Maof

Wednesday
Aug 05th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Если ничто другое не помогает, прочтите, наконец, инструкцию!
Аксиома Кана и Орбена


Чем отличается спор от дискуссии? В споре вырождается истина, а дискуссия возможна только между людьми если и не со схожими, то хотя бы адекватными взглядами. Иначе легко скатиться к мордобою. Пусть даже словесному. Искусство спора в какой-то степени сравни финансовой дисциплине: в обоих случаях надо прилежно учиться. Чтобы в конечном счете суметь найти компромисс между доступным и желанным. Ибо и доставшееся в качестве приза яблоко раздора все равно почти всегда с червоточиной. Но так уж устроен человек, что вечно жалуется на нехватку либо аргументов, либо денег, но только не на отсутствие ума.

Мы, вечно озабоченные логикой, даже не заметили, что беспристрастная полемика, построенная на здравом смысле и взаимном уважении, впала, пережив идеологический инсульт, в кому и уже не в состоянии вернуться к полноценной жизни. Причем как на личностном, так и межгосударственном уровне. И поэтому теперь она сводится либо к бесконечным спорам, либо к острым конфликтам и ссорам. Лучшая тому иллюстрация - Генассамблея ООН, где ложь порождает ненависть, которая в свою очередь плодит новую ложь, превращая любые благородные идеи в бесплодные трения ничтожеств. Каждый слышит только себя. И, даже норовя установить собственные правила, сам же постоянно их меняет. Но если черное и белое - всего лишь крайние оттенки серого, то зачем тогда вообще портить и без того плохое настроение?

Непрекращающиеся попытки создать некую исключительно человеческую "мораль" ничего, кроме разве что горьких разочарований, не дают. И дать не могут. По одной простой причине: в любых действиях человека так или иначе замешана личная заинтересованность. А свой интерес всегда обоснован. И, конечно же, безусловно, бескорыстен и справедлив. Для себя, любимого. Но что делать, если этот интерес у каждого из нас чисто шкурный и, следовательно, абсолютно не совпадающий с интересами других? То, что в принципе все и норовят нынче делать - раздвигать границы, то бишь искать свою "правду", которая важней "чуждой морали". И всеми силами навязывать ее тем, кто с этим не согласен. Отсюда и беспричинная ненависть, и кровавые войны, и извечная вражда. А вместе с ними и бесконечный поиск виновных. Поскольку это именно их моральные принципы мешают жить по понятиям, возведенных в ранг закона.

Заблуждение не станет истиной только потому, что за него кто-то положил свою жизнь. Обстоятельства всегда сильнее принципов. Поэтому они и недолговечны. Ибо несгибаемым человека делают не принципы, а догмы. Они-то и определяют ту или иную систему убеждений. Так, в основе христианства обязательной догмой считается вера в троицу. И марксизм - та же религия. Только заставляет своих адептов молиться другому истукану - материализму. На жесткой системе догматов стоит и фундамент науки. Ученые точно знают, что было миллиард лет назад и что будет еще через один миллиард. Но при этом не уверены пойдет завтра в полдень дождь или нет. Зато у жителей бразильского городка Пара никаких сомнений. И ни один метеоролог не может объяснить, почему дожди тут идут каждый день и в одно и то же время. А в Таиланде вообще только ночью.

Девяносто девять процентов всех когда либо живших ученых - наши современники. Но, как говаривал Альберт Эйнштейн, чем больше мы знаем, тем меньше понимаем. Это как у детей, для которых все динозавры одинаковы. Просто хитрые палеонтологи собирают их кости по-разному. И такая вот "наивная" детская логика на самом деле недалека от истины. Ибо сколько "измов" - столько и догм. Они душа любой религии. Но vivere est cogitare, то бишь жить - значит мыслить. Иными словами, не следовать слепой вере. Не случайно среди всех заповедей Торы не встречается ни одной, которая бы провозглашала: "верь!" или "не верь!". О чем бы ни шла речь, все сводится к выбору - делать либо не делать. Вручая евреям Главную Инструкцию Жизни, Всевышний сразу же предупредил: будете исполнять Мои предписания, получите награду, а если начнете их нарушать, то будете наказаны. Это универсальная поведенческая модель, которую мы используем и по отношению к своим детям.

