Maof

Sunday
Jan 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Пишите громче! Вас не слышно...
(Из директивы ООН)


Настоящее - это, в какой-то степени, умершее прошлое. Поэтому не стоит оглядываться назад: там все без изменений. А для того, чтобы лучше что-то рассмотреть, необходимо хотя бы немного отойти: большое видится на расстоянии. Откуда же тогда столь неистребимое желание не отдалиться, а приблизиться? Мы живем в эпоху великих геополитических открытий. Но в газетах об этом ни слова... правды. Потому их, газеты, наверное, и читают. Чтобы с чистой совестью дуться на весь мир. Но любой порядочный политик, который сначала стал политиком, а уже потом порядочным, скажет, что если накопилось слишком много неотложных вопросов, то сперва надо решить, какие из них следует отложить в первую очередь. Ведь о самом откровенном обычно говорят либо вскользь, либо в шутку. Чтобы не было даже намека на правду.

Весть о том, что Дональд Трамп официально признал Иерусалим столицей еврейского государства вызвала невиданную эйфорию. В Израиле. И дикую ярость чуть ли не у всех остальных. Что же их так ужалило и ужаснуло? Несбалансированность американской позиции? Отказ от сложившихся негласных правил и норм? Ущемление священных арабских интересов? Ничуть. Судя по комментариям постоянного представителя США в ООН Никки Хейли, Вашингтон по-прежнему считает, что "окончательный статус Иерусалима должен определиться в ходе прямых палестино-израильских переговоров". Американское посольство перебазируется на новое место скорее всего только "после окончания конфликта". Остается в силе и порочная практика выдачи паспортов американским гражданам, родившимся в Иерусалиме, без указания страны. Не изменится и маркировка главного израильского города на географических картах.

Следовательно, заявление президента можно рассматривать как чисто декларативное. И тщательно отретушированное. Поскольку самым циничным образом нарушает основополагающие пункты партийной программы, принятой республиканцами в июле 2016 году на съезде в Кливленде. Это, во-первых, отказ от принципа "два государства для двух народов". Во-вторых, неприятие лживого тезиса об Израиле как о стране- оккупанте. И, наконец, в-третьих, Иерусалим - единая и неделимая столица еврейского государства. За эту платформу, кстати, голосовал и Дональд Трамп. Но все официальные лица, как правило, на одно лицо. И в ответственный момент предпочитают хранить молчание. Ибо все, что ни скажут, будет все равно искажено или против них же истолковано.

Политический опыт - это все-таки скорее утраченные иллюзии, чем приобретенная мудрость. Где двое мирятся, третий всегда лишний. Иногда и просто как бы невзначай оброненное слово приводит к совершенно удивительным последствиям. Трамп назвал Иерусалим столицей Израиля. Не деля его на восточный и западный. Это в памяти в конце концов и останется. И в этом, пожалуй, его основная заслуга. Все остальное - гадание на турецких тапочках. Бессмысленно строить догадки, что будет в том или ином случае. Когда Филипп II - отец Александра Македонского - предложил спартанским эфорам сдаться, дабы избежать полного разрушения города, они ответили более чем лаконично: "Если..." Если тебе норовят плюнуть в спину, значит, ты впереди.

Следует ли расценивать этот предсказуемо неожиданный "выпад" Трампа как заранее спланированную провокацию? Не исключено, если считать ее проверкой скрытых возможностей. Можно снова и снова начинать политическую жизнь с чистого листа. Только как изменить почерк? Недопонимание между Вашингтоном и Рамаллой началось почти сразу после смены "декораций" в Белом доме. И углублялось по мере усиления разногласий. Хотя и тщательно затушевывалось, а порой и скрывалось американской администрацией. Несмотря на то, что Махмуд Аббас не просто игнорировал, но и откровенно отвергал любые требования. В том числе и по такому принципиальному вопросу, как прекращение финансирования осужденных террористов и членов их семей, на которое ежегодно уходит порядка 300 миллионов долларов. При финансовой помощи США в 280 миллионов.

Каплей, в какой-то степени переполнившей терпение Дональда Трампа, стало не продолжающееся (вернее никогда и не прекращавшееся) подстрекательство к террору, а очередное обращение автономии с антиизраильскими обвинениями. На этот раз в Международный уголовный суд. В ответ Госдепартамент припугнул, что намерен приостановить работу офиса ООП (организации освобождения Палестины от евреев, если кто-то не знает или успел забыть). Вызвав тем самым нешуточный ажиотаж. Опять же в Израиле. Рамалла же, недолго думая, объявила о замораживании всех контактов с Белым домом. И тогда Вашингтон, выждав паузу, продлил работу почти "закрытого" дипломатического представительства на 90 дней. Якобы для того, чтобы к тому времени подготовить новый "мирный план".

