Maof

Sunday
Feb 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В минувший вторник глава правительства Венгрии Виктор Орбан дал интервью немецкому изданию “Бильд”, в котором осветил актуальные вопросы венгерской внешней политики.

В частности, Орбан коснулся темы отношения Венгрии к программе приема мигрантов, утвержденной Евросоюзом и обязывающей Венгрию ежегодно принимать 1300 “мусульманских беженцев”. Программу, которую Венгрия категорически отказывается выполнять — даже под угрозой санкций.

Отдельной темой этого интервью стало отношение венгерского правительства к миллиардеру Джорджу Соросу, деятельность которого венгерское правительство подвергает резкой критике.

Наибольшее неприятие в Венгрии, как отметил Орбан, вызывает деятельность Сороса, направленная на поддержку и стимуляцию нелегальной миграции в европейские страны.

“Сорос, — подчеркнул венгерский лидер, — содержит на свои средства шестьдесят неправительственных организаций, которые поддерживают нелегальную иммиграцию. Речь в этом случае идет не о свободе выражения своей позиции, но — о национальной безопасности…”.

Орбан подробно разъяснил, почему его страна отказывается принять 1.300 сирийских беженцев, согласно квоте Евросоюза.

По его словам, эти люди никогда не станут настоящими гражданами страны, но — организуют “параллельные общества”.

Комментарий

Хорошо известна резко отрицательная позиция главы венгерского правительства в отношении к принятой в Евросоюзе мигрантской политике. В этом смысле заявление Орбана не назовешь сенсационным. Однако некоторые детали, связанные с интервью, вызывают большой интерес.

Самое первое и главное, что бросается в глаза, что венгерский политик, пожалуй, первым среди официальных европейских лидеров, счел нужным подвергнуть сомнению, а точнее — фактически опровергнуть само принятое в ЕС определение “мусульманские беженцы”.

“Мы не считаем этих людей, — заявил журналисту “Бильд” венгерский премьер, — мусульманскими беженцами. Это — мусульманские оккупанты”.

Лучше, как говорится, не скажешь. Такое определение точно соответствует действительности. Однако повторить эту, совершенно очевидную истину, сегодня решатся, как нам представляется, немногие европейские политики.

Вместе с тем (и это второй, любопытный момент) венгерский премьер делает столь крамольные на сегодняшний день, с точки зрения европейской политики, заявления не где-нибудь, но с трибуны, пожалуй, наиболее популярного в Германии еженедельника.

Ничего подобного тому, что сказал Орбан в интервью корреспонденту “Бильд”, разумеется, не найдешь ни в официальных документах германского правительства, ни в речах германских лидеров.

Однако можно не сомневаться, что в сердцах рядовых европейцев мысли, высказанные венгерским премьером, находят глубочайшее сочувствие и понимание. Косвенное свидетельство этому — сам факт, что такое интервью корреспонденту ведущего немецкого издания стало возможным. Судя по всему, и интервьюируемый и интервьюер всерьез задумываются над тем, что несет Европе мусульманская миграция.

Следует подчеркнуть, что Орбан дает не только общую оценку происходящему, но — углубляется в детали. В том числе — рассматривает и юридические аспекты определения “беженец”, которые почему-то упорно игнорируют европейские лидеры, сторонники “миграции без границ”.

“Сириец, который прибывает в Венгрию, — резонно отмечает Орбан, — должен миновать по дороге четыре страны. Не такие богатые, как Германия, но — стабильные (основной маршрут сирийских беженцев пролегает через Турцию, Грецию, Македонию и Сербию)... Почему же они не остаются там? Да потому, что это не беженцы. Это экономические мигранты, которые не спасаются от войны, но хотят лучшей жизни”.

Венгерский премьер в данном случае апеллирует к известным международным нормам, в соответствии с которыми пересечение лишь одной границы, оставляет за мигрантом право считаться беженцем. Разумеется — если в его стране сложилась опасная ситуация. Путешествие через несколько границ в поисках лучшей жизни с понятием “беженец” — не имеет ничего общего.

Именно эту азбучную истину и пытается донести до европейцев премьер Венгрии Орбан.

И еще одно заявление Орбана представляется нам воистину программным.

“Мультикультурализм, — заявил он, — это иллюзия. Мы не принимаем ее, и вы не сможете силой заставить нас это принять. Народ Венгрии против, и я в столь важных вопросах не могу противостоять воле народа. Речь идет о суверенитете и культурной самобытности нашей страны. Венгры сами решают, кто может жить на их земле”.

Этими словами Орбан завершил интервью. Возражений и вопросов со стороны интервьюера не последовало.

Перспективы

Эти заявления Орбана без преувеличения можно считать для Евросоюза революционными. Пожалуй, еще никогда из уст официального европейского политика не звучало столько четко сформулированное опровержение официальной позиции Евросоюза. Слова же о том, что мусульманские беженцы на самом деле — мусульманские оккупанты Европы, не только четко характеризуют сложившуюся на европейском континенте ситуацию, но могут быть вполне применимы и к ситуации в Израиле.

Ибо в своей экспансии против еврейского государства мусульмане и арабы постоянно используют против евреев, строящих свое национальное государство на своей земле, дарованной еврейскому народу самим Творцом на все времена — ложное обвинение в “оккупации”.

Тогда как термин “оккупация” в Израиле, по обе стороны от “зеленой черты”, вполне применим к самим арабам и мусульманам, которые открыто провозгласили, что их цель — захват земли Израиля и уничтожение евреев, которые живут на этой земле. А когда им это не удается — они направляют все силы на то, чтобы убить как можно больше израильтян.

У израильских евреев неоднократно была возможность убедиться в том, что никакое мирное сосуществование с еврейским государством не входит в планы арабов и мусульман. Именно потому, что их задача — не установление мира и не создание своего государства, но — экспансия и оккупация всей территории, на которой находится Израиль.

В этом смысле задачи палестинцев ничем не отличаются от задач так называемых мусульманских беженцев, которых Орбан совершенно справедливо назвал “мусульманскими оккупантами” Европы.

И мы, евреи, так же, как венгры — имеет полное право сами решать, “кто может жить на нашей земле, Земле Израиля.

evrey.com