Maof

Saturday
Jun 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Конечно, большое видится издалека, но бывают и такие гигантские форматы, что нам недоступно расстояние, с которого их можно было бы увидеть – социальные катаклизмы, ломка парадигмы и прочие нашествия варваров.

Как понять, к чему они приведут? Как подготовить разумный ответ на глобальные потрясения? Только интеллектуальный мошенник может твердить, что все продумал и ответ у него в кармане. Тогда роль расстояния начинает играть время: поживем – увидим!

В том, что миропорядок нуждается в радикальном переустройстве, не возникает сомнений. Все социальные институты и международные организации, на которых стоял мир, износились до дыр и давно созрели для перестройки.

Если они чем-то еще поражают воображение, то разве что своей неэффективностью.

Тут незачем ломиться в открытую дверь: срочность нужды в капитальном ремонте давно признана ее собственными лидерами.

ООН, к примеру, сконструирована так хитро, чтобы любая попытка реформирования была обречена на провал уже в момент своего зачатия: право вето и принцип большинства не позволяют выбраться из тупичка, вот и остается только биться головой об стенку, жалуясь на несправедливую судьбину.

Еще благой памяти Кофи Аннан, генсек ООН в 90-е годы прошлого века, жаловался на недееспособность организации, призывал восстановить решающую роль Совета Безопасности как монопольного органа, легитимирующего начало военных действий. Прошло четверть века, но воз и ныне там.

Все последующие руководители то будировали идею о скорых реформах организации, то задвигали ее на задний план, увязая надолго в делопроизводственной рутине, то снова вспоминая о ней как о собственной инициативе, но всегда и неизбежно с одинаковым нулевым результатом.

ООН продолжала инфляционное штампование стереотипно односторонних резолюций, дожидаясь, пока их количество автоматически перейдет в качество. Но это не тот случай.

Примерно такая же картина открывается непредвзятому взгляду при попытке анализировать деятельность Европейского Союза. Знатоки административного ресурса указывают на конструкционные дефекты как на источник различных препон, не позволяющих повысить эффективность всей организации.

Когда-то автору этого текста довелось поспорить с официальным представителем ЕС. Предметом спора был пестрый состав Европейской комиссии, состоящей из назначенцев правительств. Правительства стран меняются по результатам последних выборов, их политические предпочтения бросает от стенки к стенке.

Их назначенцы теоретически не зависят напрямую от назначивших их политиков, но косвенно несомненно зависят - никто не назначит на Брюссельскую синекуру социально чуждого человека.

В результате коммиссия похожа на букет, сложенный из всех цветов идейной радуги. Это замечательно, аргументировал оппонент, это обеспечивает абсолютное разнообразие взглядов. Ни одна идейная ориентация не может доминировать в таком пестром наборе воззрений.

Но, на мой взгляд, проблема не в идейной диверсификации, когда мы говорим об исполнительном органе. Разные взгляды хороши разве что на творческой политологической конференции. Но неэффективным бывает такое разношерстное правительство, которое обычно называют «радужным».

Ведь по идее правительство составляется не для того, чтобы выполнять указания всех избирателей, а только некоторых, которых набралось большинство.

Да и в этом случае слово «выполнять» весьма условно – не выполнять, а преодолевать. Иначе само понятие правительства от слов «править, управлять» теряет всякое словарное значение.

Там, где правят все, не правит никто – это прописная истина.

А ведь Еврокомиссия работает именно по такому принципу - выбирает самое среднеарифметическое решение, которое приемлемо для всех, никого особо не вдохновляет, но и не оскорбляет. Но среднее по определению никогда не бывает лучшим, оно всегда посредственно.

Для органа исполнительной власти большой разнобой взглядов – делу помеха, а не помощь. О роли законодательного собрания – Европарламента – вообще лучше промолчать для ясности. Его многочисленные резолюции выглядят скорее как упражнения в прекраснодушии, чем как инструкции к выполнению. Все три классические ветви власти в ЕС разобщены максимально, и радоваться тут нечему. Это и понимается под термином «конструкционные дефекты».

Как вы думаете, в такой ситуации какой процесс оказывается более плодотворным, а какой только углубляяет действие ошибок, заложенных в самой конструкции?

Процесс централизации и бюрократической иерархизации всегда усугубляет эффект несовершенной или ошибочной конструкции, процесс автономизации и повышения компетенции местной власти за счет центральной смягчает остроту трудноразрешимых проблем.

Это одна из тех прописных истин, которые любят игнорировать те, что уже в центре. Но от законов политической механики никуда не деться. Это прекрасно понимают и сами лидеры ЕС. Поэтому уже в десятых годах этого века Жан-Клод Юнкер, став Председателем Европейской Комиссии, божился начать глубокое реформирование ЕС, без которого только ускорится период полураспада и общего увядания Союза.

Божился-то он хорошо и душевно, но ушел на пенсию, не сдвинув ничего с мертвой точки. Как и все, кто были после него.

Понятное дело, путинское нашествие на Украину прокололо пузырь, надутый неспособностью международных организаций к активному действию. Что-то делать надо, но что непонятно.

Как известно, на ошибках человек учится ... совершать новые ошибки. Самой смешной маниловщиной оказываются прожекты типа «как нам обустроить Россию». Особенно когда они звучат из уст западных экспертов.

Помогать «обустраивать» Россию сегодня - значит, брать на себя ответственность за ее преступления и будущие неудачи.

Быть экспертом по России – значит, прочитать и заучить какое-то количество придумок российских знатоков. Писано это не для того, чтобы унизить домашних экспертов, а просто потому, что, когда вы находитесь в эпицентре взрыва, у вас не может быть полного понимания происходящего, не говоря уже о будущем.

Если вас подбросило и перевернуло, вы не можете ручаться даже за то, являются ли встреченные в воздухе ноги вашими или ваших многоумных коллег.

Говоря о будущем России, можно с уверенностью ссылаться только на такие закономерности, которые испытаны временем и пространством. Ссылка на успех Соединенных Штатов тут мало помогает – это как раз пример неунитарного государства, в котором сосуществовуют 50 практически совершенно автономных штатов и один федеральный округ.

Неизбежное напряжение в отношениях между федеральными субъектами как раз и доказывает тезис, что только автономизация частей гигантского государства и спасает его от кровавого распада. Пока спасала.

Это и есть спасительный рецепт для российской государственности - глубокая автономизация ее частей, регионов и этнических образований.

При сохранении связей исключительно для аврального ответа на кризисные ситуации. Или даже без сохранения таковых. Помните естественный закон управляемости: Klein ist fein. Малое прекрасно!

Понятное дело – такая перспектива на сегодняшний день приемлема только для мудрых.

Но как раз в этом и состоит трагедия дальнейшего сушествования российской государственнойсти. Спасительная мера неприемлема для большинства россиян. Приемлемо только губительное.

http://www.nautilus.co.il/analysers/2080/nepochatyy_kray