Maof

Monday
Feb 26th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Введение

Катастрофы, подобно той, что произошла 7 октября, следовало ожидать. Да, Израиль до войны переживал расцвет: экономический, высокотехнологический, демографический, внешнеполитический («соглашения Авраама»). Наша армия считалась самой сильной на Ближнем востоке.

Но внутри Израиля уже 30 лет гноился нарыв под названием «Осло».

Чем богаче и сильнее становился Израиль, тем сильнее проявлялся духовный кризис общества. Применительно к индивидууму психологи называли бы его «кризисом достигнутой цели». Именно потому, что основные практические проблемы существования нашего народа и государства (безопасность, экономическая независимость, демография) казались решенными, для большинства стали актуальны другие, не сиюминутные, а более глубокие вопросы. Что дальше, к чему мы должны стремиться? Каким должно быть еврейское государство? В чем смысл существования еврейского народа? Какая моральная задача сейчас стоит перед нами? И, конечно же, евреи, как всегда, разошлись во мнениях.

Тут же нашлись подлецы, активно использовавшие этот кризис для натравливания одной части еврейского народа на другую, по принципу «разделяй и властвуй». К сожалению, разрушители преуспели, в частности, благодаря мощной поддержке извне. И тогда Он, не важно назовете ли вы это случаем, злым умыслом врагов или Высшим промыслом, объединил нас не положительным сотрудничеством на путях к высшим целям, а в падении, в общем горе и страхе.

I «Договор Осло» и его идеология
(и «итнаткут», как его продолжение)


30 лет назад Рабин и Перес подписали от имени еврейского государства «норвежские соглашения» с вожаком террористов ООП Арафатом. И с тех пор в стране усиленно насаждалась «идеология Осло». Выделим и опишем конспективно несколько опорных принципов этой идеологии, релевантных для объяснения проблем нынешней войны.
1.Передача нашей защиты в чужие руки. Нет врага – есть «партнер»
2.«Земля – не важна». Нужно идти на уступки
3.Так как провозглашен мир, то у армии связаны руки
4.Генералы не заинтересованы воевать
5.Только пассивная оборона
5.Развал разведки

Принцип 1. Передача нашей защиты в чужие руки. Нет врага – есть «партнер».


Один из главных принципов сионизма: государство и его армия необходимы для самозащиты народа, никто другой нас не защитит. Это правило успешно действовало с момента формирования в Эрец Исраэль отрядов самообороны и, впоследствии, основания ЦАХАЛа и до конца 80-х. Впервые в нем усомнились в 1990-м году, когда во время «Войны в Заливе», Израиль не отвечал на обстрелы Ирака, и не принимал участия в действиях антииракской коалиции.

В это время во всем мире на смену войнам между странами стали приходить так называемые «войны 4-го поколения»: партизанские, гражданские, войны с терроризмом и др. В такой войне нет разделения на фронт и тыл, солдат и гражданских, и прежние военные нормы к ней не применимы. Но и невозможно вести ее как полицейскую операцию по устранению преступников, прячущихся среди благонадежных граждан, как того требуют правоохранительные органы либеральных стран.

Тем временем в самом Израиле разрастался судебный активизм, то есть вторжение судебной ветви власти в чуждые ей области. Еще Рабин почувствовал на себе эту проблему борьбы с террором под строгим надзором суда и прессы. В 1989 году Рабин, тогда министр обороны, опасаясь БАГАЦа не смог найти верной военной стратегии в борьбе с арабским бунтом - так наз. «первой интифадой». В 1992 г. уже после того, как арабский бунт выдохся, а Рабин стал премьером, БАГАЦ вынудил его вернуть в страну 415 депортированных в Ливан будущих лидеров поднимающего голову Хамаса.

Оправдывая «соглашения Осло», Рабин провозгласил: "Арафат будет воевать с ХАМАСом без БАГАЦа и 'Бецелема' ". То есть признавая, что БАГАЦ ставит палки в колеса борьбы с террором, Рабин заключил «соглашения Осло», где он официально перепоручил охрану евреев бандитам из ООП, передав им землю, деньги, оружие, а главное, власть над Иудеей, Самарией и Газой, презрительно названными «территориями». А сами бандиты из врагов и террористов превратились в «партнеров по мирному процессу».

Принцип 2. «Земля – не важна». Уступки
и соглашения на любых условиях.

