Maof

Wednesday
Sep 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Не вина дождя, что на камне ничего не растёт.
Персидская поговорка


Всему свое время. И всякому времени свой пик. Главное достоинство человека - способность смотреть ввысь. Глядя на звезды, мы обретаем связь со временем. А заглядывая внутрь себя, ощущаем эту связь еще острей. И только стоя на четвереньках, не испытываем никаких чувств, кроме разве что чувства собственной неполноценности.

Жизнь, к счастью, не поза, какую мы занимаем в тот или иной отрезок времени, а постоянный выбор пути, по которому предстоит идти. Чтобы не было потом мучительно больно за ненароком утраченные иллюзии. Именно об этом и напоминают нам метафорические часы Судного дня, определяющие степень риска самоуничтожения человечества. Прежде всего, ядерного. Родились они на обложке американского журнала The Bulletin of Nuclear Scientists в 1947 году. Первое время положение стрелок часов определял редактор "Бюллетеня" Евгений Рабинович - российский эмигрант первой послереволюционной волны. А после его смерти в 1973 году решение принимает совет по науке и безопасности, куда входят почти полтора десятка лауреатов Нобелевской премии. В прошлом году нас отделяли от полуночи две минуты, а сейчас уже всего сто секунд. Это значит, что мир в 75-ю годовщину бомбардировки Хиросимы стал еще более непредсказуемым и опасным.

Такие же метафорические часы появились и в Тегеране. Они остчитывают дни, оставшиеся до полного уничтожения... Израиля, намеченного на 2040 год. Дату определил верховный аятолла Али Хаменеи. Исходя, видимо, из того, что сам до нее все равно не доживет. Да и что будет к тому времени с Ираном, тоже один Аллах знает. Впервые их "включили" на площади Азади во время митинга, посвященного очередной годовщине смерти имама Хомейни. Спустя семьдесят лет после часов Судного дня. Правда, почему-то 4 июня, хотя официальная дата смерти "неистового Рухоллы" на день раньше. Похоже, у иранских мулл особое отношение к четверке. Может быть, в дань памяти о мукаррабунах - четырех главных небесных ангелах. Хотя не исключено, что это как-то связано и с четырьмя домами смерти, без которых просто немыслима сегодняшняя исламская религиозная мистика. И, наверное, не случайно, что и американское посольство было захвачено в ноябре 1979 года именно четвертого числа, а его сотрудники удерживались в течение 444 дней.

Но еще больше завораживают странные совпадения, которые сами иранцы воспринимают чуть ли не как Б-жественные знаки. Надо было видеть, с каким энтузиазмом была встречена в Иране победа Барака Обамы на выборах в 2008 году. Со стороны это выглядело просто нелепо. Поскольку Америка не та страна, где все зависит от одного человека, даже если он и президент. Зато в стране победившей теократии, где вся жизнь строго подчинена религиозным канонам, любые события рассматриваются исключительно через клерикальную призму. И то, что порой невдомек университетскому профессору, почти не вызывает затруднений у подавляющего большинства учеников медресе. Тем более, когда в качестве учебного материала предлагается биография "неподражаемого" имама Али Ибн Аби-Талиба - не только, кстати, любимого кузена и зятя пророка Мухаммеда, но и первого из двенадцати шиитских "апостолов". Это именно он, если верить весьма почитаемому персидскому законоведу Алламе Маджлиси, обещал, что незадолго до прихода масиха по имени Махди, совершенно непонятно откуда объявится вдруг "высокий черный человек", который "возглавит страну с сильнейшей в мире армией". Чтобы помочь мусульманскому мессии завоевать весь мир.

Кто был тем "высоким черным человеком", вы очень хорошо знаете. Его фамилия, означающая на фарси "благословенный Хусейн", состоит из трех отдельных звуков - О Ба Ма, что в переводе звучит как "он с нами". И действительно 44-й (опять четверки!) президент США был с ними. Особенно в последние годы своего президентства. Но как это соотнести с сегодняшним днем? Самым непосредственным образом. В Иране опять углубленно изучают богословские труды Маджлиси. Потому что по-прежнему свято верят в особую миссию "высокого черного человека", которому, как они считают, еще предстоит сказать решающее слово. Причем независимо от того, победит Джо Байден или нет. Хотя ставку в Тегеране, безусловно, делают на него. Ведь, с одной стороны, он, пожалуй, самый последовательный сторонник "сильного Ирана", в числе первых в Сенате решительно поддержавший "революцию" Хомейни, а затем неустанно выступавший против каких-либо антииранских санкций. И с другой - его победа означала бы триумфальное возвращение Обамы. Или, в крайнем случае, его былой политической линии.

