Maof

Thursday
Dec 14th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Подрывная деятельность, которую европейские правительства ведут против израильской демократии, достигла такого масштаба, что закон об НКО превратился в насущную необходимость.

Тем самым утром, когда министерская законодательная комиссия утвердила положительную позицию правительства по закону об НКО, редакционная статья газеты "Гаарец" поведала о том, что целью нового законоположения стало стремление дискредитировать леворадикальные организации, действующие в интересах финансирующих их иностранных правительств.

Таким образом, скорее всего совершенно того не желая, газета "Гаарец" призналась, что деятельность левых организаций в интересах иностранных правительств и за их деньги по сути является делом постыдным.

Подрывная иностранная политическая деятельность в последние годы достигла немыслимых масштабов и стала совершенно неприемлемой с точки зрения демократии. Согласно отчету организации "Им тирцу", в 2012-2015 годах общая сумма финансирования, полученного леворадикальными организациями от европейских правительств, достигла 120 миллионов шекелей.

Тому, кто хочет понять каким образом представителям "Шоврим штика" и "Бецелем" удалось подмять под себя партию "Авода", следует обратить внимание на непропорциональное влияние, которое было обеспечено незначительному и радикальному меньшинству маргиналов благодаря щедрому иностранному финансированию.

Антидемократия в действии

В отношениях между странами принято, чтобы вмешательство одного государства в дела другого происходило дипломатическим путем. Израиль стал одним из немногих государств, позволившим своим друзьям влезать в свои внутренние дела и делать буквально все, что им только заблагорассудится.

Европейские государства уже давно сообразили, что вместо заявлений, осуждающих деятельность Армии обороны Израиля, куда удобнее финансировать израильские НКО, которые станут генерировать отчеты, обвиняющие Израиля в военных преступлениях.

Израильское правительство решает снести дом террориста? Швейцария, Швеция, Нидерланды, Дания и Испания переводят деньги НКО "Ваад негед арисот батим" ("Комитету против сноса домов").

Израиль борется с терроризмом? Правительства Великобритании, Нидерландов, Германии и Ирландии оплачивают усилия организаций "Еш дин", чтобы та обращалась в Высший суд справедливости, ограничивая деятельность армии изнутри, и "Шоврим штика" дискредитирующей армию за границей и ограничивающей Израилю свободу действий снаружи.

Так, вместо того, чтобы использовать лощеного и не вызывающего доверие европейского пропагандиста, правительства стран Европы задействуют тысячи израильтян, готовых очернять свою страну перед мировым сообществом в обмен на приличное жалование и приглашения на зарубежные антиизраильские конференции. И это совсем не демократия. Это в чистом виде политическая диверсия.

В демократическом государстве организация имеет право продвигать свою позицию, какой бы радикальной она не была. Однако попрание иностранными государствами демократии и суверенитета Израиля с помощью подобных организаций при этом вовсе не является легитимным.

Представьте себе, что Израиль поддержал бы испанские организации, призывающие к провозглашению независимости баскского анклава на части испанской территории или к изоляции Испании на международной арене. Вообразите себе сценарий, в котором израильское правительство стало бы переводить средства ирландским НКО, преследующим британских чиновников по всему миру.

Это немедленно привело бы к грандиозному дипломатическому скандалу и угрозе со стороны Испании и Соединенного Королевства вернуть своих послов домой до тех пор, пока Израиль не опубликует официальные извинения за незаконное вмешательстве в их внутренние дела. В мире просто нет аналогов тому, чтобы между вроде бы дружественными странами существовали бы столь извращенные отношения, как это происходит в случае с Израилем и государствами Европы.

Попрание израильского суверенитета

Демократическая форма правления основана на фундаментальном принципе: именно граждане страны обладают правами и полномочиями для формирования облика своего государства, договариваясь между собой о принимаемых внутри страны политических решениях.

Гражданство дает человеку право участвовать в выборе власти и таким образом влиять на процесс принятия решений. Обратной стороной этого права становится обязательство признать решения принятые демократическим путем, даже если они противоречат его собственному мнению, оставшемуся в меньшинстве. Идя на выборы, правые обязаны принять волю избирателей, как в случае своей победы, так и если она достанется левым. То же самое и наоборот.

Демократическое уравнение выглядит очень просто. Гражданин получает как шанс на то, что его позиция будет принята большинством, так и риск того, что она окажется в меньшинстве и до следующих выборов страну возглавит противоположный политический лагерь.

Граждане демократического государства принимают эти правила, поскольку знают, что они распространяются в равной степени на всех граждан и все политические лагеря. Поскольку голоса всех граждан равны и принцип о свободе выражения мнений и свободе создания объединений применим в одинаковой мере ко всем гражданам, мы готовы признать решение избирателей и совместно нести ответственность как за то, что политика правительства окажется успешной, так и за то, что она будет ошибочной и опасной.

