Maof

Thursday
Dec 08th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Тот, кто ставит себе в заслугу дождь, может быть обвинен и в засухе.
Дуайт Морроу, американский дипломат


Сколько у нас ликов? Как минимум, три. Так во всяком случае утверждают психологи. Первый - повседневный, который мы постоянно демонстрируем миру. Второй - парадный, предназначенный исключительно родственникам и близким друзьям. И, наконец, естественный, который тщательно скрывается как от чужих, так и от своих. Это то самое наше "Я", которое и определяет истинное лицо. А уже по его форме можно выявить не только наши намерения, но и даже мотивы порой совершенно, казалось бы, нелогичных и странных поступков. Более того, два человека, иногда разделенные целыми эпохами, вполне могут общаться между собой. Каким образом? Один задает какой-то вопрос, который повисает в воздухе. Второй, причем гораздо позже и совсем в ином месте, объясняет возникшую ситуацию, даже не осознавая, что, по-сути, отвечает на тот же самый скорее всего неведомый ему каверзный вопрос.

Язык - это та среда, в которой наше "Я" соединяется с миром. Поэтому слова не менее важны, чем действия, а порой они и сами превращаются в действия. Но только после того, как перебродят. На собственных дрожжах. Издали все вроде хороши. Хотя и абсолютно разные. А были б одинаковы, то просто дублировали бы друг друга. Индивидуальность как раз в том, чтобы всегда оставаться самим собой. Даже если со стороны это выглядит смешно и нелепо. Помните крылатое выражение: "Государство - это мы", которое приписывают французскому королю Людовику Четырнадцатому? А как насчет не менее амбициозного - "Мы, Николай Второй"? Причем этот титул русского царя определялся специальным законом. Не будем искать сходств и различий, которые, безусловно, есть. Суть в другом. Они оба в это свято верили. Как верил и не то отец народов, не то лучший друг их детей, который считал, что если нет человека, то нет и проблемы.

Этим феноменом уже давно занимается Кармен Лефевр из Нортумбрийского университета в британском Ньюкасле. Видя в нем скорее чисто психологическую, чем идейно-политическую составляющую. Хотя, наверное, они обе имеют право на жизнь. Ибо, как говорят англичане, нельзя не испачкаться, дотронувшись до смолы. Лицо, по мнению Кармен Лефевр, - зеркало души. По его форме можно догадаться об истинных мотивах человеческих поступков. И в то же время язык - это своего рода одежда наших тайных мыслей. А в совокупности они дают ключ к пониманию происходящих процессов, помогая выстраивать поведенческую модель того или иного политика, используя психологические портреты известных исторических личностей. В этом, собственно, главная ценность метода Лефевр.

Впрочем, подобный подход можно, конечно, воспринимать и с некой долей скептицизма, но в отношении политиков он действительно работает на все сто. Ведь главная их слабость в том, что они всегда стремятся обвинить оппонентов в тех самых грехах, которые совершают сами. Поэтому половина из них ни на что не способна, а остальные способны на все, то бишь на любую подлость. В общем, если хочешь узнать человека, дай ему власть. Ну, а сволочью он и сам станет. Нужны имена? Пройдитесь по списку современных мировых лидеров - всенародно избранных, якобы выбранных или вообще самоназначенных. Каждый из них побожится, что только ему на роду написано быть настоящим политиком. Хоть на чём-то помешанном либо хоть в чём-то замешанном. Из таких вот бракованных "кирпичиков" и слеплен фундамент ООН. Посему и все это здание сегодня в аварийном состоянии.

Зараза, пусть даже политическая, что дышло: куда харкнешь, туда и вышла. Как только лицемерие становится нормой поведения, цвета меняет не коронованный хамелеон, а его порочное окружение. И тогда уже никто не обращает внимание на то, что у фальшивых людей и голоса фальшивые. Военная операция "Рассвет", которую ЦАХАЛ проводил в Газе, продолжалась 66 часов. Этого времени вполне хватило, чтобы вырвать исламоджихадской змее ее ядовитый зуб. Но обсуждать и осуждать Израиль теперь будут до следующего витка напряженности. Начало уже положено. Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет привычно осудила "бессовестное убийство палестинских детей" и потребовала "немедленно привлечь виновных к ответственности".