Говорят, кто ищет волшебника, находит сказочника. Тем более, что в смутные времена и неприметная муха вполне сойдет за слона. То, что когда-то считалось чистой мистикой, теперь гордо называется научным подходом. Правда, бывает и наоборот. В Америке до сих пор свято верят в проклятие Текумсе или, как его еще называют, президентское проклятие. Суть его в том, что каждый, кого изберут президентом в год, который без остатка делится на двадцать, будет либо убит в результате покушения, либо умрет до истечения отведенного срока. И этот "приговор", как бы мы к нему ни относились, неумолимо действовал на протяжении ста двадцати лет. Последней жертвой стал Джон Кеннеди. Зато пережившие покушения Рональд Рейган и Джоржд Буш-младший отделались, будем считать, легким испугом. На очереди десятая по счету каденция, где опасность подстерегает как Трампа, на которого уже были попытки покушения, так и Байдена, не отличающегося крепким здоровьем. И не исключено, что кому-то из них вновь придется испытать судьбу.

Коль уж мы заговорили о времени, то оно всегда предоставляет удобный случай. Может быть, и новые возможности появляются именно там, где в них возникает необходимость. Предположим, что все-таки победят демократы. Хотя, мне кажется, они и сами в это не верят. Ибо по логике в вице-президенты Байден должен был пригласить Мишель Обаму, расчистив тем самым ей путь к президентскому Олимпу. Однако он остановил свой выбор на проблематичной Камиле Харрис. И вовсе не потому, что ее за глаза называют Обамой в юбке. Иранские знатоки тайных коранических текстов далеки от того, чтобы публично демонстрировать свое вдруг проснувшееся феминизмофильство. Да и экс-президенту, судя по слухам, столь "сырое" назначение тоже не понравилось. Если это, конечно, не тактическая уловка. Дело в том, что по закону Камила не может претендовать на президентство, поскольку у нее двойное гражданств. Подвел ямайский папа, который наверняка не рассчитывал, что дочь поднимется до таких высот. Впрочем, если б даже он и не ушел рано из семьи, результат был бы тот же. Всему виной коституция Ямайки, вернее ее вторая глава, согласно которой любой ребенок, родившийся за пределами страны после 5 августа 1962 года от одного из ямайских родителей, автоматически получает гражданство и сохраняет его, независимо от того, где живет или работает. Но, что хорошо для Ямайки, совершенно негоже для Соединенных Штатов.

Таким образом, тандем Байден-Харрис придется так или иначе кем-то подкреплять. При условии, естественно, опять таки победы на выборах. Этим кем-то может стать Мишель Обама, заняв, скажем, должность госсекретаря. И уже с этой позиции, заручившись партийной поддержкой, идти на следующие президентские выборы. А еще лучше через два года баллотироваться в Конгресс и сменить Нэнси Пелоси, если она, конечно, останется на посту спикера Палаты представителей. Но тогда Байдену придется тянуть лямку в течение всего первого срока, что может оказаться для него непосильной задачей. Либо превратиться в свадебного генерала. Позволив тому же Бараку Обаме дергать за ниточку из-за кулис. Как это отразится на сегодняшем политическом ландшафте? Никак. Потому что благодаря усилиям демократов роль президента, а вместе с ним и власти в целом нивелирована до минимума. Что, естественно, не добавляет авторитета и Конгрессу, надолго запятнавшему свою и без того не слишком высокую репутацию. Да и народ, честно говоря, уже офонарел от безумной вакханалии. И, похоже, начинает усваивать, что лучшая месть политикам - это дать им понять, что можно вполне обойтись и без них.

Впрочем, политики тоже люди. Почти неотличимые от нас. Разница лишь в том, что мы принимаем таблетки, а они - законы. Вместе с таблетками. И еще у них больше времени для поиска рационального в иррациональном. Хотя это пустое занятие, поскольку мы сами живем в нерациональном мире, где не все, что эмоционально, обязательно рационально. Как и не все, что рационально, действительно актуально. Вот почему, как говаривал Марк Твен, никогда не позволяйте школе вмешиваться в ваше образование. Но то, что великий юморист чувствовал интуитивно, другой знаменитый американец Эдгар Кейси видел во сне. Он бродил по необычному музею, где каждая комната посвящалась какому-то президенту. Всего их оказалось сорок четыре. И это дало ему основание предположить, что на этом должна закончиться либо история президентства, либо современная история страны. Что мы в общем-то зримо и видим сегодня. И тогда Трампа, казалось бы, можно вообще игнорировать, потому что последнюю точку этой завершающейся человеческой драмы должен ведь все равно поставить сорок четвертый президент. То бишь вернувшийся в своем или чужом обличьи Барак Обама. Однако история не была бы историей, если б напоследок не замерла в насмешливой гримасе. Сорок четвертым на поверку оказался как раз... Трамп, ибо Гровер Кливленд, единственный из президентов, занимал этот пост дважды. Значит, Байден лишний, а вместе с ним и Обама не у дел? Или у них все-таки есть хоть какой-то шанс?

