Maof

Monday
Sep 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Они оба прибыли в наш регион в начале своей каденции и обратились с речью к исламскому миру, но различие - как небо и земля. Горячие объятия Трампа по отношению к Израилю на этой неделе обострили пропасть между ним и его предшественником

Один за другим входили почетные приглашенные. Малкольм Хонлайн, заместитель председателя конференции глав еврейских организаций, он хороший приятель Нетаниягу, к тому же презиравший Обаму; бывший губернатор Майк Хаккаби, последовательно поддерживающий Трампа, полагающий, что "Израилю нельзя отступать ни с одного дюйма"; адвокат Марк Цель, представитель Республиканской партии в Израиле, житель поселения Текоа, т.е. не подозреваем в голосовании за левых; Дори Гольд, приближенный к Нетаниягу, рассматривает иранскую сделку в точности как Трамп.

Джордана Катлер, в прошлом зав.канцелярии нашего посла в США Рона Дермера, а сейчас возглавляет Facebook Israel; Эли Бир, глава "Ихуд ацала" и приятель нового американского президента Дэвида Фридмана; Алан Калмонас, депутат Конгресса от Южной Каролины, стерший из программы Республиканской партии "палестинское государство"; журналист Вильям Конигс, автор книги "Глаз в глаз", показывающей, что давление на Израиль приносит беды Америке; американский раввин Шмули Ботеах, приятель Нетаниягу и явный сторонник Трампа; и, возможно, самая символическая личность - филантроп Шелдон Эдельсон, пожертвовавший огромные суммы для избрания Трампа и давний явный сторонник Нетаниягу.

Когда все они прошли перед испытывающими глазами журналистов, более двух часов ожидавших выступлений Нетаниягу и Трампа в галерее Музея Израиля, мне стало ясно насколько общая база политической поддержки ведущих игроков - Трампа и Нетаниягу, Нетаниягу и Трампа. Хотят они или нет, речь идет о сиамских близнецах с двух сторон глобуса. Их власть опирается на группы людей, чья глубинная связь не видна зрителю. Одна иудео-христианская право-консервативная группа, разрыв внутри которой будет тяжелее, чем отмежевание Кадимы от Ликуда или группировки Ацмаут от Аводы. То есть Трамп и Нетаниягу хоть и друзья, но политически они обвивают горло друг друга. Не как в дни Обамы, у которого были совсем другие сторонники, в случае ссоры между Биби и Дональдом каждый из уважаемых приглашенных на совместную пресс-конференцию должен будет выбирать на какой он стороне, а конфликты в семье - самые кровоточивые.

Если подумаетте, что Трамп бросает Израиль на произвол, то маленькая еврейская группа может разжечь пожар в "железном евангелистском поясе" - той группе, которая чудесным образом привела Трампа в Белый дом. С другой стороны, Трамп может повредить Биньямину Нетаниягу политически, если, например, покажет, как его администрация уже пыталась сделать, что это по вине Нетаниягу посольство не переведно в Иерусалим, хоть, видно, это обвинение неверно. Так что идеологическая война между двумя этими людьми, обострившаяся на последней неделе, жестко связана с центром политической силы, приведшим их к власти.

Моральная ясность

Оба прибыли в наш регион в начале своей каденции, оба обратились с речью к исламскому миру, оба изложили свое мировоззрение. Но различие - как небо и земля. Обама в июне 2009г. в Каире обращался к массам, когда ни одного арабского лидера не было в зале. Трамп на этой неделе в эр-Риаде собрал 50 глав исламских государств от Туниса до Индонезии.

Обама льстил исламу, скрывал тяжелые болезни этой религии и обвинил Запад в бурлящем бешенстве, исходящем из ислама. "Напряжение подпитывается колониализмом, лишившим прав и возможностей многих мусульман", - утверждал он. Трамп, напротив, ни на секунду не утратил моральную уверенность в правоте, не взял на себя чужую вину, и, выступая перед исламскими лидерами, когда миллионы мусульман смотрят его выступление по телевизору, прямо сказал: фанатичный ислам.

У Обамы - "европейца", пост-модерниста, наивного - все было относительно. "Иран - сложная страна, в точности, как мы", - было его рутинное высказывание. Следствием была беспомощность и бездействие против исламского террора.

