как отмечал Уинстон Черчилль, всего лишь переход от одной неудачи к другой, но зато с нарастающим энтузиазмом. Чтобы не пропустить базар славы, надо очень сильно устать от усталостей. Только этим можно объяснить, почему двадцать четвертую по счету "Deutscher Medienpreis" вручили не имеющему к ней никакого отношения Пан Ги Муну. Якобы за неустанный труд во благо "солидарности и сотрудничества международного сообщества", как определило жюри. И за умение "строить мосты и решать мировые проблемы в чрезвычайно сложных условиях", как заявил в Баден-Бадене президент ФРГ Кристиан Вульф, вручивший генсеку эту престижную премию немецких СМИ. И просто за то, что он "правильный лауреат в правильное время", как выразился премьер-министр федеральной земли Баден-Вюртемберг Винфрид Кречман.

Даже заслуженно выстрадавший рыцарский титул Рушди больше уже и не помышляет найти поляну, где бы не паслись собиратели легких наград. Ибо на то, по-видимому, и награды, чтобы получать их не по способностям, а по потребностям. Посмотрите сколько развелось "коллекционеров". Им не нужны наркотики. Они сами - наркотик. Не случайно генеральный секретарь и генерал - слова хоть и одного корня, но разные по смыслу. Тот же Пан Ги Мун потому и не генерал, что был утвержден в должности не за какие-то особые выдающиеся политические или человеческие качества, а за умение лавировать и уходить от неприятных вопросов. Иначе ни Россия, ни Соединенные Штаты никогда бы не поддержали его кандидатуру. Им нужен именно такой человек. Ни рыба, ни мясо. Или "скользкий угорь", как пренебрежительно называет бывшего министра иностранных дел корейская пресса.

Такой же будет и его смена. Пока в гонке за место нового генсека ООН лидирует Ирина Бокова. И если Пан Ги Мун только учит русский, то у нее с "великим и могучим" полный порядок (за плечами как-никак МГИМО). Это, кстати, может весьма плодотворно сказаться и на дальнейшей карьере. Потому что нигде больше, кроме русского языка, "головная боль" не подразумевает "геморрой", исходя из того, что они слова-синонимы. В этом же примерно ключе работает и ЮНЕСКО, где Ирина Бокова "гендеректорствует" без малого семь лет. Недавно сие учреждение, претендующее на руководящую роль в вопросах общечеловеческого образования, науки и культуры, переименовало Храмовую гору в Аль-Харам аш-Шариф, а Молельную площадь у Стены Плача - в Аль-Бурак. И заодно потребовало немедленно убрать с глаз долой "поддельные еврейские могилы" времен, если не Первого, то наверняка Второго Храма.

Последней исчезает не надежда, а зависть. Нет ничего страшней коллективного невежества, наделенного правом профессионального устройства чужого счастья. У ЮНЕСКО широкий спектр обязанностей, включая "обеспечение справедливости, соблюдение законности, всеобщего уважения прав и основных свобод человека... для всех народов, без различия расы, пола, языка, ориентации или религии". Трудно сымитировать больший оргазм мозга в этом бессмысленном наборе фраз. Очень уж напоминает что-то типа "труд из обезьяны сделал уставшую обезьяну". Всякая умирающая культура рано или поздно обязательно деградирует в добровольный идиотизм. Поэтому, наверное, весьма символично, что штаб-квартира ЮНЕСКО расположена в Париже - наиболее ярком городе эпохи Высокого Вырождения.

Культуре нельзя научить, а можно только научиться. Хотя и это далеко не всем дано. Когда "палестинские ученые" вдруг объявили Иегошуа из Назарета "первым мучеником за веру в Аллаха", в ЮНЕСКО отреагировали жидким смехом. А спустя каких-то пару лет, когда Махмуд Аббас уже с высокой трибуны заявил во всеуслышание, что "этот человек" был не просто мучеником, а "борцом за свободу Палестины от сионистов", в ведомстве Ирины Боковой восприняли уже с пониманием. Ибо взаимное понимание требует взаимной лжи. Это основа любой политической демагогии. И если пещеру Праотцев в Хевроне одним росчерка пера превратили в исключительно мусульманскую реликвию, а могилу праматери Рахели, расположенную по дороге в Бейт-Лехем, признали "мечетью Биляля Ибн Рабаха", то стоит ли удивляться не менее нелепым резолюциям Совбеза ООН?

Не все читается, как пишется. Современный диплом о высшем образовании зачастую соответствует лишь соображению ниже среднего. Даже если он выдан МГИМО. Между тем, Махпела стала "мечетью" почти три тысячи лет спустя после того, как Авраам купил ее у хетта Эфрона за 400 шекелей серебра. В 1267 году мамлюкский султан Бейбарс I решил увековечить свое имя, запретив евреям и христианам молиться в пещере. Евреи могли подняться по лестнице сначала только на пять, а позднее - на семь ступенек, чтобы опустить записку с просьбой к Б-гу в специальное отверстие в стене. Христиан лишили и этого. Тем не менеее, это не считалось дискриминацией. В том числе и на протяжении 28 лет пресловутого "британского мандата". Так продолжалось вплоть до Шестидневной войны. И лишь после освобождения Хеврона пещера была открыта для всех желающих. Без каких-либо резолюций или указаний ООН. А если точнее, то и вообще вопреки им.