Скорее всего, тут важно даже не понимание, а осознание. Для Ирана, возможно, это действительно крайне значимо. Но нам-то что до того, кто какой президент? И почему вообще столько суеты вокруг именно сорок четвертого? Мало ли что могло сниться Кейси. Либо померещиться Ванге. Или кому-либо еще из ясновидцев. Все они в лучшем случае лишь глашатаи Того, кто управляет миром. Ибо только Он "назначает царей и низлагает их" (книга Даниила, 2:21). Это основа небесной кадровой политики. В отличие от международных отношений, которые, как ни крути, но чисто земная прерогатива. Ибо позволяют выяснить, кто кого игнорирует. Поэтому и смена власти в Вашингтоне, если она все же произойдет, ничего, по сути, не изменит. При всей своей симпатии к Ирану тот же Байден ничем помочь ему не сможет. Потому что, во-первых, тогда придется потерять и без того немногих оставшихся арабских союзников. И во-вторых, Тегеран пошел на тесное сближение с Пекином и больше не нуждается в услугах Вашингтона, который не в состоянии решить ни один ключевой вопрос, ибо даже в совбезе ООН все чаще остается в гордом одиночестве.

Каковы времена, таковы и люди. Но у каждого времени свои приметы. И если вокруг корабля одни крысы, значит, опасаться нечего: не утонем. Так и с ООН, от которой осталась лишь вывеска. Да крысы, возведенные в дипломатический ранг и облаченные в мантии судей. Поэтому она в конце концов разделит судьбу Лиги Наций. А теперь, после обвинения США в злостном нарушении международного права за ликвидацию главного координатора мирового террора Касема Сулеймани, вообще потеряла всякую легитимность. Но какой спрос с отъявленных недоумков, сбившихся в стаю, которую по злой иронии назвали организацией? И все-таки откуда у так называемого международного сообщества столь трепетное отношение именно к Ирану? Что такого выдающегося совершили тегеранские аятоллы? Чем пленили весь мир? Дешевой нефтью? Если бы... Самый доступный и ходовой его товар вовсе не энергоносители, а испепеляющая ненависть к Израилю. И ведь посмотрите - идет просто нарасхват.

Иногда вопросы гораздо важнее ответов. А некоторые так и остаются открытыми, поскольку мы сами боимся ответа на них. Но спроси любого иранца, и он, не задумываясь, скажет: "На все воля Аллаха!" И будет не так уж далек от истины. Чтобы увидеть будущее, достаточно заглянуть в прошлое. В 1527 году в Салониках была издана антология мидрашей "Ялкут Шимони". Долгое время она если кого и интересовала, то лишь узкий круг посвященных. И даже сегодня вызывает недоумение. Хотя многие ее предсказания либо исполнились, либо сбываются прямо у нас на глазах. «Сказал рабби Ицхак: во времена раскрытия Мошиаха все царства мира восстанут друг против друга. Царь Персии будет вести войну с царем Аравии, а тот объединится с царем Эдома, и тогда царь Персии разрушит мир» (Песикта Раббати, 37: 2). Об этом же предупреждает и Вавилонский Талмуд: «В конце времен Персия пойдет на Вавилон и покорит его...» Еще пару десятков лет назад мысль о быстром взлете Персии, которая была переименована в Иран в 1935 году, в лучшем случае вызвала бы улыбку. Но теперь, когда Тегеран, легко подмяв под себя Багдад, держит руками йеменских шиитов за горло и Эр-Рияд, явно не до смеха. Ибо следующим шагом будет поход на Мекку, чтобы очистить ее от суннитских потомков Абу Софвана. И произойти это может уже в 1400 году по персидской солнечной хиджре, то бишь после праздника Новруз 2022 года.

По еврейскому календарю это 5782 год. Интересно, что и Даниил, если мы правильно понимаем его намеки, считал его вероятной датой начала апокалипсической войны Гога и Магога. Вообще ближайшие три года поистине уникальны. В наступающем 5781-м исполнится 3333 года со дня Дарования Торы. Именно отсюда, с Синайского откровения, пошел отсчет еврейского народа. Четыре тройки - агрессивный и воинственный знак. В "квадрате Пифагора" внутренний мир человека с таким содержимым наполнен отрицательными эмоциями. Он крайне подозрителен и во всем ищет подвох. Поэтому мнителен, обидчив и крайне неуравновешен. Может совершенно неожиданно пустить в ход кулаки или, наоборот, впасть в глубокую депрессию. Не знаю, какая раскладка у астрологов, но как бы и нам не "оказаться под огнем". Схожая комбинация и у 5782-го, когда мусульмане собираются торжественно отметить 1335-ю годовщину закладки Куббат ас-Сахры - Купола Скалы, расположенного над краеугольным камнем, где находилась Святая святых Иерусалимского храма. Если сложить эти цифры, то в сумме они дают двенадцать или те же четыре тройки.

