Maof

Saturday
Sep 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Для палестинских арабов, характер их демографии является единственным аргументом в их требованиях территориального наследования. Они утверждают, что арабы имеют глубокие корни в Палестине и что их эмиграция в Палестину никогда не имела решающего значения. Бросить вызов этому утверждению, означает бросить вызов единственному критерию арабского суверенитета в Палестине. Материал сайта "История арабов (от прошлого к настоящему)"

источник:  Middle East Forum

Перевод с сокращениями
 
 Палестинская демография конца 19 и первой половины 20 столетия никогда не была только вопросом чисел. Палестинская демография всегда была и является оружием, используемым в борьбе за геополитическое пространство. 

Есть две проблемы с оценкой палестинской демографии. Первая относится к явным числам, общего количества населения Палестины и различных подгрупп. Вторая, более спорная, оценка прироста населения среди подгрупп и определение доли естественного прироста и доли эмиграции. 

Фактор эмиграции - является главным. Если существенный процент населения состоит из недавних эмигрантов, то их претензии на историческое владение землёй сомнительны. Это объясняет, почему арабы Палестины используют термин "самозванцы" для описания еврейского населения Палестины. Важность еврейской эмиграции для еврейского населения Палестины в конце 19 и начале 20 столетия бесспорна. Но еврейские требования территориального наследования и национального суверенитета находятся в другой плоскости: в плоскости истории, а не демографии. 

Для палестинских же арабов, характер их демографии является единственным аргументом в их требованиях территориального наследования. Они утверждают, что арабы имеют глубокие корни в Палестине и что их эмиграция в Палестину никогда не имела решающего значения. Бросить вызов этому утверждению, означает бросить вызов единственному критерию арабского суверенитета в Палестине. 

Арабское население Палестины настаивает на причинах своего роста только за счёт естественного прироста. Чтобы принять арабское утверждение, следовало бы согласится с гипотезой "пространственной неподвижности" арабов, то есть, полного отсуствия у арабов стремления к миграциям. 
 

Миграционные Импульсы

Когда собака кусает человека, это не новость. Новость, когда человек кусает собаку. Точно так же, когда значительные региональные различия в производительности труда, нормах заработной платы и в возможностях занятости не в состоянии привести в движение трудовые ресурсы, особенно в близ-лежащих областях – такое явление заслуживает освещения в печати, как нонсенс. То есть, нужно объяснять, не то, почему люди перемещаются из менее привлекательных экономических зон в более привлекательные, а то, почему они этого не делают. 

Конечно, не все перемещаются. Препятствовать движению может нехватка информации, физические, юридические, политические, религиозные и социальных барьеры. Пожилые меньше реагируют на экономические стимулы, чем молодёжь; уровни энергий и стремлений у разных народов могут заметно отличаться. Тем не менее, сила миграционного импульса любого народа прежде всего определяется разницей в производительности труда и уровне жизни. 

Исторические и современные свидетельства, поддерживающее миграционные импульсы, особенно среди населения развивающихся стран, является неоспоримыми. [1] Некоторые миграционные маршруты превратились в шоссе. С середины двадцатого столетия миллионы североафриканцев и восточноевропейцев оставили родные деревни и города ради более производительных и выше оплачеваемых рабочих мест в Западной Европе. Европейская Комиссия оценивает в пол миллиона ежегодную незаконную эмиграцию в Европейский Союз (ЕС), почти столько же эмигрирует на законных основаниях. [2] Такие эмиграционные потоки совсем не уникальны. В Азии, выше оплачивающие и более передовые экономические системы Японии, Гонконга, Сингапура, Малайзии, Таиланда, Тайваня и Южной Кореи привлекли приблизительно 6.5 миллионов азиатских мигрантов из менее развитых экономических систем. [3] Легальные и нелегальные эмигранты в 1998 в Японии составили 1.35 миллиона. Основным источником эмиграции являются: Китай (234000 легальных и 38000 нелегальных) и Филиппины (84000/43000). [4] Относителтьно Индонезии-Малайзии: в 2001г. в Малайзии работали 850000 индонезийцев и дополнительно 350000-400000 незаконных. [5]. Это не удивительно, если сравнить заработок индонезийского эмигранта в Малайзии: 2 $ в день с 0.28 $ в день, которые он зарабатывет в Индонезии. [6] [5] [4] [3

По тем же причинам эмиграционный импульс интенсивен в США. Круглосуточный законный и незаконный мексиканский эмиграционный поток через Рио-Гранде вызван явными различиями в американской и мексиканской заработной плате. В 1996г разница составляла в среднем 278$ в неделю против 31$. [7]. 