Если вы имеете дело не с врагом, который хочет вас уничтожить, а с партнером, то естественно идти на компромиссы и уступки. По «соглашению Осло» Израиль только уступал и отдавал – власть, землю, воду, деньги, оружие, инфраструктуру и др., - ничего не получая взамен. Такие уступки обосновывались, в частности, тем, что при наличии высокотехнологичного оружия территория уже не является важным фактором обороны.

Вот характерный пример уступок: в 2011 г. пленного солдата Шалита Израиль обменял на 1027 заключенных террористов (включая нынешнего главаря ХАМАСа в Газе Ихье Синвара). В то же время необходимо понимать, что для наших врагов жизни людей не представляют сколько-нибудь значимой ценности. Им важны земля и другие ресурсы, власть и деньги. Для них возможность силой добиваться уступок являются как символами победы, так и стимулом к дальнейшей борьбе. Принцип 3. Под предлогом «чистоты оружия» у армии связаны руки. С одной стороны, армия не может действовать на переданных чужой власти территориях, где обосновались главари и базы террора. С другой, в условиях «войны 4-го поколения» либеральные общества требуют от армии не воевать, а действовать в точности как полиция, то есть проводить «пинцетные операции» и под строгим присмотром прессы и правоохранительных органов отлавливать рядовых исполнителей, предоставляя захваченным террористам и поддерживающему их населению наслаждаться всеми достижениями свободного правового и гуманного общества.

Вот пара примеров происходящего абсурда. В результате строгих инструкций, запрещающих открытие огня, если не доказана угроза жизни, армия не может предотвратить даже кражу оружия с собственных складов, ведь воры не угрожают жизням солдат, и стрелять в них запрещено.

Другой пример: В 2017 г. суд приговорил солдата Эльора Азарию к 18 месяцам тюрьмы за то, что он посчитал достаточно опасным террориста и выстрелил в него. Дело происходило в Хевроне, где террорист уже лежал на земле после нападения на однополчан Азарьи.

Принцип 4. Генералы не заинтересованы воевать. Перед армией не стоит задача победить врага. Исповедующая «идеологию Осло» элита ставит перед армией социальные задачи, вроде «гендерного равенства», воспитания молодежи в духе «новых либеральных ценностей» и др. Поэтому карьеру делают те военные, кто в русле «мирного процесса Осло» следит за тем, чтобы армия не побеждала, а «сотрудничала с партнером». Прошедшие такой искривленный отбор офицеры высшего командного состава постоянно думают о своей дальнейшей политической карьере, ведь они выходят на пенсию в 45-55 лет, полные сил и хорошо обеспеченные. А для этого необходимо не настраивать против себя ни прессу, ни суд и прокуратуру, ни левые арабозащитные организации.

Принцип 5. Только пассивная оборона, которая обеспечивается современной технологией.

Если стоит задача не побеждать, а только защищаться, то самыми эффективным считаются такие высокотехнологичные приспособления, как электронный забор, оснащенный всевозможными датчиками, системы ПРО «Железный купол», «Стрела», «Праща Давида», и, главное, информационные центры, собирающие и обрабатывающие информацию, позволяющую четко реагировать на угрозы, но не наступать.

Такая пассивная оборона передает инициативу в руки врага, позволяя ему выбрать удобное для него время, место и вид нападения. Враг может концентрировать силы в одном месте, в то время как обороняющийся должен быть готов всегда и везде. Кроме того, что пассивная оборона намного дороже и намного менее эффективна, она не создает предотвращающий эффект сдерживания, а, наоборот, приглашает к нападению. Что же касается боевого духа, то пассивность в отстаивании своей позиции не дает чувства моральной правоты, без которой трудно побеждать.

Принцип 6. Развал разведки из-за уничтожения осведомителей.

Мы знаем, как жестоко бандиты Арафата – Абу Мазена расправлялись с теми, кого подозревали в сотрудничестве с евреями. Израильские власти по требованию Арафата передали ему списки арабов-осведомителей и равнодушно наблюдали за их казнью.

Некоторые из сотрудничавших с израильской властью арабов успели сбежать из оставляемых Арафату территорий, но и под израильской властью они подвергались гонениям со стороны своих же арабов. То же предательство наблюдалось и в 2000 г. при инициированном Бараком отступлении из Южного Ливана. Часть армии Южного Ливана, сотрудничавшей с Израилем, смогла перебраться в Израиль, где местные арабы приняли их враждебно. Но многие оставшиеся в Ливане были уничтожены вместе со своими семьями.

