Maof

Sunday
Feb 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Политика государства Израиль, как внешняя, так и внутренняя, всё больше напоминает фестиваль нонсенса а-ля Монти Пайтон. Серьёзно относится ко всему, что происходит в стране просто невозможно, ведь от дела Рамона и до фактического бездействия при обстреле палестинцами Западного Негева "безвредными кустарными трубами" (так, примерно, назвало сборище надутых болтологов из "Амнести" ракеты Кассам) – всё пропахло халтурой, маразмом и продажностью. Премьер-министр соревнуется с милиардером-олигархом за симпатии жителей Сдерот, арабские парламентарии сотрудничают с врагами, а пресса целенаправленно пытается раздавить резервиста, давшего отпор хулиганам-анархистам, пытавшихся демонтировать израильские КПП. Дурдом, одним словом.
 
Как очередной кирпичик в стену этого дурдома, появилось очередное "гениальное" постановление юридического советника правительства Менахема (Мени) Мазуза, который заявил, что "Керен каемет ле-Исраэль" ("Фонд существования Израиля", или ККЛ) должен заниматься продажей земельных угодий на принципах равенства, не делая различий между евреями и арабами. Умиляясь от столь ревностного стремления к равенству и братству, хотелось бы напомнить г-ну Мазузу, что такое ККЛ, и для чего он был создан.
 
ККЛ был основан в конце декабря 1901г. на Пятом сионистском конгрессе в совершенно определенных целях. До 1880г. евреи Палестины (под властью турок) жили почти исключительно в городах. Благодаря "Ховевей Цион" и Эдмонду де Ротшильду еврейские первые поселенцы могли покупать земли и строить из них сельскохозяйственные фермы, уже начиная с 1881г. Когда образовалась Всемирная сионистская организация (на конгрессе в Базеле в 1897г.), в Палестине начались сельскохозяйственные работы. Сионистская организация поощряла покупку земель, но не хотела, чтобы создавался класс зажиточных еврейских владельцев, которые эксплуатировали бы бедных крестьян. Сионистское движение с самого начала стремилось создать, по возможности, общество, основанное на равенстве, и пыталось тормозить развитие частной собственности в пользу кооперативной.
 
Очень скоро начали поступать деньги из еврейских общин всего мира, особенно от бедных евреев Польши и России, которые непременно хотели хотя бы скромно участвовать в покупке земель в Эрец-Исраэль для еврейского народа. Вскоре в каждой еврейской семье появилась бело-голубая кружка ККЛ, куда клали как мелкие монеты, так и крупные купюры. Собранные суммы целиком шли на покупку земель в Палестине.
 
"Керен каемет ле-Исраэль" - владелец земель в Эрец-Исраэль. Первые земли ККЛ купил в Нижней Галилее и в Иудее, затем - в Иорданской долине, где появился первый киббуц, который назвали Дгания (1909). Покупки продолжались по мере поступления денег. Многие богатые арабы, жившие в Бейруте, Дамаске и других местах, владели землями в Палестине, которые не приносили им дохода, так как были запущенными. Эти "отсутствующие" владельцы, как их называли, охотно продавали эти земли за высокую, надо отметить, цену.
 
Речь идет не только о покупке земель. Не обрабатываемые порой веками, целые районы были покрыты камнями, занесены песком или заросли сорняком. Еврейские первопроходцы при поддержке ККЛ подняли целинные земли, осушили многочисленные болота (источники малярии к тому же), насадили деревья, которые впоследствии изменили экологию страны. Лесонасаждение стало своего рода специальностью ККЛ, у руководителей которых появилась замечательная мысль: сажать деревья в честь рождения детей, заключения браков или в чью-то память. Этот обычай сохраняется и до наших дней, и во многих домах Израиля или заграницей есть красиво оформленные удостоверения о посадке от имени семьи стольких-то деревьев в честь рождения (или бар-мицвы) детей. Будет нелишним отметить, что во время интифады арабы охотно сжигали эти леса, что добавляет ситуации немалую пикантность.
 