Эти примеры современных миграций только вершина миграционного айсберга. В начале 21 столетия общее количество людей, живущих вне стран их рождения, оценивалось в 150 млн, из которых приблизительно 100 млн - нелегальные, а 30 млн - мигрирующие рабоче и их семьи. [9

То, что имеет смысл в объяснении миграционных потоков для остальной части мира, должно иметь смысл и для Ближнего Востока. Согласно Международной Организации Труда (МОТ), ближневосточные рабочие эмигранты, перемещающиеся в пределах и вне Ближнего Востока, составляют более 9% от мировых 100 млн. [10] В 1987г. 1.6 млн египтян эмигрировали в другие арабские страны. Не удивительно, что они перемещались в богатые нефтью экономические страны. Ирак принял 43% мигрантов, Саудовская Аравия и Кувейт - 39%. [11] Война в Кувейте 1990-91гг вызвала драматические изменения в оказании гостеприимства эмигрантам из Египта. Ирак и Кувейт выслали большинство эмигрантов после войны и к 2000г Саудовская Аравия стала единственной страной, принимающей эмигрантов из Египта, которых теперь там 2.7 млн, что составляет 34% населения страны. Ливия с 12% заняла второе место среди стран, принимающих арабов-мигрантов, за ней идёт Иордания с 8%. [12]

Арабы Палестины не менее отзывчивы миграционному импульсу, чем Египтяне. На 1998г, согласно данным ООН, 275000 арабов Палестины находились в Саудовской Аравии, 38тыс в Кувейте (резкий спад с 400тыс после войны в Кувейте), 74тыс в Ливии, и более 100тыс в других странах залива. Сотни тысяч [13] покинули Ближний Восток полностью. Почему кто-то должен сомневаться, что арабы Палестины будут вести себя по-другому, чем египтяне, или мексиканцы, или марокканцы, индонезийцы, или любой другой народ, оказывшийся перед выбором в доходе, занятости и благосостоянии? О том, что эффект разницы заработной платы и занятости имеет значение для арабов Палестины, свидетельствует не только размер их миграционных потоков, но также и тот факт, что очень немногое число арабов, живущих в высоко развитом Израиле покинули его ради заработка. Фактически, 40тыс. иорданских арабов, приехавших в Израиль по туристическим визам в 2000г, остались после того, как их визы истекли, чтобы воспользоваться высокооплачиваемой работой, предоставленной им в Израиле.[14
 

Экономический Рост Палестины в 1922-1931 гг

Разумно предположить, что те же причины, которые в конце 20 столетия вызывают миграцию арабов Палестины и других ближневосточных стран в более привлекательные экономические районы, вызывали подобную же миграцию арабов из окружающих стран в бурно развивающиеся районы Палестины в начале 20 столетия. Два события отличали начало 20 столетия Палестины от ее Ближневосточных соседей: 

1) Эмиграция в Палестину европейских евреев, сопровождаемая европейским капиталом и европейской технологией. 

2) Создание Британского Подмандатного Правительства в Палестине, обязанности которого включали экономическое развитие Палестины. В результате мандата, британский капитал и британская технология последовали за британским флагом. 
 
Первый автобус Хайфа - Бейрут. 1920гг Железнодорожная станция в Хайфе 1920г


Эти два события произвели импульс экономической деятельности, которая породила в Палестине уровень жизни, до толе не известный на Ближнем Востоке. В таблице 1 показанны некоторые экономические показатели, характеризующие экономическую динамику Палестины в течение 1920х годов. 