II Какую роль сыграли эти принципы «Осло» в катастрофе 07.10.2023

1. Передача нашей защиты в чужие руки.


Пока в секторе жили евреи, там, хоть и ограниченно, действовала израильская армия. Она патрулировала на дорогах, рассекающих сектор на много частей, следила за тем, чтобы извне не поступало оружие и др. После выселения евреев у арабов не осталось никаких ограничений для подготовки нападений на Израиль. К власти в Газе в результате выборов пришли наиболее радикальные религиозные группировки, такие как ХАМАС и Исламский джихад. Они вытеснили или принудили к сотрудничеству против Израиля и светские силы, вроде ФАТХа.

Нет врага – есть «партнер» - 18,5 тысячи жителей сектора Газа имели разрешение на работу в Израиле и ежедневно выезжали из сектора.

Прорвавшиеся из Газы 7 октября погромщики знали все подробности – планы поселков, систему обороны, расположение информационного центра - штаба дивизии Газа, время фестиваля, уязвимые места системы ПРО. Специальной комиссии предстоит решать вопрос, имело ли место предательство или крайнее разгильдяйство со стороны наших органов безопасности. Но точно известно, что все арабские работники из Газы добровольно или принудительно сотрудничали с ХАМАСом и поставляли ему нужную информацию.

2. «Земля не важна».

После отступления израильской армии, и, особенно, после выселения еврейских жителей сектора Газы, там образовалось убежище и рассадник террора. Террористам необходимы базы, где они могут безопасно тренироваться, устраивать склады оружия, размещать свои семьи. Кроме собственно территории ХАМАС узурпировал и все поступающие в сектор ресурсы и в первую очередь использовал их для войны, а также выращивал из детей новых «воинов джихада». Население Газы, так называемые «мирные жители» (которые в свое время выбрали эту власть) используются ХАМАСом в качестве «живого щита».

Уступки «партнеру» - ХАМАСу. На Израиле, хоть он вроде вы «освободил» Газу, оставалась обязанность снабжать его водой и электричеством (за которое они не платили) и «гуманитарными грузами». Даже сейчас, во время войны, Израиль продолжает такое снабжение своих врагов «гуманитарной помощью».

3. У армии связаны руки. Тренировка нападения: проходили многочисленные демонстрации с прорывом забора. Армии было запрещено стрелять по «мирным демонстрантам». На границе нет минного поля. Когда прорыв террористов увидели с воздуха – не было разрешения стрелять.

4. Генералы не заинтересованы воевать, они оправдывают идею «мирного процесса», на которой построили и продолжают строить свою карьеру. Поэтому все предупреждения о нападении ХАМАСа игнорировались или трактовались в русле «партнерства». Армия оказалась совершенно не готова к массовой мобилизации. Боевые части резерва не имели базового снаряжения – от перчаток и фонариков, до бронежилетов.

5. Пассивная оборона обеспечивается сверхдорогой техникой. Забор вокруг Газы стоил Израилю 3.5 миллиардов, а террористы перерезали его дешевыми резаками и кусачками и снесли обычным бульдозером за минуты. Захватив и разгромив штаб дивизии Газа, террористы оставили армию без информации и связи, слепой и глухой.

6. Развал разведки. Здесь тоже упор был сделан на технику – прослушивание телефонов. Террористы это знали и пользовались ими очень ограниченно, а в остальном действовали по старинке.

Все предупреждения о готовящейся операции ХАМАСа высшее армейское и начальство отвергало, как не соответствующие «концепции Осло», и требовало от встревоженных подчиненных «не зацикливаться на воображаемых сценариях».

Возможно, что какая-то информация намеренно утаивалась от премьера главами разведки, чтобы поставить его в неловкое положение и заставить уйти в отставку.

III Решение проблемы – отказ от концепции «Осло» и аннексия Газы

1. Вернуть нашу защиту в наши руки. Нет партнера – есть враг.


Необходимо уничтожить ХАМАС и его базу среди арабов Газы. Арабским беженцам из Газы необходимо срочно помочь переселиться в страны, готовые их принять. Это единственно возможное и самое гуманное по отношению к арабам решение проблемы послевоенной Газы. Именно обмен населением после Второй мировой войны позволил решить многие конфликты.

Нетаниягу сказал: «Израиль в течение неопределенного периода будет нести общую ответственность за безопасность, потому что мы видели, что происходит, когда мы этого не делаем. Когда мы не несем ответственность за безопасность, все, что мы имеем, — это всплеск террора ХАМАС в масштабах, которые мы и представить себе не могли».

