Maof

Tuesday
Mar 09th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Часть вторая. Начало

Что предшествовало декабрьскому соглашению 1982 г.? Вернемся на несколько лет назад. Идея возвращения на Гору включала в себя закрепление в двух важнейших пунктах, связанных с еврейской историей - Хевроне и Шхеме. Не забывайте, что первое поселенческое ядро Шомрона носило имя этого города из ТАНАХА - Элон Море.  Однако, если возвращение в Хеврон могло было быть подведено под определенную формально-юридическую базу для разговора с израильской администрацией на сухом языке агентов недвижимости (еще были живы люди, изгнанные оттуда  в 1929 или 1936 годах и обладавшие документами на собственность в этом городе, существовали  их наследники, передавшие право на распоряжение этой собственностью в руки поселенческих организаций), то по поводу Шхема ситуация была гораздо сложнее. Еврейское кладбище города, закрепленное за общиной, было передано еще британскими властями под расселение пострадавших от землетрясения арабов в конце 20-х годов, Главный раввинат, обладавший правом поднять вопрос о возвращении этого участка делать этого не хотел, немногочисленные  (из -за крайней агрессивности арабского населения) евреи  в конце 19- н.20 вв. жили в городе на основе аренды под  
Продажа евреям арабских домов  (многие арабы были готовы это сделать, мне даже довелось беседовать с парой таких людей)  была запрещена не только иорданским законом,  но и постановлениями военной администрации. Армейским властям было ясно, что Кевер Йосеф может стать единственной опорой, за которую зацепятся "смутьяны", поэтому они были готовы на все, чтобы не допустить превращения ее в центр притяжения и уж, тем более, в место, вокруг которого образуется  жилое еврейское ядро. Не могу доказать этого, но меня не покидает ощущение, что появление вокруг  могилы быстро разросшихся школьных дворов трех новых арабских школ, быстро создавших "специфическую атмосферу",  было не случайным явлением - оно устраивало очень разные, но единые в одном,  "заинтересованные стороны".  Дай-то Б-г, чтобы я ошибался. Попытки "Гуш Эмуним" закрепиться в Шхеме, начавшиеся в 1974 г. не увенчались успехом, хотя косвенным результатом их явилось появление с обеих его сторон двух "Элон Море" - собственно поселения  Элон Море  на горе Кабир, к востоку, и "Элон Море-Кдумим", к западу.

В 1981 г. было принято решение об основании ешивы возле Кевер Йосеф, в маленькой комнатке стали появляться в дневное время четыре ученика. Заступничество Шарона привело к подписанию ранее упомянутого соглашения. Араб-сторож получил маленькую комнатку, а его большая комната сразу стала более чем тесной от сидевших там ежедневно 35 "бахуров". Людям, связывающим сегодня имя ешивы с хабадским равом Гинцбургом, очень много, позднее, сделавшим для нее,  небезынтересно будет узнать, что во главе амуты "Од Йосеф хай", представлявшей ещиву, юридически, стояли рав Кирьят-Арбы Дов Лиор, Бени Кацовер, Ромем Альдуби и Ноам Ливнат (кажется, брат Л. Ливнат).