Таблица 1. Отобранные Индикаторы Развития Капитала и Инфраструктуры: 1922-1931гг 
 
 Год  Основной капитал (a) Импорт Капитала (b) Углубление Капитала (%) Потребление Электричества (квт/час) Телефонные Линии (км) Шоссе (км)
1922 5,056 3,821 84.2 - 450
1924 6,541 5,522 90.3 3,526 580
1926 9,603 5,013 90.8 2,344 5,611 631
1928 12,022 2,891 98.6 2,974 8,780 706
1931 16,539 3,225 95.2 9,546 14,557 922


Источник: R. Szereszewski, Essays on the Structure of the Jewish Economy in Palestine and Israel (Jerusalem: Maurice Falk Institute for Economic Research in Israel, 1968), стр 60, 82; и S. Himadeh, Economic Organization of Palestine (Beirut: American University at Beirut, 1938), pp. 282, 565. 

(a,b) миллион палестинских фунтов (пф) по ценам 1936г; 

Основной капитал рос с ежегодной скоростью 14.1%, немалая часть его приходилась на импорт капитала. Углубление капитала сопровождалось ростом основного капитала. Процесс модернизации инфраструктуры иллюструет рост дорожного строительства, электрификации и телефонных коммуникаций. [15] Результаты были драматическими. Реальный чистый внутренний продукт на душу взлетел, удвоившись за 1922-31гг от 19.4 пф (палестинские фунты) к 38.2 пф 

Успех этих начал модернизации, не был не замечен арабами Палестины и арабами соседних стран. [16] Таблица 2 показывает уровень жизни арабов Палестины и окружающих стран. 

Таблица 2. Уровень жизни в ближневосточных странах: 1932-1936гг 
 
Страна Доход на душу населения (a) Индустриальная Ежедневная Заработная плата (b) Потребление пищевых продуктов на душу (c) Производительность сельскохоз рабочего (d)
Египет 12 - 16.0 90.1
Сирия 13 50-310 19.0 97.6
Ирак 10 40-60 13.8 93.2
Трансиордания - - - 90.1
Арабы Палестины 19 70-500 22.9 186.3


Источник: F. Gottheil, "Arab Immigration into Pre-State Israel: 1922-1931," Middle Eastern Studies, Oct. 1973, p. 320. (a) British pound sterling, 1936; (b) in mils, 1933-5; (c) International Units (IU), 1934-6; (d) IU, 1934-6. 
 

Свидетельства Арабской Эмиграции в Палестину

Есть несколько проблем, связанных с оценкой арабской эмиграции в Палестину в течение 1920х, основная состоит в том, что арабские миграционные потоки были, в основном, нелегальны и поэтому не документировались, но они были замечены современниками. [17

Демографический анализ У.О. Шмелса оттоманских регистрационных данных на 1905г населения Иерусалима и Хеврона по месту рождения, показал, что 50% арабов, рожденных вне настоящего места жительства, прибыли из внутри-палестинских областей с низким уровнем экономики, в то время, как другая половина арабских мигрантов прибыла в Палестину из других стран: 43% из Азии, 39% из Африки и 20% из Турции. [18] Шмелс отмечает: 

"Необычный быстрый рост населения арабских деревень вокруг города Иерусалима, с его еврейским большинством, продолжался до конца подмандатного периода. Та же ситуация наблюдалась и в других частях Палестины, вокруг городов с большим еврейским сектором, которые влекли арабских эмигрантов высокими экономическими возможностями и качеством жизни." [19
 
Улица Алленби в Тель Авиве. 1926г Арабское поселение вблизи Тель Авива. 1920гг


Подобно Шмелсу, Роберто Бачи, сетуя на скудости данных и анализа миграции в Палестину, писал: 

"Между 1800 и 1914, мусульманское население имело среднее годовое увеличение порядка 6-7 %. Возможно, что часть роста мусульманского населения происходила из-за эмиграции." [21

Хотя Бачи не преследовал цель определить величину нелегальной арабской эмиграции в Палестину, его 6-7% прироста мусульманского населения Палестины по сравнению с 4% прироста населения в окружающих странах, говорит, что, как минимум, одна треть прироста мусульманского населения населения Палестины имеет эмиграционные источник. 