Книга пророчеств написана на языке математики. В Талмуде (трактат Сангедрин, 20б) говорится о трех заповедях, которые Б-г обязывает евреев выполнить в Земле Израиля в первую очередь - поставить над собой царя, уничтожить семя Амалека и построить Храм. Причем непременно в таком порядке. Нам сейчас не под силу найти всех амалектян. Да этого и не требуется. Всевышний сам соберет их под стенами Иерусалима, чтобы раз и навсегда уничтожить. Но главного амалека мы знаем. Это аятолла Хаменеи, которого считают последней реинкарнацией Амана. У них даже имена созвучны. Но если израильские войска возглавит царь, то это будет явно не премьер-министр. Конечно, нам не дано предугадать, как будут развиваться события. И бесполезно даже пытаться прыгнуть в неизведанное. Тем не менее, у нас все-таки есть от чего оттолкнуться. Посмотрим, что говорили пророки. "Дамэсэк не будет больше городом, а будет грудою развалин" (Йешаягу, 17:1). Еще трагичней судьба Египта, который "станет пустошью" (Йоэль 4:19). И Эдома, который превратится в "безлюдную пустыню" (там же). Так, видимо, следует понимать гиперболу о том, что Персия разрушит мир. И заодно предположить, что основные боевые действия развернутся на территориях, которые затем отойдут Израилю. Либо никаких действий вообще не будет. Как в Бейруте, где в одно мгновение был уничтожен почти весь ракетный арсенал "Хизбаллы" вместе с их смертоносным грузом. И с бетонными тоннелями, в которых они хранились. Вероятность подобных стечений обстоятельств, приведших к таким катастрофическим последствиям, по мнению ведущего итальянского специалиста по взрывчатым веществам Данило Каппо, практически нулевая. Это все равно, что каждую неделю срывать многомиллионный джекпот.

Мистику невозможно понять. Поэтому в нее приходится верить. Или не верить. Как зеркалу, в котором отражается состояние души. Да и окружающий мир не что иное, как зеркало наших мыслей. Ведь он тоже в каком-то смысле зеркальный. Возьмем, к примеру, 1948 год, ознаменовавший возрождение Израиля. Но не менее памятен и другой 1948-ой. От Сотворения человека. Это дата рождения Авраама, которому суждено было кардинально изменить ход мировой истории. Так вот, в 2023 году Авраам впервые на ханаанскую землю, ставшую колыбелью еврейского народа. И обошел ее вдоль и поперек, заложив границы будущего мессианского государства. Те самые границы, которые Израиль обретет после войны Гога и Магога - "от реки Египетской до реки великой, реки Евфрат", как и было обещано Б-гом (Берешит, 15:18). И в силу закона зеркальности, этот процесс должен также начаться в 2023 году и завершиться через семь лет. Вместе со сменой эпох. Косвенным намеком может служить то, что это год особый - йовель, означающий звук шофара. И хотя его давно уже не выделяют, он несет в себе большую смысловую нагрузку. «И освятите пятидесятый год, и объявите свободу на земле всем жителям ее. Юбилеем да будет этот год у вас. Пусть каждый возвратится во владение свое, и каждый к семье своей пусть возвратится» (Ваикра 25:10). В книгах Пророков этот год еще называется "годом свободы" (Йехезкель 46:17). Потому что еврейских рабов не только отпускали на волю, но и возвращали им потерянные когда-то из-за долгов родовые наделы. А поскольку все евреи - рабы Всевышнего, то и Он вправе простить нам наши долги. Ведь это Его законы. Поэтому евреи и просят в утренней молитве: "Протруби в большой шофар, [возвещая о] свободе нашей".

Идут часы, идут... Слова из песни не выбросить. Но песня - не жизнь. Хотя и помогает шагать по жизни. Идут часы, идут... Отсчитывают мгновения, которые однажды станут великим откровением. Нет, не те метафорические часы, взятые с обложки глянцевого журнала или установленные на тегеранской площади, а Б-жественные. Самые точные и надежные. Идут, с каждой секундой приближая нас к конечной цели. И как бы приглашая начать сверять свои часы.