Maof

Saturday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Американский президент хочет понравиться своим слушателям, и он специалист в этом. Но не впечатляйтесь его комплиментами, они никак не связаны с его политическими планами

Одно из самых интересных событий предвыборной кампании Дональда Трампа на пост президента произошло в конце августа 2016г. Республиканский кандидат поехал в Мексико-сити на встречу с тамошним президентом Энрико Пенья Ньето.

Это должна была быть очень напряженная встреча: с одной стороны был Трамп, центральным обещанием избирательной кампании которого было возведение стены на мексиканской границе, которая остановит нашествие иммигрантов с юга, а с другой стороны был мексиканский президент, который, согласно предвыборным обещаниям Трампа, должен будет оплатить строительство стены. С одной стороны находился человек, утверждавший, что мексиканские иммигранты - торговцы наркотиками, преступники и насильники, а напротив - представитель этих якобы преступников. Рецепт для взрыва? Выясняется, что только на бумаге.

Когда любопытствующие журналисты спросили Трампа: что сказал Пенья Ньето о его бескомпромиссных требованиях по вопросу стены, ответил будущий президент: "А, о стене ме не говорили. Возможно, в следующий раз". Оттуда Трамп полетел на предвыборный митинг в Аризоне и перед своими республиканскими сторонниками на южной границе, любящими его идею пограничной стены, вернулся к агрессивному тону против мексиканцев с однозначной добавкой, что со вступлением в Белый дом изгонит миллионы незаконных имиигрантов, находящихся в США.

Такой он человек. Чтобы избраться, он обратится к камеистическим страхам американцев и предостережет в отношении мусульман, но это, разумеется, не помешает ему танцевать под звук сабель в Саудовской Аравии. Трамп всего-навсего пытается понравиться своим слушателям, и он специалист в этом. Его предвыборные речи были самыми лучшими представлениями, которые когда-либо видела Америка. Поэтому не удивительно, что он смог преодолеть батареи зманенитостей, мобилизовавшихся в пользу Хиллари Клинтон. Все Мадонны и Брюсы Спрингстины мира не умеют затронуть чувства простого американца, как Трамп умеет.

Трамп выступил в Музее Израиля, чтобы сделать нам приятно. Правая публика в Стране растаяла от того, что гость не сказал словосочетание "палестинское государство" в своей речи, но если на встрече с мексиканским президентом он "подзабыл" о главном избирательном тезисе, то что для него выбросить пару слов, при чем сомнительно, что он понимает, что они означают?

Американский президент - не дипломат, это написано на его политической визитной карточке. В отличие от предыдущих президентов, он не связан обязательствами с традиционной американской позицией по Ближнему Востоку. В каждый момент существуют только он и его слушатели, поэтому он использовал все ораторские способности свои и своих референтов, пишущих ему речи, источая любовь.

Разумеется, это сработало: текст был нацелен на желание израильского провинциала, чтобы его любили. Он хвалит еврейскую культуру, Иерусалим и Традицию ("Какая Традиция!"), он даже хвалит Музей Израиля. Место, которое в моем детстве было площадкой для игр, вдруг в устах президента США стало чудом света, понятно, что я расчувствовался. Психологический анализ, проведенный командой Трампа, чудесно сработал. Он в самом деле привел к тому, что мы смотрели на него влюбленными глазами.

А как это связано с планами Трампа в отношении Ближнего Востока? Приведут ли эти комплименты к американскому согласию на широкое строительство в поселениях, переводу посольства или стиранию арабских территориальных требований?

Человек, подсчитывающий сколько раз его имя фигурирует в газете, гневно выступающий в Твиттере в ответ на каждую критику в его адрес в утренней телепередаче, следящий за рейтингом новостной сети, опубликовавшей исследование о нем, - этот человек всего-навсего хочет, чтобы его любили. Поэтому он рассыпает красивые слова между Музеем Книги и Западной стеной. Параллельно он превращает саудовского короля Салмана в гуру, чью мудрость надо прославлять в каждой речи, а со встречи с Абу-Мазеном он возвращается с благой вестью, что Махмуд Аббас готов встретиться с Биньямином Нетаниягу немедленно и без предварительных условий.

На какой-то встрече он снял с повестки дня идею палестинского государства? Когда он говорит о достижении "сделки" между израильтянами и арабами, что именно это означает? Есть соглашение, на которое готовы арабы и которое не включает палестинское государство и два государства между морем и Иорданом?

Это не означает, что Трамп играет тут какую-то хитроумную игру мозгов, в итоге которой обрушит на всех мирный план, который мы обязаны будем принять. Но ясно, что в итоге этого турне "президента, полностью принявшего сионистский нарратив", - как декламировали в коалиции, - когда он или его энергичные посланники потребуют что-то от правительства Израиля, будет очень трудно ответить отрицательно. В итоге турне, если и в Иерусалиме, и в Рамалле, и в Риаде подытоживают скачок Трампа в наш регион как успех, то, видно, кто-то его неправильно понял. Возможно, это мы.

(Асаф Либерман - журналист Корпорации Кан)

("Макор ришон" 26.05.2017)

Перевел Моше Борухович