У Трампа, в лучшей американской традиции, жизнь черно-белая. "Это борьба между добром и злом", - сказал он исламским лидерам и потребовал от них прямых действий против террористов. "Изгоните их, изгоните их", - сказал он в позолоченном зале в Саудии.

Результатом этого стало то, что у псевдо-морального, релятивистского, якобы просвещенного Обамы иранская змеиная головка предназначалась стать региональным шерифом. У Трампа - в полной противоположности и моральной ясности, сияющей как хрустальная люстра - регион объединяется против Ирана. У Обамы еврейское строительство на Земле Израиля было преступлением, и не просто преступлением, а "корнем неустойчивости в регионе", ужасом, сравнимым в глазах Обамы с самыми варварскими терактами. На своей первой встрече с еврейскими лидерами Обама говорил о необходимости "отдаления Америки от Израиля" и не заехал к нам в тот свой первый визит в регион.

Трамп - с точностью до наоборот - крепко обнимает Израиль и хоть нет какого-либо развития переговоров, обравдывающего его приезд, он втиснул визит в Израиль по пути из Саудии в Европу, только чтобы прояснить на чьей стороне он находится, чтобы четко сказать: "Я не Обама". У него нет высоколитературного английского и все еще не ясно куда зайдет Путин при щедрой помощи Трампа, но это не наши проблемы. В том, что касается нас, то при всех недостатках американского президента ему ясно кто хороший, а кто плохой, а во всем, что касается Израиля и наших соседей не требуется большего.

И это огромное различие между тем, что было, и тем, что будет. Это подход, с которым Трамп прибыл в Саудовскую Аравию, еще до того, как сказал хоть одно слово в Израиле. Это объяснение сияющего лица и счастья нашего главы правительства и при личных встречах с Трампом и во время выступления в Музее. "Я хочу, чтобы Вы знали, насколько мы ценим изменение американской политики по иранскому вопросу. Я хочу, чтобы Вы знали, насколько мы ценим Ваше смелое решение действовать против использования химического оружия в Сирии, и я хочу еще сказать Вам, насколько мы ценим обновленную демонстрацию американского руководства на Ближнем Востоке", - сказал он Трампу в начале совместного обеда в понедельник. Правила дипломатической сдержанности воспрепятствовали ему сказать больше.

К региональному мировоззрению добавилось отношение Трампа к нам и к палестинцам. "Связь еврейского народа со Святой Землей древняя и вечная. Она продолжается тысячи лет, еще даже до власти царя Давида, чья звезда с гордостью представлена на бело-голубом флаге Израиля", - прояснил Трамп в своем выступлении в Музее Израиля кому принадлежит Земля Израиля. В сущности, отпечатки пальцев друзей Нетаниягу чувствовались почти в каждой строке выступления. Трамп потребовал от Абу-Мазена прекратить выплаты террористам и их семьям - вопрос, который Нетаниягу справедливо изложил Трампу, чтобы представить Аббаса частью мирового террора - того террора, против которого Трамп готовит мировую войну.

Трамп не назвал Храмовую Гору святым местом для мусульман, и трудно преуменьшить важность этого. Он не осудил поселения, что не случалось с его предшественниками с момента освобождения Иудеи и Самарии. Трамп стремится к региональному урегулированию - чего хочет и Нетаниягу, и что в несколько раз лучше для Израиля, чем невозможное соглашение на двусторонней основе с ПА. Трамп выражает полное обязательство по отношению к Израилю и еврейскому народу, и всегда приятно слышать такие высказывания.

И последнее - Трамп не сказал словосочетание "палестинское государство", и сейчас ясно, что это не случайно. Ни в Риаде, ни аэропорту им. Бен-Гуриона, ни в Бейт-Лехеме, ни в Иерусалиме, ни в Ватикане, ни в Вашигтоне, в сущности, ни разу с тех пор, как вступил в политическую жизнь. Трамп не напоминает того, кто еще недавно приносил клятву "двум государствам для двух народов”, - клятву, без которой невозможно ступить на политическую стезю.

