Maof

Monday
May 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
После дождя плащ не надевают.
(Народная мудрость)


Всякий миф - иероглиф истины. Тут, надо признать, китайцы действительно близки к истине. Потому что когда прошлое становится легендой, настоящее превращается в тлен. И вина в том вовсе не в провалах памяти, как убеждают корифеи психиатрии, а в исковерконной человеческой психологии. Ведь самый эфемерный миф правдивей приторной лжи. И если мифология - это то, чему верят взрослые, а фольклор - то, что рассказывают детям, то идеология тогда - и то, и другое. Вопрос лишь в том, где граница между мифом и реальностью? И существует ли она вообще, если учесть, что очень часто миф оказывается реальностю, а реальность - мифом?

Когда в 2008 году в Париже вышла книга опального иранского полтитолога Амира Тахери "Персидская ночь: Иран под игом хомейнистской революции", ее почти не заметили. А зря. Потому что он первым обратил внимание на то, что во всех теологических школах стали вдруг, как по команде, зубрить трактат "Бахар-аль-Анвар", написанный в XVII веке муллой Маджлиси. В нем со ссылкой на весьма почитаемого шиитского имама Али ибн Абу Талиба говорится, что накануне прихода мусульманского мессии по имени Махди, "страну с сильнейшей в мире армией возглавит высокий черный человек", который поможет ему завоевать весь мир.

В Америке еще только разворачивались основные предпрезидентские баталии. И персидские богословы с замиранием сердца следили за внезапным взлетом невесть откуда появившегося Барака Хусейна, одинаково означающего как на арабском языке, так и на фарси - "благословение Хусейна". Бросалась в глаза и его многоговорящая фамилия. Ибо дословный перевод О Ба Ма - "он с нами". И еще одно удивительное совпадение - дочь Обамы с очень редким сегодня именем Малия. Точь в точь, как у дочери халифа Османа. На этом странности не кончались. Настоящую эйфорию вызвал выбор вице-президента. Ведь именно Джозеф Байден был тем самым исключением, кто с одобрением встретил февральский переворот Хомейни. И никогда не скрывал, что он ярый сторонник сильного Ирана. Как и столь же ярый противник антииранских санкций.

В Тегеране во всем этом увидели явный знак Небес. Там анализировали каждое произнесенное слово. И с удовлетворением отмечали, что ни до выборов, ни после них Барак Обама ни разу не назвал Иран государством, поддерживающим терроризм. А "Хизбалла" с ХАМАСом превратились для него всего лишь в "склонные к насилию группировки". Да и из политического лексикона совершенно исчезли такие слова, как "радикальный ислам", "джихадизм", "исламизм". Тут уж даже самые кондовые аятоллы почувствовали, что из Вашингтона подули другие ветры. О кардинальной смене курса говорили не только кадровые перестановки в Белом доме и госдепартаменте, но и стремительный исход из Афганистана и Ирака, которые США просто отдали на откуп Ирану, предварительно закопав там порядка шести триллионов долларов. Начиналась новая эра, о которой знали или догадывались только избранные. Сближение шло осторожно, но зато стремительно. И уже к марту 2011 года тайные американо-иранские контакты, на которые поначалу даже разведслужбы смотрели явно снисходительно, перешли в фазу интенсивных переговоров.

"Высокий черный человек" из "страны с самой сильной армией в мире" не подвел. Соглашение, которое Тегеран подписал с ведущими мировыми державами - США, Китаем, Россией, Германией, Великобританией и Францией, скрепив его резолюцией Совбеза ООН №2231, по сути, стало для Ирана охранной грамотой. Он об этом даже и мечтать не мог. Эта была не "историческая ошибка", как мягко выразился Биньямин Нетаниягу, щадя самолюбие хозяина Белого дома. Это был циничный торг, напоминающий приснопамятный Мюнхенский сговор. Не случайно Дональд Трамп назвал ядерную сделку "самой ужасной, какую он только видел". Хотя бы потому, что, согласно дополнительному секретному протоколу, Иран может вернуться к своей ядерной программе к середине 20-х годов, приступив к фактически неограниченному обогащению урана. Впрочем, это нисколько не мешает Тегерану делать то же самое и сейчас. В кооперации с Северной Кореей. Но с гораздо более серьезной финансовой подпиткой, появившейся в результате снятия санкций.