Недостаток данных не препятствовал Бачи констатировать очевидные факты, касающееся перемещений арабов в пределы Палестины: 

"Высокое экономическое развитие прибрежных равнин, в значительной степени из-за еврейской эмиграции, сопровождалось в 1922-1944гг намного более высоким ростом мусульманских поселений в этих областях нежели в других. Это происходило, вероятно, из-за двух причин: резкое снижение смертности мусульманского населения, живущего в еврейских областях и стремление мусульман перемещаться в более развитые зоны." [22

В Британском отчёте Лиге Наций 1935г отмечено: 

"1557 человек (из которых 565 - евреи), пытавшихся проникнуть в страну незаконно, были обнаружены, приговорены к заключению и рекомендованы к высылке." [26

Естественно предположить, что оставшиеся 992 незаконных эмигранта в Палестину были мусульманами. То есть в 1935г зарегестрированная нелегальная эмиграция в Палестину состояла из: 64% мусульман и 36% евреев. 

Исторические наблюдения Геда Гильбера относительно книги Рата Карка "Оттоманская Палестина в 1800-1914", касается вопроса арабской эмиграции в пределах Палестины. Он связывает ее идеи "Развитием или Ослаблением Прибрежных Городов Палестины" с тезисом Чарльза Иссоу относительно роли групп меньшинств и иностранцев в развитии ближневосточных городов. Объясняя, почему другие палестинские города не росли так быстро в течение последних десятилетий оттоманского правления, как прибрежные города Яффа и Хайфа, Гильбер пишет: 

"Приток имел два источника: окружающая сельская среда и эмигранты извне Палестины." [27

Королевский Институт Международных отношений добавляет, комментируя рост палестинского населения в течение 1920х и 1930х, сообщает: 

"Число арабов, которые проникли в Палестину незаконно из Сирии и Транс-Иордании, неизвестно, но оно значительно." [28

Губернатор Синая 1923-36гг К .С. Джарвис добавляет: 

"Нелегальная арабская эмиграция шла не только из Синая, но также из Транс-Иордании и Сирии." [29
 

Оценка Арабской Эмигации в Палестину

Оценка арабской эмиграции в Палестину в этой статье основана на несложных расчётах. Эмиграция это остаток после соотнесения показателей рождения и смертности и определения естественного прироста. Точность зависит от надёжности показателей. В чём проблема с оценкой арабской эмиграции в Палестину? Сама модель может быть простой и применимой, но её полноценность зависит от качества вводных данных. Надёжность данных относительно эмиграции в Палестину подорвана явным статистическим пренебрежением к нелегальной эмиграции. Если нелегальные мигранты, а впоследствии, незаконные жители, избегали переписи, как перепись могла их учитывать? 

Не удивительно тогда, что британские данные переписи объясняют прирост арабского населения Палестины в 1922-31гг, только естественным путём и легальной эмиграцией. Применяя 2.5% прирост в год [30] к популяционному числу, равному 589,177 на 1922г, получаем популяционное число, равное 735,799 на 1931г или 97.6% от 753,822 зарегистрированных в переписи 1931г. Это, вроде бы, "доказывает", что нелегальная эмиграция в Палестину в течение 1922-31гг была несущественой. Сноска, сопровождающая популяционный временной ряд переписи признает присутствие в Палестине незаконной арабской эмиграции. Но поскольку она не регистрировалась, то оценка её численности не включена в перепись. [31] Игнорирование незаконных эмигрантов не означает, что они не существуют. 

На существенные перемещения арабов как в пределы, так и в пределах Палестины ссылались множество демографов, историков, правительственных администраторов и экономистов: как о перемещении арабов из деревень и городов с низкими экономическими возможностями в деревни и города с более высокими экономическими возможностями. 