Есть полагающие, что это принципиальный подход, а есть думающие, что это тактика, цель которой - надавить на палестинцев и Израиль до следующего этапа. Наверняка можно сказать, что по состоянию на сейчас сильная вера Беннета и Хотовели, что период Трампа - это возможность убить опасность под названием "палестинское государство", - эта вера оказывается правильной. Надо продолжать делать "контрольные выстрелы в голову", и надо, чтобы и сам Нетаниягу перестал говорить о "государстве-минус". Или как сформулировал это Акунис, превратил "Бар-Илан в бар-минан" (покойника), т.е. похоронил свою Барт-Иланскую речь.

Кстати, об Акунисе. Умеющий плавно говорить министр науки продолжает проявлять идеологическую последовательность и мужество, дефицитные у его коллег. Он был единственным из ликудовских министров, критиковавшим излишную территориальную уступку арабам, предоставленную премьер-министром для арабского строительства в районе C вокруг городов в ПА в районе A. (прим.перев. - следствием этого стало планирование арабского строительства 15 тысяч единиц жилья только в районе Калькилии) Де-факто это первое со времен "размежевания" отступление с территории под нашим контролем. Хоть член военно-политического кабинета Зеэв Элькин смог предотвратить часть возможного ущерба, когда убедил Нетаниягу не передавать ПА полномочия по планированию в этих районах, и все же не было никакой необходимости в этой уступке. И так Белый дом хвалил Израиль за экономические шаги в пользу арабов Иудеи и Самарии, так зачем делать еще уступки без оплаты? "Дадут - получат, не дадут - не получат", - сказал некто когда-то. (прим.перев. - точнее сам Нетаниягу об отношениях с арабами)

100 лет назад

Все это рисует ясную и четкую картину. В отличие от пророчеств левых и в противоречии с их прогнозами, которые являются ни чем иным, как их тайными стремлениями, Трамп не был и не будет вторым Обамой. Хоть Tramp Train и захватил Америку, но не раздавит Израиль. Верно, что среди егп советников есть 2 подхода. Можно предположить, что будут споры; всегда есть. Но в полной противоположности с прогнозами о "международной изоляции", сопровождающими правительство Нетаниягу уже 8 лет, нет сомнения, что в каденцию Трампа правый Израиль получает и получит поддержку, в том числе в области безопасности. И, разумеется, дружба не будет односторонней, и мы должны будем сделать вклад. Но друг есть, и зовут его Дональд Трамп. А если будет отстранен от власти? Во всем, что касается Израиля, вице-президент не хуже него.

Когда выступление в Музее закончилось, мы вновь должны были ждать, пока лидеры не покинут помещение. Мы использовали время для первичного усвоения услышанного. "Ты знаешь, почему линия президента не является еще более про-израильской?", - спросил меня один из приближенных к Нетаниягу. "У меня нет информации, только оценка, но если я одену ботинки Трампа, то дополнительный шаг в сторону Израиля, вроде признания Храмовой Горы еврейской или перевод посольства, приведет к разрыву США с арабским миром. Т.е. он пошел настолько далеко, насколько мог, до того места, за которым мог понести ущерб. Это мое понимание", - подытожил советник.

Другой высокопоставленный отметил, что "палестинцы вернулись на 100 лет назад". До такой степени? "Да. Впервые со времени "дорожной карты" президента Буша в 2003г. у ПА нет предварительного американского обещания какими будут результаты переговоров с Израилем и нет гарантии, что решением будут 2 государства на базе границ 1949г., как говорилось в документе. После Буша пришел Обама, который еще более высказывал обязательства этому подходу. В этих условиях у Абу-Мазена не было интереса вести эффективные переговоры с Израилем, Абу-Мазен знал, что ему нечего терять. Сейчас новая американская администрация с новым подходом, и есть хорошие шансы, что именно она сдвинет переговорный процесс".

Так почему на 100 лет назад? Потому что использование термина "самоопределение" вместо "двух государств" возвращает нас в период после Версальской конференции 1919г. "Самоопределение" - это не обязательно государство. В мире есть тысячи народов, но только 200 государств. Есть государственное "самоопределение", есть экономическое "самоопределение", есть автономия и еще много вариантов. Поэтому на бумаге они вернулись на 100 лет назад".

("Макор ришон" 26.05.2017)


Перевел Моше Борухович