Значение "Керен каемет ле-Исраэль", как видим, трудно переоценить с точки зрения и политической, и сельскохозяйственной. С момента образования государства Израиль в 1948г. роль ККЛ в покупке земель утратила смысл, но он остался собственником всех купленных им земель. Его деятельность оставалась основополагающей в деле лесонасаждений, обработки земель, очистки их от камней в целинных районах, ирригации и т.д. ККЛ был и остается опорой сельскохозяйственного развития страны (по материалам Рины Неер: http://jhistory.nfurman.com/lessons8/street34.htm).
 
А теперь Мазуз хочет, что эти земли были проданы арабам. Равенство и братство, это, конечно, хорошо. Спору нет. Правда, стоит напомнить г-ну Мазузу и прочим правозащитникам, что еврей не может купить землю у палестинца. Это запрещено законом. Продавшего ненавистному сионисту землю палестинца казнят власти, либо предаст суду Линча толпа. Кто успеет раньше, тот его и растерзает. А мы, наоборот, чуть ли не поощряем продажу земель арабам.
 
Это нонсенс. Чистой воды маразм. Я уже не раз писал про то, что у определённых израильских кругов начисто атрофировался инстинкт самосохранения. Крохотную страну окружают полчища врагов, но оные круги, зачастую именующие себя "прогрессивными" не видят опасности. Надо думать, что их пресловутый "прогресс" и заключается в избавлении от самого базового инстинкта, которым наделено любое живое существо.
 
Герцль, Ротшильд, Ханкин, Рупин и другие деятели, так или иначе приложившие руку к созданию ККЛ, переворачиваются в гробу. Не так выглядел в их мечтах национальный еврейский дом. Не для этого многие бедные евреи разных стран, мечтая об еврейской земле в Эрец-Исраэль, опускали в "синенькие коробочки" последние гроши. Но они – отсталый и несознательный элемент. Не то что Мени Мазуз, который своими последними постановлениями показал себя с самой "прогрессивной" стороны.

Справка: Неге́в (ивр. נגב‎) — пустыня на Ближнем Востоке, располагающаяся в Израиле (занимает около 60% его территории). Площадь 12 000 км². Негев ограничен Средиземным морем и Синайской пустыней на западе, горами Моав и Иудейской пустыней на севере, долиной Арава на востоке. Регион Негева принято делить на собственно Негев и Северный Негев. Слово «Негев» в переводе означает «вытертый», «сухой» (от этого же корня происходит ивритское слово «полотенце»).

Собственно Негев представляет собой высохшую пустыню. В Северный Негев проведен всеизраильский водопровод, что дало возможность превратить его в зону интенсивного земледелия. Здесь находится множество мошавов и кибуцев, а также города Ашкелон, Сдерот, Нетивот, Офаким. На территории Северного Негева также находится сектор Газа (почти 100% водоснабжения которого также осуществляется всеизраильским водопроводом). В собственно Негеве расположены Димона и Арад. Границей между Северным Негевом и собственно Негевом считается район Беэр-Шевы.

Давид Бен-Гурион, первый премьер-министр Израиля, мечтал о цветущем и густонаселённом евреями Негеве. Сам "старик" (прозвище Бен-Гуриона), жил в киббуце Сде-Бокер в Негеве; отстранившись от управления государством в 1953 (первая отставка), он поселился в скромной кибитке и работал в сельском хозяйстве, подавая пример молодёжи. Но его мечта не сбылась – Негев пустует, израильтяне не желают селиться в пустыне; близость же Сектора Газы энтузиазма, само собой, не прибавляет.

Но свято место пусто не бывает. И раз уж евреи оказались такими вялыми, инициатива перешла в руки наших соседей – бедуинов, захвативших и контролирующих эти земли. Эта краткая статья посвящается беспределу, преступности, насилию, безнаказанности и равнодушию – всему, что сопутствует реалиям юга Израиля.

