Maof

Thursday
Dec 14th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В нынешнем году в Израиле и во всем мире отмечается сразу несколько знаменательных дат. Среди них — 50-летие победы Израиля в Шестидневной войне 1967 г., 100-летие революции в России, 100-летие Декларации Бальфура, объявившей о согласии Британии на воссоздание еврейского национального дома на Земле Израиля в пределах территории подмандатной "Палестины".

Однако особого внимания в израильских СМИ удостоилась еще одна дата — 40-летие с момента "исторического" визита в Израиль в 1977 году президента Египта Анвара Садата.

Этой теме были посвящены не только многочисленные публикации в прессе, но и торжественные заявления нынешних руководителей страны, включая премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу.

В заявлениях израильских лидеров подчеркивается историческое значение визита Садата и подписанного в 1979 году при посредничестве президента США Джимми Картера мирного договора с Египтом.

Проводится параллель между смелыми действиями тогдашнего президента Египта и политикой нынешнего египетского президента Абдул-Фаттаха Халила ас-Сиси.

Комментарий

Нам ничего не остается другого кроме как вслед за израильскими лидерами, уделить особое внимание именно этой дате календаря — 40-летию визита Садата.

Прежде всего, отметим странные детали.

На празднование столь широко отмечаемой в Израиле даты не прибыл ни один представитель египетской стороны.

Кроме того, и в самом Египте это дата прошла практически незамеченной. Впрочем, трудно даже представить, какими эксцессами сопровождалось бы эта дата в Египте, если бы египетская общественность ее все-таки заметила.

Мы говорим так, потому что ситуация в Египте после подписания договора с Израилем и по сей день — практически не меняется. И описать ее можно очень кратко — широчайший общественный бойкот Израиля.

Неслучайно за 40 лет после подписания договора между двумя странами не сложилось никаких минимально дружеских и добрососедских связей на уровне общественных организаций, научных ассоциаций, профсоюзов и т.д. Наоборот, египетские профсоюзы, египетские высшие учебные заведения, египетские общественные организации, египетская пресса — все единодушно выражают низменную ненависть к Израилю и абсолютное нежелание поддерживать с израильтянами и евреями какие-либо дружеские отношения.

Какие-то следы подписания мирного договора между Египтом и Израилем можно обнаружить только в самом узком кругу израильской и египетской политической верхушки. Говоря современным российским языком, мирный договор с Израилем в Египте признают только в президентской администрации. Но и это признание можно считать формальным.

Для того, чтобы в полной мере оценить ситуацию, нам придется совершить исторический экскурс в период до и во время подписания договора.
Следует подчеркнуть, что до того, как в Кэмп-Дэвиде между Анваром Садатом и Менахемом Бегиным был подписан договор, и Садат выступил в Кнессете — Египет трижды (подчеркиваем — трижды!), в союзе с другими арабскими странами, пытался уничтожить Израиль. Причем, в последний раз, в период войны Судного дня в 1973 году — эта попытка предпринималась в условиях, максимально благоприятных для Египта и других стран-агрессоров.

Не углубляясь в подробности, скажем только, что нападение было совершено в идеальной для нападающих ситуации. Речь идет, прежде всего, о тотальной неготовности Израиля к внезапному нападению. В стране в то время господствовала убежденность в том, что арабские страны, потерпев сокрушительное поражение в войне 1967 года, как минимум лет 15 не осмелятся напасть на Израиль. Таким образом, израильские военные стратеги отводили Израилю мирный период вплоть до 1982 года.

Вторым немаловажным обстоятельством была выбранная агрессорами дата нападения — день великого еврейского праздника Йом-Кипур, когда практически весь Израиль собрался в синагогах, и страна в наименьшей степени была готова отразить внезапную военную агрессию.

Но и этими исключительно благоприятными обстоятельствами Египет и арабские страны так и не сумели в полной мере воспользоваться.

Война, которая в самом ее начале не сулила, как могло показаться, побед Израилю (в первые дни этой войны Израиль потерял более 2.000 человек) — закончилась сокрушительным разгромом Египта и его союзников, напавших на Израиль. От полного военного краха эти государства были спасены только благодаря беспардонному вмешательству стоявшего за арабской агрессией Советского Союза.

После 1973 г. президент Анвар Садат, наконец-то, осознал, что победить Израиль военным путем невозможно. Однако это осознание не привело Египет и другие арабские страны к выводу, что с Израилем нужно жить в мире и дружбе. Не только наши предположения, но и вполне конкретные опубликованные документы свидетельствуют о том, что проигрыш в войнах с Израилем для арабов означал лишь выбор иной стратегии уничтожения Израиля.

И это ясно всем, кто хоть немного знаком с идеологией ислама, лежащей в основе действий арабских стран. В соответствии с постулатами мусульманской религии, ни о каком реальном перемирии, и тем более — мире с Израилем, не может быть и речи.