Ситуация вокруг ешивы скоро начала накаляться, точнее, ее стали накалять: Душная комнатка превращала занятия в испытание, приходящим на праздники и субботний Маарив некуда было деваться и вот, о ужас, уже в 1983 г. бдительное око "минhаля" узрело нарушение статус кво - во дворе был поставлена армейская палатка, а немного попозже, уже в 1984 - ее сменил навес от дождя и солнца (Арабы были менее зоркими, пасли баранов и собирали оливки)  Первые военные действия были открыты не ими и не против них: Десятки солдат были брошены на слом незаконных построек (может быть, кто-нибудь знаком со статистикой сноса незаконных строений в Рамле, в Негеве, в Вост. Иерусалиме и напомнит мне, какой процент решений суда доводится до исполнения - и через какое время?)  20 июня 1085 г, началась "война матрацев".   Для облегчения аргументации и решения проблемы упрямых евреев, вытащивших спальники и матрацы  и улегшихся прямо на  "нейтральной" улице вне территории Кевер Йосеф  и думавших таким хитрым образом избежать карающей руки закона, запрещающей им оставаться именно на территории Кевер Йосеф,  был найден неотразимый  аргумент  в стиле: "А чем он мотивировал?"- "Ах, батюшка, так мАтивировал: до сих пор ребра болят!" Весь   Шхем был объявлен "закрытой военной зоной", евреев начали тащить с матрацев, к великой радости арабов, готовых потерпеть ради такого зрелища ночку в "оцере". Правда, в октябре 85 г. Рабин, тогда министр обороны, дал разрешение на проведение "хакафот шнийот" после Шмини Ацерет (тоже - до 22-00 и без "политических драшот"), но тем же летом возникла новая проблема: военная администрация, по личному приказу министра обороны, запретила остаться  там в ночь Шавуота, и  все попытки объяснить, что фразы соглашения о праве использования территории для целей учебы и отправления религиозных обрядов как раз и относятся к ситуации, когда ночное изучение Торы, "тикун лейль Шавуот" являются неотъемлемой частью праздника, натыкались на стену непонимания и нежелания понять и на стандартный ответ о том, что "ночь" должна закончиться не позже 22- 00. Жаркое лето накалило обстановку  и в эрев  Рош а Шана знакомый сценарий повторился. В ответ на попытку целых  70 бахурим (Ужас!!!  Это уже, явно, организованный бунт!!! Потрясение основ!!!) не уйти после вечерней молитвы и их "силовой эвакуации" наш министр обороны принял на себя функции не то главы Синедриона, не то нового Антиоха и ЗАПРЕТИЛ  все там молитвы Судного Дня, кстати, включая вечернюю,  в нарушение "статус кво" соглашения 83 г. и того, что все предыдущие  годы этот день отмечался там, как полагается. Видимо, что дозволено Юпитеру, и т.д. Развитие событий далее стало еще больше напоминать пьесу абсурда (модель конфликта Шавуот, но шиворот- навыворот). Когда армия увидела, что перед самым праздником район Шхема заполняется толпами поселенцев  (не забывайте, что до "интифады" евреи почти свободно передвигались по Шхему и окрестностям!), а попытки отбросить их, включавшие побои, ни к чему не приводят, было решено разрешить молитву, но именно на улице, а не внутри огороженной территории Кевер Йосеф. Так, под охраной сотен солдат, евреи и провели под открытым небом весь Йом Киппур, подремав ночью на тротуарах и площадке перед оградой и  предоставивив  окрестным арабам бесплатный концерт хазанута на протяжении почти суток: "Статус кво" двора, таким образом, был сохранен, а бумажные генералы вписали еще одну великую победу в свои анналы истории. Год 1987 был овеян новыми победами - вышвыриванием 9 мая, в субботу, проникших для утренней молитвы ребят, очередным отказом  разрешить задержаться после 22-00 в Шавуот, разрушением в октябре построенного за день, вместо березентовой палатки, барака  из жести.  Наиболее ярким аккордом,  хотя и несколько подпортившим победную эйфорию, явилась посылка солдат на разламывание проложенных труб и вырывание проводки  для будущего кондиционера  в комнате занятий. Ешиботник, очевидно, как и солдат в уставе Сов. Армии, "должен стойко переносить все трудности и тяготы", в общем - чтобы служба медом не казалась, ну и "статус кво" - не было "мазганов" при мамлюках!  На счастье  учеников и всего еврейского народа, на фоне молчания большинства религиозных партий,  Дов Щилянский, "ницоль Шоа", честнейший и моральнейший человек, председатель Кнессета в это время, устроил истерику руководству армии, пригрозил крупными помехами в процедуре работы Кнессета и добился  установки агрегата: Правда, за победными фанфарами армия и правительство  проглядели подготовку арабской интифады, но это уже мелочи.

Окончание следует