Какие города и деревни могли предложить более высокую экономическую возможность? Анализ демографических данных 1922-1931гг районов Палестины, которые в 1948г стали районами Израиля, то есть, которые имели большое еврейское население (с капиталом и современной технологией), и районов, которые не стали частью Израиля, определяет не только направление миграции арабов, но и её величину. [32

Арабское население в районах, которые вошли в Израиль, увеличилось с 321,866 (1922г) до 463,288 (1931г), т.е на 141 422. Применяя 2.5% годовой естественный прирост к 1922г арабскому населению, получаем ожидаемый популяционный размер на 1931г, равный 398,498, что на 64,790 меньше фактического населения, зарегистрированного в британской переписью. Это неучтённое популяционное увеличение и является нелегальной арабской эмиграцией, направленной в еврейские районы. В 1922-31гг нелегальная арабская эмиграция в еврейские районы составила 11.8% от общего количества арабского населения 1931г, проживающего в тех районах, и 36.8% от прироста за 1922-31гг . 

Это поддерживает теорию об миграционных импульсах между районами с разным экономическим развитием, как универсально принятую и подрывает тезис о "пространственной неподвижности", приписываемый арабскому населению конца 19 и начала 20 столетий; это также обеспечивает сильные улики о нелегальной арабской эмиграции, как значительном факторе роста арабского населения Палестины. 

Фред Готтэйл - профессор кафедры экономики Иллинойского Университета
 

Примечания:

Под словом палестинцы в данной статье подразумеваются жители Палестины: евреи, христиане и арабы. 

Слово "Палестинец" до 1967 года применялось исключительно для обозначения евреев, населявших Палестину, поскольку последние имели культуру, язык и психологию, отличающую их от евреев других стран. Арабских жителей Палестины называли арабами, поскольку их язык и культура не отличались от арабов окружающих стран, откуда они мигрировали в Палестину в течении 1880 – 1948гг, - время бурного развития региона под воздействием английского и еврейского капитала и еврейских сельскохозяйственных поселений. 
 