Политический маскарад для того и устраивается, чтобы каждый мог показать свое лицо. То самое, которое так тщательно скрывается как от чужих, так и от своих. Можно поздравить ООН. Она показала даже не лицо, а зубы, уволив Сару Маскрофт, возглавлявшую офис в восточном Иерусалиме, который координировал поставку и распределение гуманитарной помощи арабам, называющих себя палестинцами. И за что же она впала в такую немилость? За то, что порадовалась соглашению о прекращении огня и посмела осудить в социальных сетях "Исламский джихад", чей "беспорядочный ракетный обстрел спровоцировал ответный израильский удар". Ее заставили удалить пост, принести извинения и закрыть свой аккаунт в Twitter. После чего и вовсе указали на дверь.

Подлость - не совесть: в краску не вгонит. Но реноме сохранит. Ведь политическое "Я" определяется не только лицом или языком, но и стилем. А поскольку нравственный стержень в последнее время серьезно деформировался, то и человеческие манеры резко эволюционировали - от слегка депрессивных до явно пароноидальных. И все пошло шиворот-навыворот. Говорим о правах человека, а подразумеваем - терроризм. В самом деле, если "Талибан" считается террористической организацией, то на каком тогда основании Афганистан так настойчиво продвигают в состав Совета ООН по правам человека? А как совместить милосердие с коррупцией? На этот раз под раздачу попало агентство ООН по делам беженцев, получившее 50 миллионов долларов от "благотворительных" фондов Qatar Charity и Eid Charity, которые финансируют ХАМАС, аравийский филиал "Аль-Каиды", турецкую IHH и прочие экстремистские группировки. Но, пожалуй, еще скандальней, что партнерское соглашение с ними установил... Антониу Гутерриш. Да-да, нынешний генсек ООН, который в ту пору был верховным комиссаром UNHCR.

Ничто так не портит зрение, как перевернутый с ног на голову мир. Еще валялись на улицах израильских городов неубранные осколки "джихадских" ракет, как делегация ООН отправилась в тюрьму "Офер", чтобы лично засведетельствовать свое почтение Бассему аль-Саади - начальствующему террористу с сорокалетним стажем. А затем посетила и его семью в Дженине. "Это была моя инициатива, - признался спецкоординатор ООН по ближневосточному мирному процессу Тор Веннесланд. - Для выполнения наших обязательств по поддержанию спокойствия в Газе". Что это за обязательства мы уже видели на примере Сары Маскрофт. А заглянув за фасад приличия, которым прикрываются бесчисленные веннесланды, узрели и верх двуличия. Ооновского. Ибо как еще назвать того, кто призывает следовать правилам, которыми сам же и пренебрегает?

Чужими зубами не пожуешь. А на собственную беззубость пенять бесполезно. Чувство вины и чувство жалости не одно и то же. Ибо нельзя жалеть тех, кто не испытывает жалости ни к себе, ни к другим. Медики Газы жалуются на острую нехватку медоборудования, лекарств и препаратов. По привычке обвиняя во всех своих бедах "оккупационные силы". Но в то же самое время главари ХАМАСа и "Исламского джихада" встречаются в Бейруте с Хасаном Насраллой. И обсуждают отнюдь не лекарственную тему, а координацию действий против Израиля. Для них ракеты важней лекарств. Но жизнь тем и хороша, что постоянно преподает нам свои уроки. Причем порой совершенно неожиданные. Как, например, вот этот. Некая молодая американка подала в суд на родителей. За то, что родили, не спросив ее согласия. И суд постановил ежемесячно выплачивать ей пять тысяч долларов. В качестве так сказать моральной компенсации. Ничего не напоминает? Ведь и рамалльская камарилья может тоже однажды обратиться с иском к ООН. Дескать, ты меня породила, так теперь и содержи. Во веки веков.