Как человек правых взглядов, я готов принять выбор общества и смириться с разрушительными последствиями политики левого правительства, как, например, в случае соглашения Осло, унесшего жизни 1500 израильтян, отчасти потому, что мне известна готовность левых признать волю избирателей и принять последствия политики правого правительства, воспринимаемые ими как катастрофические. Мы сидим вместе в одной лодке, принимаем решения по одним правилам, и вместе готовы разделить благословения или проклятия, сыплющиеся на нас в зависимости от успешности нашего коллективного выбора.

Фундаментальная причина того, что массивное финансирование, предоставляемое радикально левым организациям иностранными правительствами европейских стран, является неприемлемым с демократической точки зрения, проста: граждане Швеции, Германии, Финляндии или Норвегии не будут нести ответственность за те политические последствия, которые могут произойти в случае, если эти самые экстремистские организации сумеют навязывать израильтянам свои взгляды.

Теми, кто станет взрываться в автобусах, если "Шалом ахшав", "Бецелем" или "Женевская инициатива" смогут навязать обществу позицию пославших их европейцев, будут не гражданами Германии, Швеции или Бельгии. Теми, кто будет рисковать своими жизнями с руками, связанными за спиной в результате деятельности "Шоврим штика" и "Адаллы", окажутся отнюдь не молодые датчане, австрийцы или ирландцы, а молодые израильтяне.

В тот момент, когда радикально левые организации, действуя в интересах зарубежных правительств и за их счет, передают в чужие руки часть влияния на формирование будущего страны, они напрочь сокрушают саму основу демократического консенсуса, согласно которому именно мы как граждане Израиля совместно формируем собственное будущее.

Разница между частными пожертвованиями и финансированием со стороны иностранных правительств

Стремясь оправдать массивное финансирование левых организаций европейскими правительствами, левые пытаются создать иллюзорную симметрию между пожертвованиями от иностранных государств и пожертвованиями из-за рубежа, приходящими от частных доноров или фондов. Но это не более чем манипуляции и пропаганда, безосновательность которой хорошо известна и им самим.

Прежде всего, ясно, что государство обладает гораздо более мощными финансовыми возможностями, чем любые, даже самые состоятельные, миллиардеры. Примером тому сотни более или менее радикальных левых организаций, получающих сотни миллионов шекелей от зарубежных правительств, по сравнению с правыми организациями, получающими поддержку от частных спонсоров, которых можно легко пересчитать по пальцам.

В этом суть антидемократического искажения, при котором радикальное меньшинство, являющееся ничтожным процентом общества, обладает несоразмерными влиянием, властью и возможностью организованно представлять собственную позицию.

Во-вторых, деятельность на международной арене, как и во внутренней политике, построена на принципах взаимности и равенства, при которых страны уважают суверенитет друг друга.

Три года назад газетные заголовки в Израиле и Соединенных Штатах вопили о неприемлемости вмешательства в американскую политику, которое якобы позволил себе премьер-министр Биньямин Нетаниягу, в связи с его вроде бы косвенной поддержкой, если ее вообще можно было назвать таковой, республиканского кандидата Митта Ромни.

Все великие демократы, поносящие теперь принятый закон об НКО, твердя, что это не соответствует демократическим принципам, заявляли, будто Нетаниягу абсолютно неправомерно вмешивается во внутренние дела Соединенных Штатов.

При этом ни Нетаниягу, ни израильское правительство не перевели ни одного шекеля республиканским организациям.

Более того, вам даже не удастся найти ни одной фразы, произнесенной Нетаниягу, в который он выразил бы поддержку какой либо из американских политических сторон. Но если позиция, содержащая намек, без передачи хотя бы одного шекеля, является недопустимым вмешательством во внутренние дела другой демократии, то, как же тогда можно оправдывать передачу сотен миллионов шекелей от европейских правительств радикальному меньшинству израильских левых маргиналов?

Очевидно, что все это - вполне прозрачная манипуляция. Израильские левые прекрасно понимают, что демократическое государство не вправе вмешиваться во внутренние дела других демократии, и доказательством тому является упомянутая критика в адрес Нетаниягу. Но левые готовы слукавить, как потому, что это приносит им пользу, так и потому, что не считают себя связанными принципами демократии.

И это еще один пример, подтверждающий то, что израильские левые отказались от попытки убедить израильское общество в своей позиции, предпочитая добиваться от общества признания с помощью международного давления извне и вести его деморализацию изнутри.