И это уже не миф, а реальность, в которой живут иранские муллы. В отличие от недальновидных западных политических фантазеров. Их не волнует дипломатическая мишура. Они ждут скрытого имама Махди, который сначала окончательно очистит от "неверных" Ирак, а затем освободит Мекку, раз и навсегда покончив с суннитскими потомками Абу Софвана. Причем, если верить шиитским богословам, произойти это должно уже в 2018 году (и, как ни странно, этот график пока более-менее выдерживается). Интересно, что победу, по их мнению, двенадцатый имам будет ковать вместе с "воскресшим пророком Исой". Впрочем, во многих исламских источниках пророка Мухаммеда вообще считают реинкарнацией Иегошуа из Назарета, который якобы вслед за Адамом был сотворен речением Аллаха "Кун!" ("Будь!"). Но это уже совсем из другой оперы.

Как бы то ни было, важное место отведено Ирану и в еврейской традиции. "Царь Персии будет вести войну с царем Аравии, а тот объединится с царем Эдома, и тогда царь Персии разрушит мир" (Песикта Раббати, 37: 2). Это строки из древней аггады, вошедшей в антологию мидрашей "Ялкут Шимони", которая впервые была издана в Салониках в 1527 году. Последняя фраза вызывала недоумение, приводя в замешательство многих комментаторов. Ведь Персия перестала быть великой еще во времена Александра Македонского. Да и сейчас не в той весовой категории, чтобы навязывать свою волю более могущественным в военном и экономическом отношении странам.

И какие бы устрашающие сигналы ни раздавались из Тегерана, львиную долю иранского экспорта по-прежнему составляют нефть и газ. А торговый вес пользующихся также спросом черной икры, ковров ручной работы и фисташек почти невесом. Зато импорт заметно преобладает над экспортом. За последний год он превысил 35 миллиардов долларов. Большая часть товаров поступает из пяти стран - Китая, Арабских Эмиратов, Южной Кореи, Турции и Германии. Основная причина - санкции и ограничения, которые сдерживают развитие внешнеторговых отношений. И виновата в этом правящая клерикальная верхушка, которой если чего и не занимать, так наглости. Она подпитывается, с одной стороны, твердой верой в собственную мессианскую исключительность, а с другой - в поддержку со стороны "полезных идиотов".

Локомотивом иранской экономики была и остается военная промышленность. Сюда направляется основная масса ресурсов. Даже под прессом санкций Тегеран умудрялся получать необходимое оборудование и технологии. Используя при этом не только шпионаж, но и подставные фирмы, подлог и подкуп. И, надо признать, во многом преуспел. Дошло до того, что уже Россия вынуждена покупать у Ирана турбины для крымских теплоэлектростанций, поскольку они и надежней, и экономичней отечественных. Западные санкции поневоле толкают обе страны навстречу друг другу. Тегеран так и не смог в должной мере наладить производство бензина, дизтоплива и нефтяных масел. Поэтому предложил Москве бартерную сделку: сырую нефть с частичной доплатой в обмен на готовые нефтепродукты. И получил на то полное согласие.

Не случайно, оценивая состояние двусторонних отношений, спикер меджлиса Али Лариджани заявил, что "Иран и Россия стремятся к стратегическому союзу". Но насколько это реально? Или желаемое снова пытаются выдать за действительное? Россия интересна Ирану по двум причинам: как поставщик оружия и как постоянный член Совбеза ООН с правом вето. А чем Иран полезен России? Внутренним рынком? Вряд ли, поскольку он слишком узок. Отсюда и торговый оборот между двумя странами мизерный - чуть более миллиарда долларов. Тогда, может быть, способностью дестабилизировать Ближний Восток в пику американцам? Тоже тщетные хлопоты. Достаточно вспомнить весьма красноречивое изречение Рухоллы Хомейни: «Америка хуже Англии, Англия хуже Советского Союза, а Советы хуже их обеих». Россия для аятолл всегда была и останется Советами.