Сложилась поистине комическая ситуация. Пока Вашингтон шарахался из стороны в сторону, Аббас, по сути, объявил ему бескомпромиссную войну. Несмотря на отповедь, полученную от главного прокурора Международного уголовного суда Фату Бенсуды, которая наотрез отказалась возвращаться к закрытому еще три года назад делу о законности штурма турецкого судна "Мави Мармара". Но это была скорее не победа, а передышка. Поскольку решений МУСа ждет добрая полдюжина других наветов о мнимых израильских преступлениях. И остановить этот поток можно только одним способом - сильнейшим потрясением. В этом перевернутом мире с бесконечным политическим хэллоуином ярче всего запоминается то, о чем хотелось бы побыстрей забыть.

И, надо признать, у Трампа это получилось. Достаточно было взглянуть на беснующегося в Стамбуле Аббаса, где проходила экстренная сходка "Организации исламского сотрудничества", который грозил вычеркнуть Америку из числа миротворцев. А с Израилем предлагал вообще порвать все отношения, в том числе и дипломатические, полностью отлучив его от участия в "мирном процессе". Что, естественно, вызвало негативную реакцию Белого дома, резко усилившуюся после того, как Рамалла в вызывающем тоне отказалась от встречи с вице-президентом Майклом Пенсом. Несмотря на заверения госсекретаря Рекса Тиллерсона, что "Соединенные Штаты еще до конца не определились с окончательным статусом Иерусалима". Впрочем, не все по достоинству оценили клинический приступ "принципиальности" Абу-Мамзера. Многих своих соратников он просто смертельно напугал. Потому что легче всего отказаться от полновестной американской поддержки и финансовой помощи. Но в итоге остаться с ошейником вместо верблюда.

Историю пишут победители. Даже если они ее и приукрашивают. Ладно бы взбеленились арабы: выйти на уровень современной цивилизации они уже не могут, а вернуться назад в пустыню еще не хотят. Что в принципе только на руку проклинаемому всеми сионизму, ибо разлагающийся арабофашизм - самое, пожалуй, эффективное для него удобрение. Можно в какой-то степени понять и Китай: у Пекина на Ближний Восток собственные виды. В отличие от Москвы, которая по-прежнему одной ногой в советском прошлом. Но почему вдруг так всполошились ближайшие союзники США? И (виданное ли дело?) именно вечно ведомая Великобритания вместе с конкурирующей Францией и примкувшей к ним Италией инициировала срочный созыв Совета безопасности ООН. Бросая тем самым открытый вызов Вашингтону.

Вот уж поистине: яичница без яиц. Все европейские "истины" - это, прежде всего, бесчисленные европейские заблуждения. И лучшей характеристикой Евросоюза могли бы, пожалуй, стать слова Уинстона Черчилля: «Он решительнее всех в нерешительности и сильнее всех в слабости». Думается, не будет ошибкой, если добавить сюда еще и ханжество. О чем, кстати, не преминул напомнить и Биньямин Нетаниягу, подчеркнув на саммите европейских министров иностранных дел, что несмотря на все уважение к Европе, "не готов принимать ее политику двойных стандартов". В Брюсселе он собирался обсудить иранский вопрос. Это был заранее спланированный и согласованный визит. Но верховный комиссар ЕС по иностранным делам Федерика Могерини настояла, чтобы "все отведенное время ушло на обсуждение Иерусалима". Добавив при этом, что по Святому городу среди стран Евросоюза нет и не может быть никаких разногласий. Полного консенсуса, тем не менее, не получилось. Венгрия заблокировала попытку осудить решение Белого дома. А президент Чехии Милош Земан и вовсе обвинил Европейский союз в "трусости и негласной поддержке палестинских террористических группировок".

Точней, если и захочешь, не скажешь. О том, что Соединенные Штаты перенесут свое посольство из Тель-Авива в Иерусалим Дональд Трамп говорил еще во время своей предвыборной президентской кампании. И это никого не шокировало. Поскольку ассоциировалось с восстановлением попранного статус-кво, на который так любят ссылаться разномастные демагоги от дипломатии и политики. Ведь это требование закона, принятого Конгрессом в 1995 году. Но умышленно спущенного на тормоза с явно надуманным предлогом - "в связи с соображениями национальной безопасности". Трамп прикрыл эту лазейку, которой самым бессовестным образом пользовались и Билл Клинтон, и Джордж Буш, и Барак Обама. Показав тем самым себя не только мудрым прагматиком, но и решительным человеком.