Мораль, выступающая в качестве духовного носителя, существенно отличается от псевдофилософской нравственности, по которой мы сегодня живем. Это совершенно разные категории. Если первая исходит из того, что мир создан Творцом ради осуществления определенной миссии, то вторая напрочь отвергает такой подход, полагая, что любые базовые принципы сводятся к простому этическому своду правил о человеческих взаимоотношениях. И, следовательно, Б-г тут явно лишний. Но если Создателя нет, то с кем же воюют "богоборцы"? Жизнь становится осмысленной лишь тогда, когда она оправдывает цель своего предназначения. И Б-жественная концепция дает хотя бы мизирную надежду на то, что все наши добрые дела находят отражение в небесных мирах и в конечном счете не пропадут даром.

Однако, глядя на царящий вокруг хаос, трудно поверить, что Хозяин Вселенной вообще интересуется происходящим на Земле. Поэтому все зависит от того, как на это посмотреть. Любой математик подтвердит, что если в аудитории соберется хотя бы 57 человек, то можно с девяносто девятью процентной уверенностью утверждать, что, по крайней мере, у двоих из них совпадут дни рождения. А ежели добавить еще 13 человек, то шансы возрастут почти до стопроцентного результата. Каким образом он достигается? Не будем гадать, но это явно не слепой случай. Просто в силу вступает недоступная многим из нас арифметическая логика. Или правила чисел. Кому что нравится.

Всевышний тоже управляет миром по своим законам. Какие-то из них давно известны и понятны, а какие-то требуют определенной расшифровки. Парадокс в том, что облеченные властью люди думают, будто они самостоятельны в своих решениях, хотя на самом деле служат лишь инструментом в руках Творца. Отсюда сегодняшний почти повсеместный политический тупик, который в конце концов приведет мир сначала к неизбежному экономическому, а затем и военному коллапсу. И остановить его не смогут ни ООН, ни Трамп, ни НАТО, ни Си Цзиньпин с Путиным. Несмотря ни на какие их усилия. Рубикон пройден. «Мы стоим на пороге глобальных геополитических изменений, - заявил французский президент Эммануэль Макрон. - Эпоха доминирования западных держав подходит к концу. На мировой арене утверждаются новые игроки, которые до неузнаваемости изменят лицо нашей цивилизации».

И ведь он прав. Но лишь отчасти. Поскольку причину всех бед видит только в нелепом стечении неблагоприятных обстоятельств - демографических, психологических, социальных... Пусть даже с цифрами в руках. Да, за последние 75 лет исламское население обошло по численности веками доминировавших христиан. И уже в ближайшее время каждый третий житель земли в возрасте до тридцати лет будет мусульманином. К тому же, по утверждению немецкого журнала Focus, проблема усугубляется так называемым "кризисом спермы", в результате чего большинство мужчин из благополучных стран превратятся в полностью или частично бесплодных. В общем, две катастрофы и одна беда, как говаривали в стране вечных неурожаев, где то плохие погодные условия, то вообще забыли посадить, а если и посадили, то либо не то, либо не того.

Бессмысленно решать проблему там, где ее нет. Лучше изменить направление мысли. Та цивилизация, которую оплакивает Макрон, погибла еще в Освенциме. И нуждается не в спасательном круге, а скорее в якоре. Сегодня человечество весьма напоминает вышедших из Египта евреев, которые почти сразу же попали в западню у Красного моря. Позади та же духовная пустыня, в которую оно само себя загнало, а впереди стремительно надвигающийся каток всесокрушающей смены эпох. А помочь некому. И в этом вся трагедия. Даже "всесильная" наука совершенно бессильна, поскольку пока одни ученые доказывают реальность жизни после смерти, другие считают религию тяжелым психическим заболеванием. Если принять такую "дискуссию" за попытку скорректировать собственную позицию, то это не что иное, как следствие мировоззренческого паралича. Когда и догматы не милы, и поводыря нет.

У каждого народа свое видение мира и свои способы самосохранения, сводящиеся в основном к умению приспосабливаться. В каких-то случаях это действительно срабатывает, хотя и далеко не всегда. И только евреи стоят особняком. Они вроде бы и вместе со всеми, но все-таки врозь. Поэтому и сумели, несмотря на нечеловеческое давление, сохранить свою самобытность. Ибо выживать для них - это значит постоянно возрождаться. Всеобщая враждебность лишь укрепляла единство и сплоченность, придавая гонимой нации внутреннюю силу и преданность духовным ценностям и традициям. Среди этих объединяющих факторов ведущую роль играла мессианская вера в неизбежное возвращение в Землю Обетованную и возведение Третьего Храма. А уже из этой веры вытекало все остальное.

