Maof

Thursday
Oct 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Император Карл 5-й говорил, что к богу он обращается по испански, с мужчинами беседует по французски, женщин соблазняет на итальянском, а со своей лошадью разговаривает по немецки. Оскорбительно для немцев, учитывая немецкую философию, и оскорбительно для лошадей, учитывая участие немцев в геноциде.

Немецкий философ Фридрих Ницше понял куда идет человечество, потому что в 19-м веке был свидетелем большого подъема "идеологии". Ницше предвидел куда дует ветер идеологии без бога, которого он убил или, по крайней мере, думал, что убил. Он понял опасность светской идеологии, источником компетенции которой является человек, потому что человеческие идеологии склонны полагать, что являются абсолютной истиной и поэтому становятся тоталитарными.

Различие между идеологией, источником компетенции которой является человек, и теологией заключается в факте, что человек в своем религиозном мировоззрении не может достигнуть цельности, полноты. Цельность принадлежит только внешнему источнику. Это верно и по отношению к западному либерализму или его обличью – просвещенности. Когда просвещенность консервативная, она действует эволюционно, в темпе, подходящем к действительности. Если она либеральная, прогрессивная, она склоняется к революциям, стремится навязать свои идеи без всякой связи с обстоятельствами.

Либеральный деспотизм и политкорректность – это перевоплощение идеи Платона, что есть утопический рецепт власти мудрых над глупцами. Этатизм. Во время французской революции просвещенные якобинцы отрезали головы тем, кто недостаточно быстро продвигался к идеалам свободы, братства и равенства. Оргии убийств, творимые французскими революционерами, не знали насыщения. Именем просвещенности воды реки Сена стали красными от крови.

Хоть сегодняшние просвещенные не рубят головы, но во всем, что касается фанатизма их абсолютных идей и амбиций знать, что хорошо для народа, они не отличаются от якобинцев. Когда британцы проголосовали за Брекзит, они не только голосовали за освобождение от бюрократов из Брюсселя, но и выразили вотум доверия своему умению руководить своей жизнью без подчинения диктатуре либерализма.

3.01.2020

Перевел Яков Халфин