Этот контраст тем более разителен на фоне беспринципных европейских политиков, лучше всех поднаторевших в определении условных границ. Взять, к примеру, германского министра иностранных дел Зигмара Габриэля, который не только постоянно атакует Трампа, но и требует отгородится от Америки "красными линиями". От Израиля, кстати, тоже. И ускоренными темпами строить Соединенные Штаты Европы. В противовес "опостылевшему" Новому Свету. Ничто так не возбуждает фантазию, как дымовая завеса, которую принимают за дым сражений. Европа тяжело больна. Бесплодием. Причем в прямом и переносном смысле. Канцлер Германии Ангела Меркель бездетна. Британский премьер Тереза Мэй тоже. И итальянский Паоло Джентилони. И голландский Марк Рютте. И шведский Стефан Лёвен. И шотландский, и люксембургский... Нет детей и у французского президента Макрона. Как и у председателя Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера. А что Зигмар Габриэль? Этот типичный образчик пустого фанфоронства сожительствует с зубным врачом, воспитывая ее дочь.

И не надо обладать большой фантазией, чтобы увидеть то будущее, которое они всеми силами приближают. Такова уж, видимо, психология политических импотентов: чем меньше на что-либо способны, тем выше мнение о себе. Отсюда и двойная мораль. Борясь на словах за якобы существующий статус-кво, Брюссель в то же время и пальцем не ведет, когда его бесцеремонно нарушают арабы. Сколько, к примеру, абсурдных резолюций по Иерусалиму, грубо искажающих и фальсифицирующих историю, прняла та же ЮНЕСКО? А сколько сил и средств потрачено на защиту мифического палестинского народа? Но кто ответит на самые, казалось бы, элементарные вопросы: откуда есть пошел народ, называющий себя палестинским, где располагалась его дорамалльская столица, какие короли сидели на престоле, в какие миквы с гаремом ходили?.. Может, Федерика Могерини? Тереза Мэй? Эммануэль Макрон? Или Реджеп Интри...Эрдоган, на худой конец?

Определять, где располагать собственную столицу, - суверенное право самого государства. Так же, как и право решать, где и когда размещать свои дипмиссии и посольства. Почему же тогда члены Совета безопасности ООН единогласно (случай поистине уникальный) выступили против Соединенных Штатов, заранее зная, что те в случае необходимомти наложат вето? А после того, как египетская резолюция была заблокирована, и вовсе переместили поле битвы непосредственно в Генассамблею ООН. Но Америка - не Израиль. И бодаться с ней небезопасно. Ведь даже бесхвостая ворона знает, что обрести право голоса можно, только потеряв сыр. Так в чем же дело? Ответ намного проще, чем нам кажется. Проблема вовсе не в Иерусалиме. И даже не в ненавистном почти всем Израиле. Проблема в Трампе. Вернее в "мирном плане", над которым работает его команда. Этот план, о котором никто толком ничего не знает, уже сейчас вызывает панический страх. Ибо строится на совершенно иных оценках и принципах. И, по словам французского президента Эммануэля Макрона, будет настолько отличаться от всех предыдущих, что "способен потрясти мир". Не потому ли и заранее принимается в штыки?

Предварительные контуры этого плана в какой-то степени раскрыла The New York Times. И отчасти сам Махмуд Аббас, который признал, что в Эр-Рияде, куда его специально пригласил наследный принц Мухаммад бин Салман, ему пришлось "выдержать сильнейшее давление". На самом деле это было не давление, а ультиматум. Абу-Мазену предложили на выбор три варианта. Первый. Наиболее, пожалуй, щадящий. Провозгласить палестинское государство, состоящее из нескольких разрозненных анклавов на подконтрольных территориях Иудеи и Шомрона. Лишенное, по сути, полного суверенитета, но в конфедерации с Иорданией. И, следовательно, без права потомков так называемых беженцев на возвращение. Зато со столицей в иерусалимском пригороде Абу-Дис. Второй. Не слишком, может быть, привлекательный, но более реальный. Вместо лоскутного псевдоиудейского государства создать по-настоящему жизнеспособное и полнокровное на Синае. И, наконец, третий. Самый радикальый. Если "раис" откажется, то заменить его другим - более сговорчивым.