Часть первая: реалии пустыни Негев

География: от посёлка Бейт-Кама и почти до самого Эйлата национальные земли оккупированы незаконными строениями. От простых караванчиков и до шикарных трёхэтажных вилл с бассейнами - бедуины не утруждают себя получением разрешений. Глупые евреи обращаются в мэрию и платят деньги инженерам, бедуины же не мудрствуя лукаво просто строят дома там, где им вздумается. 30,000 (тридцать тысяч) судебных постановлений о сносе незаконных жилищ ждут своего часа, но за последние 15 лет лишь одно здание было демонтировано. Для этого потребовалось задействовать полк(!) жандармов, бо бедуины не любят, когда государство напоминает им о таких мелочах, как закон, и всячески пытаются помешать сносу зданий, обычно – насильственными методами.

Кроме того, несмотря на то, что почти все посёлки являются незаконными, государство всё же подключает их к воде, электричеству, строит школы и поликлиники, а правонарушителей отсылает под домашний арест на незаконные и несуществующие де-юре адреса.

Демография: сегодня в Негеве проживают около 200,000 бедуинов. Точное число, конечно же, не знает никто. Прирост населения бедуинов является самым высоким в мире, выше даже, чем у палестинцев. Через пару десятков лет в Негеве будет больше бедуинов, чем евреев.

Преступность: еврейское население Негева находится под властью бедуинских кланов, и многие должны платить "крыше", чтоб их дома не горели, машины не угонялись, а женщины не боялись быть похищенными и изнасилованными. "Бандитский Петербург" и прочие романы, описывающие бандитизм и разбой в России начала девяностых мог бы писаться и в Израиле. Разница лишь в том, что израильская полиция бедуинов откровенно побаивается, и даже имеет чёткие указание прекращать погоню, если она заводит полицейских в дебри незаконных бедуинских сёл. "Зелёный патруль", охраняющий природу, ездит на бронированных джипах (минимум две машины при патрулировании), и это – на суверенной территории государства.

Бедуины занимаются обширным хищением металла, и все дорожные знаки, трубы, столбы, провода и сельскохозяйственное оборудование немедленно переплавляются и уходят за кордон. Киббуцы и мошавы Негева практически прекратили сельскохозяйственную деятельность, не в силах противостоять бедуинским бандам. В тех случаях, когда отчаявшиеся фермеры защищают свой дом и своё хозяйство с оружием в руках, государство немедленно отдаёт их под суд, благо евреев судить легко. Фермер Шай Дроми, застреливший известного бедуинского уголовника на территории своей фермы, находится до сих пор под арестом.

Соцстрах и пособия: в есть Негеве семь арабских местных управлений; бедуинам так же принадлежит и второй по величине (после Беер-Шевы) город - Рахат. Всего семь процентов населения платит налоги; 95% бюджета бедуинских городов и сёл идёт из государственной казны. О налогах вроде "арнона" никто, само собой, и не слышал. Уровень безработицы примерно в четыре раза выше, чем по всей стране и составляет около 35% (опять же, точные данные никому не известны). Всю эту ораву спонсирует еврейский налогоплательщик.

Полигамия: в Израиле есть закон запрещающий полигамию (многожёнство). Бедуины Негева и на этот закон плюют, простите, с высокого минарета – три, четыре или семь жён являются вполне нормативным событием. Для того, чтоб получить деньги на содержание, например, пяти жён и сорока детей, бедуин официально расторгает брак, после чего весь табун "Гюльчитаев" считается безработными матерями-одиночками. Нет нужды объяснять, что соцстрах щедро поддерживает безбедное существование этих гаремов.

Продолжение, в котором будут указаны необходимые действия для сохранения израильского суверенитета на юге страны – во второй части.

"Мнения"