Чем же объяснить в таком случае этот противоестественный союз? Стечением обстоятельств? Совпадением интересов? Наличием общих врагов? Не исключено. И все-таки есть нечто общее, что цементирует эти отношения. Мидраш раба со ссылкой на крупнейшего еврейского законодателя Саадию Гаона, творившего в X веке в вавилонской Суре, объясняет, что Эсава прозвали Эдомом, потому что "он сам красный... и герои его - красные" (Берешит, 25:30). Россия сегодня полукрасная, если исходить из ее флага. Но воспринимается, как чисто красный Советский Союз. С теми же устоявшимися врагами и друзьями. С тем же перевернутым пониманием о добре и зле. С теми же завышенными амбициями, за которыми, как правило, сплошной блеф.

Самое худшее в политике - притворство. А в российской дипломатии что ни почин, то через зад. Зато от чистого сердца. Недавно, несмотря на жесткое противодействие Израиля, "Хизбалла" сумела переправить в Ливан береговые противокорабельные комплексы "Бастион", вооруженные сверхзвуковой крылатой ракетой "Яхонт". В России "марионетка" (SSC-5 "Stooge", по кодификации НАТО) принята на вооружение в 2010 году. И уже год спустя два комплекса с восемью пусковыми установками были поставлены Сирии. В ноябре прошлого года "яхонты" впервые использовались для нанесения ударов по подразделениям сирийской оппозиции и непосредственно на суше.

Проиранские марионетки начали получать российские "марионетки" в разобранном виде еще в конце 2013 года. Об этом со ссылкой на разведывательные источники почти сразу же сообщила газета Wall Street Journal. Теперь в их распоряжении и пусковые установки. Для Израиля это плохая новость. Потому что они угрожают не только кораблям ВМФ, но и судоходству в целом, не говоря уже о нефтегазовых платформах и портах. Даже несмотря на то, что израильская противоракета "Барак" способна сбивать любую летящую цель, включая и "яхонты". Российская реакция была вполне предсказуемой: с кем поведёшься - так тебе и надо. Пойманный за руку Сергей Лавров заявил, что готов вести разговор только после того, как получит неопровержимые доказательства.

Когда терять нечего - теряют совесть. Тут бессильны и факты. В арсеналах "Хизбаллы" уже почти 150 тысяч ракет. Прежде всего, российских. Вперемешку с советским суррогатом китайского, северокорейского и иранского производства. А это значит, что в случае боевых действий по Израилю будет ежедневно выпускаться до 1500 ракет. И, как минимум, триста из них не удастся перехватить. Поэтому Хасан Насралла и куражится, угрожая атаковать любые жизненно важные для страны объекты, включая химические заводы и ядерный реактор в Димоне. Да и осмелевший Башар Асад обещает не остаться в стороне, поскольку " у Ливана и Сирии - общая судьба". Правда, и министр больше разведки, чем транспорта Исраэль Кац не остался в долгу, предупредив, что тогда и Ливан "превратится в груду развалин".

И это, похоже, не пустые угрозы. Шииты, почувствовав силу, начинают играть мускулами. С падением Мосула Ирак, по сути, превратится в иранский протекторат. Отсюда Тегеран сможет контролировать территорию площадью свыше полумиллиона квадратных километров - от Багдада до Дамаска и Бейрута. Именно эта зримая опасность и заставила Биньямина Нетаниягу поспешить с визитом в Москву. Разговор, похоже, ничего не изменил: у России всегда всё правильно, но не верно. Израиль постарается не допустит ни иранцев, ни их сателлитов на Голанское плато. И в то же время вряд ли сможет выдавить их из Сирии. Хотя бы потому, что в этом не заинтересован Кремль. Но в случае угрозы своей безопасности, не задумываясь, нанесет молниеносный удар. Тем более, ощущая за собой безоговорочную поддержку Белого дома.

Скорее всего, и Иран не готов пока к прямой конфронтации. Сначала ему надо переоснастить армию. А усилий собственного военно-промышленного комплекса для этого явно недостаточно. Не хватает и средств. Серьезным сдерживающим фактором остается также запрет на приобретение наступательного оружия, срок которого, согласно резолюции ООН №2231, истекает в 2020 году. Поэтому приходится довольствоваться тем, что удается достать, скопировать или украсть. Зато война в Сирии позволила заметно улучшить боеспособность и выучку элитных частей и подразделений. "Корпус стражей исламской революции" обогатился советско-российским опытом оперативного искусства, отработал стратегию взаимодействия различных видов войск, освоил тонкости штурма населенных пунктов и тактику ведения уличных боев. Прошла через российский "инкубатор" и "Хизбалла", взяв на вооружение основы доктрины гибридных войн.