Но не только военная, но и гражданская власть в Газе должна быть израильская. «Если Газа не станет Яффо, Яффо станет Газой!» - уже давно твердил израильский политик Моше Фейглин.

2. Уступки с точки зрения арабов – это слабость. Жизни они не ценят. А вот земля – это для них важно! Поэтому необходима аннексия в первую очередь декларативная, а потом и фактическое занятие земли, ее заселение и обработка. Там, где живет еврейская семья, террорист не может поставить установку с ракетами, направленными на Гуш Дан. Поощрение эмиграции арабов. Очень многие арабы и до войны хотели бежать от власти ФАТХа и ХАМАСа. Сегодня они уже де факто являются беженцами. Поэтому абсолютно морально и гуманно - помочь им эмигрировать, и наоборот, бесчеловечно опять отдавать из во власть тех, кто держит их в бедности и страхе и выращивает из их детей новое пушечное мясо. Необходимо и морально требовать для арабских беженцев возможности эвакуации в другие страны, которые хотят их принять (а такие имеются), и от Египта – возможности транзита для беженцев. Многие из них обладают гражданством арабских стран (Иордания, Египет), и они сами могут выбрать, хотят ли они переехать туда или, например, в Канаду или Шотландию, уже предложившим принять беженцев из Газы.

3. «Чистота оружия». Моральное поведение армии состоит не в том, чтоб не пострадало «мирное население». Такая мораль, наоборот, приводит к увеличению количества гражданских жертв, соблазняя боевиков окружать себя живым щитом и устраивать штабы и склады под больницами и школами, которые ЦАХАЛ не любит бомбить. Моральное поведение армии в первую очередь должно быть направлено на защиту своего народа, скорейшее достижение победы и минимизация собственных потерь.

«Соглашение Осло» было аморальным шагом по отношению к арабам, лояльным Израилю. Сегодня ХАМАС и ФАТХ воспитывают ненависть и растят террористов начиная с детей самого младшего возраста. Морально и необходимо ценой жертв среди арабов освободить их от такой бандитской власти.

4.Восстановление задачи армии – победить врага. Смена высшего армейского начальства. Необходим закон о том, чтобы после увольнения высшие офицеры армии и полиции не могли в течение длительного срока (15-20 лет) начинать карьеру в политике. Судебная реформа, ограничивающая судебный активизм, так же поможет избавить сражающихся от боязни судебного преследования за «превышение необходимой обороны».

5. Не пассивная, а активная оборона по принципу «лучшая защита – нападение». Воссоздание сдерживающего потенциала. От того, как мы поведем себя с ХАМАСом, зависит, как поведет себя Иран и его прокси в Сирии и Ливане (Хизбалла). От успеха в войне зависит и поведение арабов внутри Израиля, как Иудее и Самарии, так и в Лоде, Яффо, Акко и других «смешанных» городах.

6. Если арабы убедятся, что наша власть установлена всерьез и надолго, что она может защитить их и их семьи от бандитов, то это сильно повысит их лояльность Израилю и облегчит вербовку новых осведомителей. Присутствие еврейских жителей, охраняющих свою землю, сильно облегчает работу армии, создает ей надежный тыл и снабжает важной информацией.

Заключение: постепенность и последовательность.

Надеюсь, вдумчивому читателю не нужно объяснять, насколько контрпродуктивно требовать всего и сразу, и насколько легче разрушать, чем восстанавливать. Понятно, что процесс освобождения от стратегии «Осло» займет длительное время, ведь ее активно внедряли все последние 30 лет. Еще большее время потребуется для ликвидации практических последствий это стратегии.

Однако кризис, в котором мы сейчас находимся, предоставляет нам хороший шанс. Еще до войны Кнессет отменил «Закон о разъединении» («Итнаткут») в Северной Самарии. Многие политики сегодня говорят вслух как о необходимости изменения стратегии «Осло», так и о практических путях ее преодоления. «Народ вечности не боится длинной дороги», но и удлинять ее без надобности не следует.

Понятно, что, преодоление «сознания Осло» не означает возвращения в ситуацию, которая была до заключения «норвежских соглашений». Если мы сможем выучиться на своих ошибках, то мы окажемся даже в лучшем положении чем прежде и сможем решать новые, более высокие задачи.

Главное не упустить сейчас открывающееся перед нами «окно возможностей».

Опубликовано на сайте «Хроники Иерусалима»
https://gazeta.rjews.net/2023/asya187.php