За точность не ручаюсь. Поскольку всякая выверенная информация чаще всего основывается на слухах. А верить в саудовскую искренность так же нелепо, как и в европейскую объективность. Даже при условии, что Эр-Рияд и в самом деле, как утверждает британская газета The Telegraph, "кровно заинтересован в жизненно важном для него союзе с Израилем против угрожающего им обоим Ирана". Хотя и в Аравийском королевстве порой встречаются реалисты. Как, скажем, директор Ближневосточного центра стратегических и правовых исследований в Джидде Абдулхамед Хаким, который осмелился заметить: «Мы должны признать и осознать, что Иерусалим для евреев такой же религиозный символ, такая же святыня, как Мекка и Медина для мусульман». За что был тут же предан чуть ли не анафеме.

У арабов особый склад ума. Они, похоже, все еще думают, что Луна наполовину состоит из сыра со сметаной. И, как ни странно, никто не спешит разубеждать их в этом. Вся новейшая ближневосточная история - это механическое переливание из пустого в порожнее. 35 лет назад Хосни Мубарак нашел элегантное решение "палестинской" проблемы, изъявив готовность принять на Синае беженцев из охваченного гражданской войной Ливана. И даже не поленился слетать в Лондон, чтобы ознакомить с его деталями британского премьера Маргарет Тэтчер. Однако понимания не нашел. Раздираемому бесчисленными внутренними конфликтами миру было не до вышедших на тропу террора "палестинцев". А тлеющий фитиль искусственного арабо-израильского противостояния был одинаково выгоден как Англии с подпевающей ей Францией, так и оппонирующему им Советскому Союзу.

Говорят, идеальная дипломатия возможна лишь по переписке. А реальность - это то, что на самом деле происходит, пока мы строим планы на будущее. Вся заковыка в том, что планы имеют свойство меняться. Как, впрочем, и люди, которые будто срастаются с понравившейся ролью, привыкая к ней, как к одежде. Но даже в театре абсурда бывают неожиданные исключения. Вопреки заранее написанному сценарию. И как это не парадоксально, мы должны быть благодарны всевозможным аббасам и эрдоганам. За то, что не упускают любой возможности упустить предоставившуюся возможность. Может быть, поэтому и Святая земля все еще не растаскана по кускам кружащимся вокруг международным вороньем. Настоящий рай - потерянный рай. Как к этому относиться? С юмором. Юлий Цезарь носил лавровый венок на императорском челе. Чтобы скрыть прогрессирующую плешивость. Ясер Арафат не снимал с головы клетчатую куфию. Чтобы скрыть прогрессирующий сифилис. Донадьд Трамп тоже иногда надевает ковбойскую шляпу стетсон. Чтобы не скрывать чисто патриотических побуждений. Что ж, у каждого свое хобби.

Впрочем, это не столь уж и важно. И потому, наверное, особенно интересно. Примерно треть земной поверхности почти безлюдна, поскольку ее занимают пустыни . Эш-Шам, например, простирается на миллион квадратных километров, частично охватывая территории Иордании, Ирака, Сирии и Саудовской Аравии. С востока ее окаймляет Евфрат и с запада - Оронт. А в недрах скрыты несметные богатства углеводородов. Но никто почему-то не борется за эту жемчужину. Зато за безжизненный еще вчера израильский клочок земли сошлись в смертельной схватке целые континенты. Никто не вечен под солнцем и ничто не ново под луной. О наших нынешних непредсказуемых перипетиях мудрецы говорили еще две тысячи лет назад. Причем настолько обыденно, словно речь шла о ценах на пшеницу. «…И пробудятся сыны Ишмаэля вместе со всеми народами мира, чтобы пойти на Иерусалим» (Зоар, Берешит 119).

Рабы немы. Как рыбы. В ставшем классическим комментарии Мальбима (1809-1879) говорится о трех попытках захвата Иерусалима: «Есть у мудрецов предание, что три раза пойдет Гог на Иерусалим, ибо приход его упоминается трижды - дважды у пророка Йехезкеля (гл.38-39) и один раз у Захарии (гл.14)». Возможно, это намек на минувшие мировые войны, хотя и не очевидно. А я бы все-таки начал отсчет с кэмп-девидского саммита 2000-го года, когда Арафату предлагали половину Иерусалима, но тот наотрез отказался, повергнув в отчаяние Билла Клинтона. Потом была конференция в Аннаполисе, закончившаяся полным фиаско для Джоржда Буша. И вот теперь не исключено, что начинается третий заход. Пусть же он станет последним. И таким же бесславным, как и все предыдущие.