Иран стремительно превращается в серьезного противника, с которым очень скоро придется считаться не только на Ближнем Востоке. И мириться с этим, похоже, не готов разве что только Израиль. От НАТО пользы никакой. ООН вообще в прострации. Евросоюз хотя по привычке и надувает щеки, но предпочитает держаться как можно дальше. Арабский мир и вовсе сжался, словно кролик перед удавом. Россия же, в свою очередь, привычно играет в свою игру. Как Советский Союз накануне Второй мировой войны. Сергей Лавров, выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, призывал к новому "постзападному мировому порядку". Без каких-либо пояснений. И потому чем-то напоминал Еву, напялившую костюм Адама. Это метаморфоза всех политических интриганов: научившись летать, они не могут приземлиться.

А что Соединенные Штаты? Предлагают создать антииранский военный союз, куда на первом этапе должны войти Арабские Эмираты, Египет, Иордания и Саудовская Аравия. Без Израиля, который в лице министра обороны Авигдора Либермана тоже поддерживает эту изначально утопическую идею. Эр-Рияд уже создавал мусульманский альянс по борьбе с терроризмом с участием 34 государства - от Кувейта до Пакистана и от Турции до Малайзии. И что в результате? Коалиция существует до сих пор, но только на бумаге. Зато король Салман ибн Абдул-Азиз посетил недавно Джакарту и Куала-Лумпур. Его багаж, включавший два лифта, весил 459 тонн. Для доставки свиты и груза было задействовано 36 самолетов. Вот и повоюй с такими союзничками.

История, говорят, развивается по спирали. Двенадцать лет назад Евросоюз вкупе с Лигой арабских государств настоятельно просил Белый дом отказаться от нажима на Бейрут и не принуждать его к немедленному разоружению "Хизбаллы", как того требовала резолюция №1559 Совбеза ООН от 2 сентября 2004 года. Мотивируя тем, что новому правительству Фуада Синьоры это просто не по силам. "Вопрос" предлагалось решать неспешно. В "координации с политическим процессом в Израиле". И Джордж Буш согласился с этой ахинеей. Не потому, что вдруг глубоко проникся и вошел в положение. А потому что и сам искал пути к легкому "компромиссу". Как и в случае с арафатовскими бандитами, которых он, по рекомендациям своих советников, решил не разоружать, а перевоспитывать.

Весь пародокс в том, что элементарный порядок невозможен без привычного хаоса. Меняются президенты, а система остается. И вместе с ней сложившееся видение мира. Возможен ли бушевский кульбит в эпоху Трампа? Не исключено. Если исходить из последнего доклада Национального совета по разведке США, который предсказывает "международный хаос и пересмотр основ мирового порядка". Правда, прийти к такому выводу, как сообщает лозаннская франкоязычная газета Le Temps, "помогли консультации с учеными и философами Бразилии, Великобритании, Швеции и Швейцарии". Именно они и напророчили "мрачное пятилетие", навеянное то ли "брекзитом", то ли "непредсказуемым Трампом", которое ознаменуется "невиданным усилением национализма и протекционизма". Где тут правда, а где журналистский домысел, судить не берусь. В любой газете и копаться не надо, чтобы найти то, что необходимо закопать.

Лучшим "летописцем" считается тот, кто создает самые реалистичные мифы. Поэтому и наша "реальность" такая же нереальность, как рейтинг, подготовленный консалтинговой компанией BAV Consulting совместно с Пенсильванским университетом. Ибо, определяя индекс мощи 80 стран мира, они включили в первую десятку Саудовскую Аравию и Арабские Эмираты. Но воюют не рейтинги. Воюют армии. «В будущем Персия пойдет на Вавилон и захватит его, а оттуда двинется на Эрец Исраэль», - утверждает Гемара (Вавилонский Талмуд). И в этом многовековом "мифе" гораздо больше правды, чем в горах докладов и отчетов дипломатов, политиков и военных. А посему надо быть готовым ко всему, в том числе и к войне с иранским Амалеком, которого не остановят ни Америка, ни Россия.