Maof

Friday
Oct 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Случайностей не существует - все на этом свете либо испытание, либо наказание, либо награда, либо предвестие.
Вольтер


Хотеть не вредно. Вредно не хотеть. Ведь чем больше желаний, тем сильней вера в то, что они сбудутся. Но, как говорят американцы, если б желания были лошадьми, то тогда даже нищие смогли бы ездить. Поэтому и фантазии обычно не идут дальше благих пожеланий хронического здоровья и вечно беременного кошелька без какой-либо угрозы выкидыша. Оттого и мир в итоге стремительно катится к лучшему. Начиная, как и положено, со Святой земли, к которой по привычке прикованы все взоры. А чем шире выбор, тем больше сомнений. Иногда и взаимное одобрение тоже ободряет. Вот и самозванный "хранитель" Храмовой горы вечно второй Абдалла соизволил побывать с историческим визитом в Рамалле, где торжественно обещал Махмуду Аббасу заставить Вашингтон признать западнопалестинское государство со столицей в Иерусалиме. В свою очередь растроганный до слез Абу-Мазен просил восточнопалестинского короля быть снисходительным к неразумному Израилю, разрешив тель-авивскому послу вернуться в Амман. Амбиционисты, однако. Хоть и не с горы Сион.

Каждый абдалла мнит себя творцом. Оставаяясь в обличии демона. Это чем-то напоминает крутые скалы, куда добираются только орлы, но обживают почему-то змеи. И лишь время не теряет зря времени. На смену смутным временам грядут мутные. С их непроглядной ясностью ума будь то в политике или экономике. И сковывыющим страхом перед стремительно надвигающейся войной, горячее дыхание которой все ближе, несмотря на отчаянные попытки всячески избежать ее. Турция, еще совсем недавно на чем свет стоит поносившая Израиль за строительство "забора ненависти и позора", теперь уже сама, спешно отгородившись от Сирии, ударными темпами возводит трехметровую стену на границе с Ираном. Одновременно протягивая ему руку для военного сотрудничества. Против курдов и... евреев. Тегеран, в свою очередь, тоже трудится не покладая рук над созданием сухопутного коридора от Хузестанской равнины до Средиземного моря. Что позволит ему существенно расширить рамки своего влияние во всем ближневосточном регионе. И даже далеко за его пределами. Угрожая интересам не только заклятого Иерусалима, но и не менее ненавистной Анкары.

Всесторонне недоразвитые отношения всегда возникают на ровном месте. Верил ли сам иорданский король в то, что говорил? Или это была просто попытка хоть как-то утешить Махмуда Аббаса, а заодно и себя? Поскольку уже и Джаред Кушнер, похоже, усомнился в том, что сможет найти "уникальное" решение, которое раз и навсегда положит конец тупиковому ближневосточному конфликту. В чем честно признался в приватной беседе на встрече со стажерами Конгресса. Это, конечно, не означает, что он созрел для того, чтобы сложить полномочия, а США готовы поменять вектор своих внешнеполитических пристрастий. Дональд Трамп, который, как мы помним, заявил сразу после инаугурации, что если его зять не сумеет развязать ближневосточный узел, то тогда больше и никто другой не сможет, закусил, видимо, удила, решив добиться призрачной цели любой ценой. Но амбиции не самый лучший советчик. Особенно в переломные исторические моменты. Да еще к тому же на фоне резко ухудшившихся отношений с Россией и заметно ослабевших связей с Европой. Причем именно тогда, когда в дошедшем до ручки мире опасность грозит буквально отовсюду. А Белый дом, как ни в чем не бывало, излучает неподражаемый оптимизм, пытаясь убедить нас, что если удастся вдруг опалестинить хотя бы Иудею, то та же Северная Корея вместо ракет с ядерной начинкой начнет запускать в безоблачное небо лишь разноцветные воздушные змеи и шары.