Литература
 

[1] On June 20, 2002, there were 2,840,000 "migration" entries on the Internet (Google); 319,000 for Asian migration alone, 282,000 for African migration, 291,000 for Middle Eastern migration, 78,000 for Arab migration, and 69,000 for Organization for Economic Cooperation and Development migration. The International Labor Organization (ILO) and the United Nations have published extensively on the subject. 
[2] Reuters, June 18, 2002. 
[3] The Jakarta Post, Mar. 3, 2000. 
[4] Peter Stalker, Growing Global Migration and Its Implications for the United States (Washington: National Intelligence Council, Mar. 2001), p. 38, table 3, at http://www.cia.gov/nic/graphics/migration.pdf
[5] Migration News, Oct. 2001, p. 2., at http://migration.ucdavis.edu/mn/archive_mn/oct_2001-16mn.html
[6] The Jakarta Post, Mar. 3, 2000. 
[7] Ibid. 
[8] Nicholas Van Hear, Consequences of the Forced Mass Repatriation of Migrant Communities: Recent Cases from West Africa and the Middle East (Geneva: U.N. Research Institute for Social Development, 1992), p. 1. 
[9] Patrick Taran and David Nii Addy, "Global Overview Trends in Labour Migration, Standards and Policies with Reference to West Africa," ILO International Migration Policy Seminar for West Africa, Dakar, Senegal, Dec. 18-21, 2001, at http://www.december18.net/paper35Dakar.htm
[10] Ibid. 
[11] The Central Agency for Public Mobilization and Statistics, Cairo, provides these statistics at http://www.frcu.eun.eg/www/homepage/popin/eeea.htm. 
[12] ILO Migration Data Base, Egypt: Table 11, "Nationals Abroad by Sex and by Host Country, Absolute Numbers, 1986-2001." See also "Egyptian Guest Workers in the Gulf," Migration News, July 1995, at http://migration.ucdavis.edu/mn/archive_mn/jul_1995-22mn.html
[13] Ahmad Sidqi al Dajani, The Future of the Exiled Palestinians in the Settlements Agreement (London: Palestinian Return Center, Oct. 2000), at http://www.prc.org.uk/english/ext-pals-eng.htm
[14] The Jerusalem Post, July 4, 2001. 
[15] Roberto Bachi, The Population of Israel (Jerusalem: Institute of Contemporary Jewry, Hebrew University, 1974), p. 45. 
[16] Ibid., p. 46 
[17] A second issue contributing to the dearth of Arab migration data and analysis was that scholarly research and interest in the region focused on the more legal and documented, more prevalent, and more politically significant Jewish immigration. While Arab immigration may have been obvious and even predictable, it would have been less noteworthy at the time. 
[18] U.O. Schmelz, "Population Characteristics of Jerusalem and Hebron Regions According to Ottoman Census of 1905," in Gar G. Gilbar, ed., Ottoman Palestine: 1800-1914 (Leiden: Brill, 1990), p. 42. 
[19] Ibid., pp. 32-3. Emphasis added. 
[20] Ibid., p. 61. Emphasis added. Elsewhere, he grants that "the censuses were taken by teams of local mukhtars and other functionaries" and "that may have created conflicts of motive when the authorities, by threat of penalty, exacted reports from local dignitaries (the mukhtars) which the population may have had an interest in evading." (pp. 18-9). 
[21] Bachi, Population of Israel, pp. 34-5. Emphasis added. 
[22] Ibid., p. 51. Emphasis added. 
[23] Ibid. 
[24] Palestine Blue Book, 1937 (Jerusalem: British Mandatory Government Printer, 1938), p. 140. 
[25] Ibid. Emphasis added. The Palestine Blue Book, 1928 actually offers an estimate. It says: "The total population 816,064 is probably understated by 20,000-25,000 due to unrecorded immigration." (p. 143.) Three years later, the Palestine Blue Book, 1931 uses the same estimate and the same wording but for a different size population: "The total population 946,463 is probably understated by 20,000-25,000 due to unrecorded immigration." (p. 146.) By 1937, the estimate was dropped in favor of "no estimate of its volume is possible." 
[26] Report by His Majesty's Government in the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland to the Council of the League of Nations on the Administration of Palestine and Trans-Jordan for the Year 1935 (London: His Majesty's Stationary Office, n.d.), p. 14. 
[27] Gar G. Gilbar, "Economy and Society in Palestine at the Close of the Ottoman Period: A Diversity of Change," in Ottoman Palestine, 1800-1914, p. 3. 
[28] Great Britain and Palestine, 1915-1945, Information Paper no. 20, 3d ed. (London: Royal Institute for International Affairs, 1946), p. 64. 
[29] C.S. Jarvis, "Palestine," United Empire (London), 28 (1937): 633. 
[30] The 2.5 growth rate is derived from the following table for annual rates of natural increase of Muslim population. 1922 
[31] Palestine Blue Book, 1937, p. 140. 
[32] For a sub-district by sub-district count of population and for the methodology used to separate subdivisions that became 1948 Israel and those that did not, see Fred M. Gottheil, "Arab Immigration into Pre-State Israel: 1922-1931," Middle Eastern Studies, 9 (1973): 315-24. The analysis here is a summary version of this article. 
[33] Justin McCarthy, The Population of Palestine (New York: Columbia University Press, 1990), pp. 16-7, 33-4. 
[34] Ibid., p. 16. Emphasis added. 
[35] Ibid. 
[36] Ibid. 
[37] The closest McCarthy gets to a linkage discussion is his insistence that the increase in Muslim population had little or nothing to do with Jewish immigration. His findings contradict those of Ruth Kark, Charles Issawi, Roberto Bachi, U.O. Schmelz, Fred M. Gottheil, and Moshe Braver, among others. McCarthy chooses not to address their evidence and competing findings although he refers liberally to both Schmelz's and Bachi's research on other demographic issues. 
[38] McCarthy, Population of Palestine, p. 33. 
[39] Ibid. 
[40] Bachi, Population of Israel, p. 133. Emphasis added. 
[41] Ibid., p. 389. 
[42] Ibid., p. 390. Emphasis added. 
[43] McCarthy, Population of Palestine, p. 34. Emphasis added.