Maof

Tuesday
Mar 09th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Попытка очистить язык от якобы оскорбительных терминов является не только пустым пуризмом, но и частью агрессивного мировоззрения

Драматург Денис Потер (Denis Poter) сказал как-то, что проблема со словами заключается в том, что вы никогда не знаете в чьем рту они были. У нас есть и другие проблемы со словами. На прошлой неделе министр обороны Бени Ганц заявил, что в армейских бланках не будут фигурировать слова "отец" и "мать", вместо них будут "родитель 1" и "родитель 2". В тот день показал мне работник фирмы Intel письмо, полученное от руководства фирмы, в котором указание прекратить использовать термины, воспринимаемые сегодня как оскорбительные. Например, при работе с двумя жесткими дисками и один из них доминантный, называют их master and slave (господин-хозяин и раб). Руководство фирмы дало указание заменить это на "основной и вспомогательный". В черный список запрещенных в Интеле терминов вошел и термин "черный список", воспринимаемый как оскорбляющий черных.

Иногда пытаются представить этот крестовый поход против разговорного языка как наивную попытку защитить чувствительных людей от душевных страданий. Трудно поверить, что причина в этом. Речь не идет о личной чувствительности, а об социальной идеологии. Неужели солдаты, которые через несколько месяцев войдут с оружием в Ливан, в самом деле сломаются в душе из-за бланка, в котором будет слово "мама"? Будучи сиротой, я заполнил бессчетное количество бланков, в которых оставил пустым поле "отец", и это не оставило во мне значительных шрамов. Не бланки убили моего отца, а рак.

За войной против языка стоит ясное мировоззрение с двумя основными догмами веры: во-первых, западное общество является преступной усовершенствованной машиной подавления, во-вторых, основное средство подавления – это язык. Самой свободное и богатое общество за всю человеческую историю описывается как смертельная преступная ловушка, живущие в нем окружены невидимой паутиной длительной эксплуатации. Это подавление маскируется наивным лексиконом, и единственный путь воевать против этого подавления – коренным образом очистить язык, что приведет к прогрессивному освобождению.

Единичные случаи языковой чистки были во все эпохи. Во время Французской революции осторожный парижанин не сказал бы "царица/королева пчел". В спектакле тех дней о римском правителе Адриане запрещалось упоминать слово "император". Это не новое явление. Новым является объем и глубина языковой чистки в наше время. Речь уже не идет о точечных проявлениях пустого чистоплюйства, а об агрессивном мировоззрении.

Группа ученых опубликовала в журнале Nature призыв прекратить использовать научный термин "квантовое превосходство", потому что слово "превосходство" является расистским. Косметическая компания Лореал заявила, что прекратит использовать в своей продукции термины "очищающий" и "обеляющий". У нас депутат Кнессета Гади Ябаркан призвал в своей первой речи в парламенте стереть слово "раса" из Декларации Независимости. Где оно упоминается там? Во фразе "без различия религии, расы и пола", которую, видно, ему нужно стереть. Во время насильственных протестов движения Black lives matter профессор Ajax Paris из Лос-Анжелесского университета зачитал своим студентам письмо Мартина Лютера Кинга за равноправие черных. Его ученики пожаловались (с гневом), что в письме Кинг упоминает слово negroes, которое было употребимым в его время для названия черных. Университет поспешил отстранить Париса от должности за то, что оскорбил черных, процитировав им их великого лидера.

Черные в Америке в самом деле сталкиваются с непростыми проблемами. И дети, которые не могут заполнить поля "отец" и "мать" в бланке, сталкиваются с непростыми вызовами. Нет сомнения, что поддерживать их, как только можно. Но эти вызовы и проблемы создает действительность, а не слова, и поэтому проблемы не исчезнут даже, если слова будут заменены. Положение черных не улучшилось после того, как их стали называть "черными". Поэтому вновь поменяли термин на "афро-американцы", а потом на "африканцы-американцы" и смотрите какое чудо: слова изменились, но не проблемы. Как писал Шекспир, "роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет". Смена слов никогда не решает никакую проблему, но этот провал ни разу не привел к обдумыванию заново теории политкорректности, а лишь к ее еще более агрессивному применению – еще больше отчаянного гнева, еще больше затыкания ртов, а иногда еще больше беспорядков на улицах.

Чем нам мешает использование других слов? Чем это повредит? Я думаю, что словесное изменение само по себе в самом деле не особенно вредит. Поскольку у слов есть ограниченная сила, важность материнства не уменьшится, если армия заупрямится называть матерей "родитель 2". Вредит не новый термин, а стоящее за ним мировоззрение, которому в определенный момент надо сказать: хватит, до сих. Это мировоззрение учит видеть во всем хорошем и дорогом в нашем мире только разрушающую силу, "ядовитый мачоизм" и "белое превосходство". Я надеюсь, что министр обороны разрешает пользоваться термином, проясняющим чем является наш язык иврит: не ухищренной ловушкой преступного подавления, а просто "сфат эм" (родной/материнский язык).

("Макор ришон" 27.11.2020)

Перевел Моше Борухович