Внутри каждого яблока спрятан огрызок. Взаимопонимание - это не компромисс, а понимание того, что страны, как и люди, хотя бы чем-то отличаются друг от друга. И потому не стоит пытаться сделать их "лучше". Иначе самый идеальный процесс сближения, наоборот, отдалит его еще больше. Надежды Израиля на особые отношения с Америкой, скорее всего, так и останутся надеждами. Попытки добиться от Вашингтона гарантий того, что при заключении соглашения об окончании военных действий в Сирии будут учтены и израильские интересы, ни к чему не привели. Делегация израильских спецслужб во главе с директором "Моссада" Йоси Коэном и начальником военной разведки генералом Герци Галеви вернулась с "тяжелым сердцем". И пустыми руками. Их не услышали. Потому что не хотели слушать. Хотя ничего сверхъестественного израильтяне не просили. А всего лишь требовали то, что и должны были требовать - вывода из растерзанной страны представляющих опасность незаконных зарубежных вооруженных формирований. И прежде всего, так называемых иранских "добровольцев", боевиков "Хизбаллы" и шиитских наемников, привезенных из Афганистана и Пакистана. Поэтому то, о чем Йоси Коэн постеснялся сказать в Вашингтоне, сказал Биньямин Нетаниягу в Сочи: Израиль не позволит Ирану не только доминировать на Ближнем Востоке, но и попытаться закрепиться в Сирии. Пусть даже ценой тотальной войны. И эти слова предназначались отнюдь не Путину, а, прежде всего, для Трампа.

Между тем, факт остается фактом: у Белого дома собственное понимание взаимной выгоды. Отодвинув Сирию на второй план, Дональд Трамп взялся за Афганистан, где США за последние шестнадцать лет закопали 800 миллиардов(!) долларов, а подконтрольные им войска потеряли 40 процентов территории. Однако обещанная президентом "война до победного конца" может закончиться гораздо раньше, чем он планирует. И обернуться совершенно обескураживающим результатом. То бишь в пользу пуштунов, добрая половина из которых отождествляет себя с потерянными десятью израильскими коленами. А у них хобби такое - разрушать великие эсавские империи. Но если военное фиаско еще пока не совсем очевидно, то политический коллапс уже налицо. Аббас открыто саботирует все начинания Трампа, угрожая аннулировать палестинскую автономию и установить на подвластной ему территории диктатуру Организации освобождения Палестины (если, конечно, позволят). Одновременно добиваясь при этом полноценного членства в ООН. Не иначе как плевок следует расценивать и встречу его эмиссаров с главным прокурором международного Гаагского суда Фату Бенсудой, которая состоялась в тот же самый день, когда в регион прилетел главный ближневосточный куратор Джаред Кушнер. И вовсе не для того, чтобы заняться болевой курдской темой, которая обещает стать еще одним дополнительным очагом международной напряженности.

Трудно сделать правильный выбор, если любой рассматриваемый вариант неприемлем. И не важно, кто напротив. Важно, кто рядом. После острой критики и слева, и справа Трамп решил усилить "палестинское направление". Прикомандировав к Джареду Кушнеру и Джейсону Гринблату советника по национальной безопасности Дину Пауэлл. Вообще-то настоящая ее фамилия Хабиб. И она бывшая египтянка. А поскольку бывших египтян не бывает, то нетрудно догадаться, в какую сторону качнулся маятник. Тем более, что Египет, Иордания и подконтрольная Махмуду Аббасу часть Иудеи и Самарии выступают сейчас единым фронтом, требуя отступления Израиля к линии прекращения огня 1949 года. В задачу "трио" входит и как можно быстрей вовлечь в переговорный процесс Саудовскую Аравию, Арабские эмираты и... Катар, который уж тут точно как не пришей верблюду хвост. Зато задумка в общем то, что надо: зачем вешать обузу себе на шею, когда есть возможность задействовать других? Только и этот старый трюк не гарантирует успеха. Ибо пока Соединенные Штаты не перестанут делить мир на себя и остальных, их "добрые намерения" будут восприниматься как великодержавное высокомерие и тщеславие. А с таким багажом далеко не уедешь.

Политики - не саперы: могут позволить себе дважды наступить на одну и ту же мину. И не поумнеть. Внешнеполитические отношения похожи на бумеранг: что предложишь, то и получишь. А что может быть глупей, чем посредничать в заранее обреченном на провал деле? Наверное, и Трампа вовсе не случайно так яростно клюют со всех сторон. Не отголоски ли это его "рыбьей" ближневосточной политики? И вот ведь что удивительно: чем глубже он погружается в болото "палестинской проблемы", тем сильней тиски трясины. Но горбатому все же хуже, чем слепому: он хотя бы видит свой изъян. Борьба за мир на Ближнем Востоке свелась к борьбе во имя самой борьбы. С этим можно было бы еще как-то смириться, если б коварство не выдавалось за слабость, а подлость - за умение выживать. Мир любой ценой ничего не стоит. Тем более, если этого мира нет в сердце. Одно лишь отсутствие Израиля сделало бы существование всех окружающих его аббасов совершенно бессмысленным. Как и кормящихся вокруг них бесчисленных международных "адвокатов".