И именно против этой веры две тысячи лет неистово воевало все прогрессивное человечество. В понимании тех же христиан Машиах - это антихрист, злейший враг рода человеческого, которого необходимо уничтожить, как только он объявит о своей миссии. Может быть, потому никто и не знает точной даты его прихода. Это великая тайна. Более того, составители Талмуда категорически запретили исчислять сроки грядущего Освобождения. Но ведь это настолько притягательно, что подавляющее большинство выдающихся мыслителей прошлого сознательно шли на нарушение строгого табу. Даже Рамбам, который в своем фундаментальном труде "Мишне Тора" писал: «Пусть сгинет тот, кто попытается высчитать время окончания Изгнания», не удержался и привел 1216 год в качестве начала осуществления пророчеств.

Впрочем, даже и он не был первооткрывателем. Еще за два века до него проживавший в Багдаде Саадия Гаон называл возможные даты наступления мессианской эры. И это, естественно, не прошло мимо внимания фанатичных адептов церкви, которые на корню пресекали любые проявления инакомыслия. В итоге в 1150 году евреи вместо Машиаха получили норвичский кроваый навет и вот уже почти девятьсот лет доказывают просвещенному миру, что не подмешивают в мацу кровь христианских младенцев. До их изгнания из Англии в 1290 году (второй, кстати, крайний срок, названный равом Саадией) число таких наветов приблизилось к полутору десятков. К счастью, Маймонид не дожил до запрограммированного им самим "светлого будущего" и не стал свидетелем новых унижений его соплеменников, которых заставили носить на одежде "отличительные знаки" и обложили непомерными налогами. Но кто вообще мог тогда предположить, через какие страдания предстоит пройти еврейскому народу?

Предвидение опирается не столько на приметы, сколько на мудрость и знания. Величайшие еврейские умы только по одним известным им предзнаменованиям выявляли такой желанный, но сокровенный "урочный час". Но ни одно из всех этих многочисленных предсказаний не сбылось. Стократно умножая горечь обид и разочарований, а заодно усиливая и без того пылающую ненависть окружающих. Так неужели все напрасно и постулат о Машиахе, который может прийти в любой день, не более, чем красивая раввинская увертка с целью удержать в руках свою вечно бунтующую паству? Словно предвидя этот вопрос, Ицхак Абарабанель, возглавивший исход евреев из Испании и тоже не избежавший соблазна определить время "конца Изгнания", условно разделил его на три периода - преждевременный, вероятный и зрелый.

Глубокий смысл этого простого, на первый взгляд, определения стал более-менее ясен лишь совсем недавно. Ключ к его пониманию мы находим в известных словах пророка: "И придет Избавитель в Сион к потомкам Яакова, раскаявшимся в своих грехах..." (Йешайягу, 59:20). Первый период, начавшийся с возрождения Израиля, действительно был преждевременным, поскольку в стране только закладывались основы государственных устоев. Второй период, отсчет которого можно вести с победы в Шестидневной войне и освобождения Иерусалима, уже обладал потенциальной возможностью, чтобы привести Машиаха. Но этот шанс был почти сразу же упущен. Из-за недальновидности тогдашней израильской элиты, передавшей Храмовую гору в руки врага. Сегодня, когда мы вступили в последний период, совпавший с американским признанием Иерусалима вечной и неделимой столицей еврейского государства, пришло время исправить допущенные ошибки и промахи.

Лучший способ предсказать будущее – это начать его творить. Нам не дано предугадать, как будут развиваться события. Да и зачем? Рамбам исходил из элементарных соображений, которые совсем нелишне взять на вооружение. Если изгнание должно завершиться, оно непременно завершится. Причем чисто политическими и военными методами. Следовательно, как еврейский народ потерял независимость, так он ее и должен вернуть. То бишь в результате дипломатических усилий и победоносных войн. Что в принципе и произошло. Точно так действовал и царь Давид, который наголову разгромил постоянно угрожавших Израилю филистимлян (вот и ответ на то, что делать с Газой), резко расширил и обезопасил границы царства и заложил основы Храма, ставшего символом мира и процветания. Эту же схему, скорее всего, придется повторить снова. Ничто не ново под луной, как завещал царь Соломон. Вопрос лишь в том, насколько мы готовы к грядущим испытаниям. Не помешает ли опять в ответственный момент не самое лучшее еврейское качество: постоянно находиться в оппозиции к самому себе? Хотя... Когда еврей хочет кричать и молчит, это и есть настоящий крик.