По той простой причине, что основной своей целью ислам ставит удержание когда-либо завоеванных земель и завоевание новых территорий, на которые с момента завоевания, должна распространяться безраздельная власть ислама.

Именно по этой причине исламские и арабские страны воспринимали и воспринимают Израиль как некое инородное тело внутри исламской "уммы". Ибо завоеванная когда-либо исламом и контролируемая им когда-либо территория становится "территорией ислама", и ни при каких обстоятельствах не может быть передана "неверным" и, прежде всего — евреям.

Подчеркнем, что ситуация может измениться, только если в самом исламе, в его основах, произойдут коренные изменения, и он откажется от данного основополагающего принципа. Что, отметим в скобках — крайне маловероятно. Пока же этого не случилось — нет никакого, даже теоретического шанса, что Израилю, находящемуся в сердце исламской уммы, будет уготована его "партнерами" иная участь, кроме полного уничтожения.

В арабском мире идет спор лишь о путях выполнения этого "священного требования" ислама. И даже после троекратного разгрома в войнах с Израилем, в арабском мире достаточно сильны сторонники продолжения той же политики. Доказательством чего служит трагический конец самого Садата, расстрелянного собственными солдатами — членами организации "Братья-мусульмане" в 1981 г. Его убили прямо на трибуне, во время военного парада, посвященного лживой дате "Победы над Израилем" (именно так патологические арабские лжецы характеризуют ситуацию полного разгрома своих армий и угрозы захвата своих столиц).

Тех же, кто, как и египетские лидеры и унаследовавшие их политику лидеры ООП, призывают УНИЧТОЖАТЬ ИЗРАИЛЬ ПОЭТАПНО, с помощью хитростей, псевдо-переговоров о мире и подписания мирного псевдо-соглашения (с участием полезных идиотов в самом Израиле) — считают в арабском мире едва ли не пацифистами.

Шаг Анвара Садата навстречу поэтапному, мирному уничтожению Израиля объяснялся еще и весьма серьезными внутренними причинами. Прежде всего — ужасающе-катастрофической нищетой поголовного большинства египетского населения. Для значительной части населения Египта и сегодня дневной рацион составляет одна хлебная лепешка и не очень чистая вода — источник постоянных эпидемий. Рост населения по экспоненте при отсутствии какого-либо способа всех прокормить (единственный более-менее "сытый" слой египетского общества — это высшие госчиновники, армия и спецслужбы) — кошмар всех египетских лидеров.

Спасти Египет могло мирное соглашение с Израилем и одновременный выход страны из сферы советского влияния на Ближнем Востоке с переориентацией на США, которые обещали Садату щедрую помощь.

Будучи проницательным политиком, Садат уже тогда "диагностировал" смертельную болезнь советской экономической системы и понял, что "советские друзья" не смогут дать Египту и малой доли того, что сулило сближение с США и подписание договора с Израилем.

Однако, повторим, это соглашение ни в коей мере не поддерживалось и не поддерживается 90% населения Египта, состоящего в основном из пропитанных исламизмом крестьян.

Такую же позицию занимает и египетская интеллигенция. Политика Египта в отношении Израиля поддерживается лишь благодаря лояльности армии, не желающей терять свои привилегии из-за "Мусульманских братьев", которых, впрочем, поддерживает почти вся страна.

Перспективы

Реально из всего того, о чем разглагольствуют левые израильские журналисты и политики в данной связи — лишь возникшее относительно недавно сближение интересов Израиля, Египта и Саудовской Аравии в противодействии Ирану и поддерживаемых им силам в регионе.

Однако ни о каком подлинном союзе Израиля с Египтом и Саудовской Аравией по вышеуказанным причинам — речь не идет, и идти не может. Можно говорить лишь о решении египтян и саудовцев тактически использовать Израиль для борьбы со своими врагами, в данном случае — шиитами Ирана и его союзниками.

Израилю следует понимать, что в силу сложившихся благоприятных обстоятельств, он на нескольких фронтах получает некую передышку.

Сегодня основные силы шиитской Хизбаллы заняты, главным образом, войной с суннитами. Похожая ситуация и с Ираном, который, несмотря на всю свою ненависть к Израилю, оказался в ситуации, когда он гораздо ближе к войне не с Израилем, но со своими суннитскими противниками — Саудовской Аравией и ее союзниками в арабском мире.

Хочется надеяться, что Израиль в полной мере сумеет воспользоваться этой передышкой — не впадая в ложную и эйфорию и не делая в корне ошибочные выводы о том, что противостояние Ирану, совместно с Саудовской Аравией и Египтом, способно что-либо фундаментально изменить в отношении его временных арабских союзников к Израилю.

evrey.com