Когда проблемы с головой, к урологу не идут. Хотя, согласно методу Лефевр, политики обычно с головой не дружат. Правда, к Олафу Шольцу, как мне казалось, это не относится. Однако он сам развеял все сомнения, пригласив в Берлин Махмуда Аббаса. Зачем это понадобилось германскому канцлеру? Да еще в такой явно неподходящий момент. На Украине бушует война, в которую вольно или невольно все глубже погружается и Европа. Одновременно страдая от засухи, какой не ведала пятьсот лет. И от немыслемых цен на энергоносители, которые растут не по дням, а по часам. А тут огоньку подбросил еще и президент "невсея Палестины", обвинив Израиль в "пятидесяти холокостах". И где? В Германии. На совместной со Штольцем пресс-конференции. При гробовом молчании последнего. Того вдруг будто парализовало. Впал в состояние гнева, как заявил позже пресс-секретарь Штеффен Хебештрайт, выгораживая шефа. И вышел из него только после шквала обрушившейся критики.

Маразм всегда заходит без стука. Бессмысленно приближать тех, кого желательно держать на расстоянии. В приличном обществе таким вообще вход заказан. Но в политическом зоопарке приличных уже почти не осталось. В тот самый момент, когда Аббас с триумфом вернулся из Германии, Европейский Союз подтвердил, что продолжит поддерживать палестинские "правозащитные группы", которые Израиль давно внес в список террористических. Озвучила это решение пресс-секретарь верховного представителя по иностранным делам и политике безопасности (язык сломаешь!) Набила Массрали. Сам Жозеп Боррель решил, по-видимому, не светиться. И то верно. Иначе придется отвечать на неприятные вопросы. Почему, к примеру, эти организации финансируют семьи террористов-смертников? Или зачем оплачивают школьные учебники, насквозь пропитанные антисемитизмом, сеющие национальную рознь и воспевающие "великие подвиги шахидов"?

Но и это не остановило мошенников от политики. Вопрос в срочном порядке вынесли на обсуждение в Совете безопасности ООН, где Великобритания, Франция и примкнувшие к ним Ирландия с Норвегией потребовали от Израиля "убрать семь палестинских правозащитных организаций из списка террористических". Поскольку, дескать, он не предоставил убедительных доказательств для признания их таковыми. Почему, интересно, только семь, если европейцы финансируют сотни подобных структур? И на эти средства, между прочим, ведется безудержная антиизраильская и антисемитская пропаганда, устраиваются многочисленные провокации, организуются детские спортивно-оздоровительные лагеря, где будущих шахидов обучают в том числе и обращению с оружием.

Кстати, одна из последних таких демонстраций, переросшая в стычки с полицией, прошла в Базеле, где еврейские активисты из 38 стран отмечали 125-летие со дня проведения Первого сионистского конгресса, на котором был выработан курс на воссоздание в Палестине собственного национального государства. Швейцарии это мероприятие, включая, прежде всего, обеспечение безопасности его участников, обошлось почти в шесть миллионов евро. Но против чего выступали демонстранты, каждый из которых получил по сто франков? А с какого, извините, бодуна Махмуд Аббас требовал от Лондона извиниться за "декларацию Бальфура" и признать ее недействительной? Десять лет назад ООН предоставила Палестине статус государства-наблюдателя. Но вместо того, чтобы строить свою государственность, Рамалла прилагала титанические усилия для разрушения израильской. И надорвалась.

Предвзятость тоже оставляет рубцы. На той же совести. Можно испытывать неприязнь к мухам, но она не должна компенсироваться пристрастием к паукам. Израиль существовал до появления Англии с Францией, не говоря уже о прочих мелких европейских шавках, и будет существовать после их исчезновения. Что, кстати, уже и происходит прямо у нас на глазах. Ведь омусульманивание Старого Света идет просто пугающими темпами. Какую западноевропейскую столицу ни возьми, самыми популярными именами среди новорожденных обязательно будут Ахмед или Мохамед. Они и определят в итоге будущность Европы. А их родители пока определяют ее нынешнее политическое лицо. Но даже если во имя идеала приходится закрывать глаза на подлость, то цена этому идеалу не компромисс, а мерзость.

Люди, увы, тщеславны. Готовы отлить себя если не в золоте или бронзе, то на худой конец хотя бы в воске. Загляните в музей мадам Тюссо в Лондоне или Нью-Йорке, где каждый выскочка спешит еще при жизни "забить" себе место на кладбище фигур. Только воск недолговечен. Как, впрочем, и наша жизнь. Но все-таки очень хочется верить, что обязательно наступит время, когда сама История воздвигнет собственный музей. Музей человеческого малодушия и позора.