Ложь в отличие от образования требует напряжения всех способностей. Поэтому чаще всего наиболее больны те, кто считает себя абсолютно здоровым. Чтобы занять место у парковки истории, достаточно просто пересесть в танк забвения. В интервью каирской газете "Аль-Сабах" директор археологического музея в Луксоре Мустафа Вазири рассказал свою версию истории праздника Песах. «Фараон, правивший в эпоху нашего пророка Мусы, не был царем, - заявил он. - Это имя диктатора из бедуинской династии Джабарин, которую называют гиксосами. Его власть распространялась только на Нижний Египет... Следовательно, никто не изгонял еврев из Древнего Египта. Израильтяне сами превратили собственное имя тирана в титул египетских правителей, что и позволяет им утверждать, что мы насиловали их женщин и убивали детей. В то время, как, согласно Корану, "фараон" всегда считался частным лицом и ассоциировался исключительно с грубыми людьми».

Иногда все-таки лучше промолчать, прослыв идиотом, чем заговорить, окончательно развеяв сомнения. Стоит арабу вляпаться в историю, как у него обязательно появляется собственная событийная версия. Это очень напоминает назойливых мух, которые вечно вьются вокруг воспаленного тела человечества. Зато как приятно ехать на верблюде и рассуждать о несовершенстве технического прогресса. В мире много несуразностей. А искусство и вовсе требует жертв. Вот и в программу очередного Каннского фестиваля зачем-то включили документальный фильм ливанского режиссера Насри Хаджаджа "Мюнхен: палестинская версия". Кому бы ни пришла в голову эта мысль, тараканы наверняка аплодировали стоя. Ибо речь идет, как нетрудно догадаться, о хладнокровном убийстве израильских спортсменов на олимпийских играх 1972 года, которому нет и не может быть оправдания. А весь пафос фильма сводится к тому, чтобы реабилитировать убийц и показать, что браться за оружие "арабских патриотов" заставляет только "израильская оккупация".

В кино обычно идут умные, а спрашивают с них, как со здоровых. В жюри попадают все остальные. Задача исламских хаджаджей - воспевать "подвиги" террористов. И они с ней успешно справляются. С помощью недальновидных корифеев от искусства, для которых оно, как религия, где вместе со жрецами должны быть и свои мученики. Поэтому в каждой галерее - свои художества. Конечно, и шутовской сапог порой оставляет неизгладимый след. Но ведь мюнхенская трагедия может повториться и в Каннах. Как уже не раз повторялась в мадридах и прочих парижах. За последние пятнадцать лет мусульмане (в подавляющих случаях арабы) организовали и провели свыше 28 тысяч терактов. В интервью фламандской газете De Standaard бельгийский министр внутренних дел Ян Ямбон назвал их "раковой опухолью Европы". За это его тут же смешали с грязью. Те самые обанкротившиеся "властители умов", на глазах которых поборники "мирного ислама" обнимались и плясали, радостно приветствуя террористические атаки в Брюсселе. И заодно забрасывая полицейских и журналистов камнями и бутылками с бензином.

Нынче это зовется межнациональным диалогом: приходишь со своим мнением, а уходишь - с исламским. А раньше, в дополиткорректные времена, называлось сговором. У Европы в этом большой опыт. И широкая география. Сговаривались с Гитлером. Сговаривались со Сталиным. И даже с Арафатом. Причем задолго до мюнхенской олимпиады. Швейцарский министр иностранных дел Пьер Грабер заключил тайную сделку, которую сам же инициировал еще в 1970 году. Освободив всех арабских боевиков в обмен на обещание не совершать теракты в международном аэропорту Цюриха. «Пусть это звучит и шокирующе, - заявил недавно в интервью столичному радио Жан Циглер, который вел по его поручению переговоры с бандитами. - Но зато больше не было никаких нападений».

Откупалась не только Швейцария. Откупались все. Демонстрируя лучшие образцы демократии в ее самом неприглядном виде. Пытаются откупиться и сейчас, когда настало время пожинать горькие плоды. У некоторых все еще получается. Как, скажем, у вице-премьера шведского правительства Осы Ромсон, которая в эфире телеканала SVT назвала теракты 11 сентября 2001 года "несчастным случаем". Другие вообще называют их "провокацией ЦРУ" или "еврейским заговором". Порой такое ощущение, что они родились с презервативом на голове. Ведь есть же люди, у которых вместо сердца мочевой пузырь: ему не прикажешь. С них нельзя сдирать маски. Вдруг под ними намордники? Мы живем в замечательное время, когда прогресс идет в ногу с варварством. Снова. И почти по Фрейду.