И все-таки трудно сохранить лицо, когда предательски подтекает политический макияж. Слетав на американские деньги в Пекин, Махмуд Аббас пожаловался Си Цзиньпину на "откровенную предвзятость" Вашингтона, который "окончательно утратил право называться честным посредником". Это был не экспромт, а домашняя заготовка. По заранее скроенным китайским лекалам. Ибо не прошло и недели, как представитель КНР в ООН Лю Цзеи призвал мировое сообщество поддержать озвученную им "новую мирную инициативу". Тут он, конечно, явно переборщил: никакой новизной и в помине не пахнет. Если не считать запланированного совместного арабо-израильского семинара борцов за мир, призванного "способствовать решению палестинской проблемы". Впрочем, и он под вопросом. Поскольку у "палестинцев" на этот счет диаметрально противоположное мнение. «Израильские миротворцы - бездельники и болтуны, занимающиеся откровенным очковтирательством, - заявил их "правозащитник в законе" Юнес Арар. - На бесполезные посиделки и экскурсии они тратят треть поступающих из-за границы средств. Столько же уходит на зарплаты жирующего руководства, а остальное - на содержание непомерно раздутого административного аппарата». И ведь, похоже, шельма, прав. Впрочем, ни для кого не секрет, что к светлому будущему, минуя темное прошлое, стремятся в основном только арабы, правозащитники, проститутки и социал-демократы, если перефразировать одно очень известное прусское "лицо без гражданства".

Жаль Трампа, позволившего втянуть себя в вечный поиск удачного компромисса, который никого не устраивает, поскольку никому невыгоден. Вместо того, чтобы прислушаться к вполне здравой позиции Абу-Мазена, которую он, кстати, и не скрывает: исправить уже все равно ничего нельзя, но зато окончательно испортить пока еще можно. Соседи не меняются. Просто позволяют лучше узнать себя. Можно перевести стрелки часов, но никак не время. И в самом деле: каждый грядущий год кажется вечностью, а прошедший век - одним мгновением. Но если время наступает на пятки, значит, приходит другое время. Китаю тоже не дает покоя "оккупированный" Иерусалим. Что в принципе опять же не ново: чем никогда не владел, того и потерять не жалко. Единственное, чего не учел Пекин (как, впрочем, и Вашингтон): бумерангом возвращаются не только слова, но и мысли. Ответ пришел почти мгновенно: два мощных разрушительных землетрясения в течение одного дня. В разных концах страны. А следом за ними и мощный цунами, вызвавший сильные наводнения. В скобках, между прочим, заметим, что и хьюстонский кошмар из того же разряда. Не будем гадать на шанхайской розе, случайность это или закономерность. А лучше зададимся вопросом, какой прок Китаю от столь трогательной и по-отечески теплой заботы о "палестинцах"? Неужели, чтобы лишний раз насолить американцам?

Вопрос вполне закономерный. Учитывая степень израильско-китайской экономической интеграции. Ведь только в прошом году китайские корпорации инвестировали в израильскую экономику 16,5 миллиардов долларов - на порядок больше, чем раньше. Пекин кровно заинтересован в израильских технологиях. Но и Иерусалиму крайне важно укреплять взаимовыгодное сотрудничество со второй экономикой мира. Прежде всего, в рамках масштабного проекта под названием "Новый Шелковый путь", который наряду с экономическим преобразит и политический ландшафт как страны, так и региона. Что особенно важно, поскольку и политика, и экономика, и культура интегрируются в единое целое. Пока же в двусторонних отношениях явный перекос в сторону экономики. Идеологически Китай ближе к Ирану, откуда качает углеводороды. Достаточно сказать, что каждая десятая поступающая в страну тонна нефти - иранская. Хотя в Пекине, конечно, отдают себе отчет в том, что тесные военно-политические узы с Тегераном не способствуют укреплению связей с Израилем. И, тем не менее, Китай определился со своим выбором. Не в пользу Израиля. Но и Израиль сделал свой стратегический выбор. Не в пользу Китая. И это, безусловно, отразится на долгосрочной перспективе.