В свою очередь, европейские правительства, использующие израильских левых для продвижения своих интересов, получают двойной доход от вложений. Во-первых, они имеют возможность ходатайствовать перед израильским судом и ограничивать деятельность израильского правительства благодаря десяткам израильских же организаций, которые пользуются вниманием в судейских кругах, симпатизирующих левой идеологии.

Во-вторых, нет более эффективного способа, навредить имиджу Израиля, добиваясь его изоляции, чем задействовать сотни израильтян, клевещущих на собственную страну на международной арене.

Причина, по которой европейские страны позволяют себе обращаться с нами так, как ни за что бы не осмелились вести себя по отношению друг к другу, заключается в слабости Израиля на международной арене и потере всякого стыда радикально левыми организациями.

Наконец, третье отличие частных пожертвований от финансирования правительствами иностранных государств связано с особым характером государства Израиля, являющегося государством всего еврейского народа, а не только его нынешних граждан.

Пропагандистская попытка левых обосновать симметрию между финансированием враждебными правительствами (например, Швецией, чей министр иностранных дел заявила, что Израиль убивает террористов без суда) и пожертвованиями от частных лиц со всего мира, является дерзким антисионистским выпадом, противоречащим принципу о взаимной ответственности и единстве еврейского народа.

Израиль является домом для бруклинских евреев нисколько не меньше, чем для Ципи Ливни. А будущее мирового еврейства тесно связано с будущим Израиля, в отличие от будущего граждан Германии, Австрии, Швеции или Дании.

В своей попытке приравнять неприемлемую подрывную политическую деятельность и пожертвования зарубежных евреев Ципи Ливни не только доказала, что забыла о принципе взаимной ответственности и единстве еврейского народа, но и продемонстрировала удручающее незнание фактов. Ведь левые организации получают больше, чем правые, и от частных жертвователей тоже. Бюджет одного лишь "Нового израильского фонда" составляет более 35 миллионов долларов в год, приходящих в подавляющем большинстве от левых американских евреев.

Слишком мало, слишком поздно, и все равно важно

На протяжении пяти лет правым коалициям не удается провести закон об НКО, способный противостоять зарубежной подрывной деятельности. И даже законопроект, одобренный теперь министерской комиссией по законодательству, куда меньше минимума, необходимого, чтобы справиться с колоссальным масштабом этого явления и ущербом, который он наносит Израилю. Тем не менее, это первый шаг против попрания израильской демократии.

Те, кто знают, как решаются вопросы в парламентских комиссиях, знакомы с бесконечной чередой ораторов, выставляемых левыми организациями, в отличие от ничтожного количества, а порой и полного отсутствия соответствующих представителей справа. Мощное финансирование, которое получают из европейских стран левые структуры, а также широчайший спектр организаций, работающих под разными названиями и использующих различные стратегии, позволяют левым создавать ложную картину того, что они как будто бы представляют гражданское общество целиком. Это искажение влияет не только на мировое общественное мнение, но и общественное мнение в Израиле, равно как и на мнение тех, кто принимает решения в Кнессете и в правительстве.

Теперь, по крайней мере, депутаты Кнессета будут знать, что многочисленные выступающие, представляющие фронт левых организаций, по сути действуют в интересах и на средства иностранных правительств, а вовсе не израильского гражданского общества. Кроме того, сама по себе дискуссия последних лет вокруг закона об НКО привлекла общественное внимание к тому факту, что левые организации в Израиле фактически действуют в качестве агентов влияния иностранных государств, а не как аутентичные представители израильского общества.

Достаточно увидеть мобилизацию левых организаций и активистов против законопроекта, утвержденного министерской законодательной комиссией на днях, чтобы понять, как левые способны превратить даже декларативный и беззубый законопроект в угрозу для целостности коалиции.

Достаточно увидеть покорную и нерешительную реакцию на этот законопроект представителей "Кулану" для того, чтобы понять масштабы влияния иностранного финансирования на одну из ключевых фракций правоцентристской коалиции. Нынешний одобренный министрами закон, усиливающий прозрачность НКО, это лишь первый позитивный шаг в правильном направлении. Для того чтобы справиться с иностранной подрывной деятельностью, его будет совершенно недостаточно.

Поэтому в будущем следующим правительствам потребуется ввести куда более эффективные ограничения на возможность иностранных правительств использовать агентов влияния против израильской демократии.

Автор: Эрез Тадмор
создатель организации "Им тирцу"

Текст на иврите
http://mida.org.il/2015/12/27/%D7%9C%D7%9E%D7%94-%D7%99%D7%A9%D7%A8%D7%90%D7%9C-%D7%A6%D7%A8%D7%99%D7%9B%D7%94-%D7%90%D7%AA-%D7%97%D7%95%D7%A7-%D7%94%D7%A2%D7%9E%D7%95%D7%AA%D7%95%D7%AA/

Перевел А. Непомнящий