Иногда полное отсутствие выбора облегчает принятие решения. Ошибка - всего лишь мост между знанием и опытом. А вот стратегические просчеты не компенсировать даже самыми ловкими тактическими ходами. Китай всегда смотрел на Израиль как на американского вассала. И голосовал в ООН за любые антиизраильские резолюции (эта тенденция не изменилась и сейчас). А Израиль, повернувшись лицом к Востоку, шаг за шагом укреплял отношения с Индией. Пока они не вылились в полноценный военный союз, непосредственно угрожающий китайским геополитическим интересам. Потому что быстро растущая индийская мощь становится весомым сдерживающим фактором китайской региональной гегемонии. В чем Пекин и убедился во время недавнего двухмесячного конфликта на плато Доклам. Предыстория этого противостояния уходит своими корнями в начало 60-х годов минувшего века. Захватив Тибет, Китай попытался присоединить к себе и крошечное королевство Бутан. Спровоцировав войну с Индией. Но желаемого результата не добился, оставив пограничные разборки на будущее. Причиной нынешнего резкого обострения ситуации стало решение Пекина проложить новую горную дорогу в районе бутанского транспортного коридора Силигури, который считает своим, хотя и не имеет на него никаких прав. В Нью-Дели, расположенном всего в 350 километрах от тибетской границы с Китаем, расценили это как попытку отрезать страну от ее северо-восточных штатов. И дали понять, что воспримут не иначе, чем объявлением войны.

Еще каких-нибудь десять лет назад никто и ничто Китай бы не остановило. Но пока он крепил ирано-пакистанскую дружбу с арабо-палестинским уклоном, безбожно копируя все, что только попадает в руки, Индия сделала ставку на новейшие технологии. Прежде всего, военные. Пригласив на свой поистине колоссальный оружейный рынок, который почти полностью контролировала Россия, Соединненные Штаты и Израиль. Жесткая конкуренция самым благотворным образом отразилась на качестве. Более того, новые игроки предложили совершенно фантастические условия - совместный выпуск оборонной продукции. На индийской территории. В итоге всеобъемлющая модернизация армии привела к коренной перестройке не только военно-промышленного комплекса, но и всей экономики в целом. Превратив в одночасье в Индию в сверхрдержаву с четвертой по мощи армией мира. Причем весомую лепту в это внес и Израиль, ставший стратегическим союзником стремительно растущего азиатского гиганта. Изменилась не только Индия, которая теперь способна постоять за себя. Изменились сами обстоятельства. И Китай это понял, пойдя на попятную. Пекин тихо свернул дорожные работы и объявил об отводе своих инженерных подразделений. А в качестве мести Израилю пообещал Махмуду Аббасу помочь отвоевать Иерусалим.

Это еще не апокалипсис. Настоящий апокалипсис начнется тогда, когда китайцы станут подделывать собственную продукцию. Ну, а если серьезно, то угроза войны никуда не исчезла. Причем катализатором ее выступает... Китай. Несмотря на то, что сложившаяся геостратегическая ситуация не на его стороне. Тем не менее, он не упускает случая подлить масла в огонь. Либо самостоятельно, либо чужими руками. В этом плане весьма показательна позиция КНР в отношении корейского кризиса. Вот что, скажем, пишет китайский официоз Global Times: «Если Северная Корея атакует Америку, то Китай проявит нейтралитет. Но в случае американского удара по КНДР остановит агрессора твердой рукой». Американо-китайские отношения пока не на точке замерзания, но близки к тому. Учитывая серьезные экономические разногласия. Трамп не намерен мириться с очевидным перекосом в торговле с Китаем. И готов пойти на самые жесткие меры, чтобы ликвидировать ежегодный дефицит торгового баланса, который превышает 300 миллиардов долларов.

Говорят, мир - это зеркало, в котором каждый видит свое отражение. Но мы в большинстве своем слепы. И тогда, выходит, война - расплата за цивилизацию? Прямо на наших глазах между Ближним и Дальним Востоком формируются два мощных военно-политических блока. В первый во главе с США входят Австралия, Япония, Южная Корея и Индия. Во втором определяющую роль играют Китай, Россия, Пакистан и стоящие несколько поодаль, но разделяющие общие ценности Иран с Северной Кореей. И неважно, кто первым бросит зажженную спичку. Вся трагедия в том, что некому остановить его руку. Потому что и смешно и грустно, когда возглавляющий Пентагон генерал Джим Мэттис, глядя на летящие над Японией в сторону Гуама баллистические ракеты, призывает решать северокорейскую проблему мирным путем. А генсек ООН Антониу Гутерриш, приехавший в Израиль делить Иерусалим, возлагает в это время венок к мавзолею Арафата и утешает родственников террористов, отбывающих пожизненное заключение в израильских тюрьмах. И это уже финиш. Ибо мир, живущий по скотским правилам, обречен. Б-гу ведь тоже все равно, кому и почему "всё равно".