Maof

Tuesday
Mar 09th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Как мы научили арабов Шхема бороться с нами Как мы научили арабов Шхема бороться с нами

Часть первая | Часть вторая.

«Я ненавижу человека по имени СТАТУС КВО». Р. Бредбери.

1990 - третий год первой интифады. Для многих из нас это стало чем-то вроде начала отсчета новой эры, тем более, что сам я прибыл в Израиль всего за месяц до того как она полыхнула в декабре 87 г. Кевер Йосеф стоит, ребята в ешиве учатся, улицы Шхема и дороги Шомрона воняют гарью автомобильных покрышек и «бутылок Молотова», асфальт поблескивает пятнами старательно разлитого на поворотах масла и железными колючками самодельных «нинджот», начали помаленьку уже и постреливать, хотя все это – десерт, главные блюда на адской кухне Арафата еще впереди… Соглашения Осло сварят совместно с израильскими поварами, пока еще не лауреатами Нобелевки…
Всем известно, что без свитка Торы – молитва не молитва, синагога- не синагога… На какой-то момент перетаскивание свитка из здания военной администрации и возвращение его туда стало совсем уж как-то напоминать ситуацию с одеждами первосвященника, которые лежали у римских прокураторов и выдавались под расписку... В мае 1990 г. удалось получить разрешение на внос Сефер Тора в здание ешивы в Кевер Йосеф. Большая радость для всего народа Израиля! Еще одна Невеста-Тора нашла себе пристанище в доме Жениха! Правда «Шалом ахшав» немедленно потребовали права устроить кошачий концерт под названием «вахта протеста» у входа в Кевер Йосеф. Видимо решили блюсти целомудрие покойного и оградить его от встречи с особой иного пола. Армия ответила отказом (к тому времени Мицна на посту командующего округом уже, кажется, сменился Ициком Мордехаем ), «блюстители нравственности» подали в БАГАЦ (проиграли!), заявляя, что внос Сефер Тора является политическим актом, который должен легетимизировать еврейские претензии на Шхем. Товарищи из ХАМАС (интересно, что ФАТАХ смолчал!) обещали устроить большой погром участникам торжества. Пришлось объявить комендантский час и 3 мая загнать шхемских арабов на вечерок по домам. И, ой, что тут началось!!! Израильские левые глубоко вдохнули, поднатужились – и крик не кончался года три. Тем более, что, тем временем, пало правительство Нац. единства, к власти пришло переходное, с Шамиром, которое, под нажимом «Тхии», поставившей свои условия поддержке перед президентом страны кандидатуры Шамира на формирование нового кабинета, пошло на разрешение (о ужас!!! О поругание основ!!!) пристройки к комнатке ешивы: кухни (!), столовой (!!) и даже комнаты отдыха (!!!), в которую разрешалось поставить пару диванчиков (для этих -то бездельников-мракобесов!!). И, мало того, ешива получила серьезное психологическое оружие (наверняка запрещенное Женевской конвенцией!) в виде рава Ицхака Гинзбурга из самого Кфар- Хабада. В воздухе запахло Машиахом…для спасения культуры нужно было принимать срочные меры. А кто это у нас за культурку-то и за образование ответственный? Вот ему (ей) и принимать. Назвался груздем - полезай в кузов.
Шуламит Алони, задним числом, до глубины души прониклась страданиями (трехлетней давности) бедных арабов города, быстренько окрестила главных раввинов Израиля «Римскими Папами» (хорошо хоть – не Мамами) и оросила накопленными за годы слезами запертых по домам, в тот злосчастный вечер 3 мая, 120 000 шхемских пацифистов, вегетарианцев и толстовцев- непротивленцев. Запертыми ради чего? Листовки ХАМАСА, который как и вОлОгодский кОнвОй, шутить, обычно, не любит, были забыты. Зато припомнила (и евреям, да и, думаю, прежде всего – арабам…для общего поднятия национального самосознания), что Цахи Ха-Негби и Дов Щелянский отплясывали с Сефер Тора « около могилы Шейха Юсуфа, чтобы сказать: «вся она моя», и никто им не помешает» («Ха-Арец» от 27 января 1993 г.).
Безобразие! Как это вы, друзья- арабы, стерпели такое поругание ВАШЕЙ национальной святыни, ВАШЕГО любимого шейха?
И вот тут-то в самый раз напомнить, что ешива назвалась «Од Йосеф хай». Видимо недаром. И название это оказалось пророческим. Видимо, обиделся обладатель полосатой рубахи на титул шейха. В советниках фараона бывать доводилось…а вот в шейхах – шалишь! Уже в июне 1993 г. наша «мадам Фурцева» была вынуждена, не по своей воле, оставить культуру и образование на произвол судьбы и удовлетвориться наукой и спортом в новом министерстве.
Правда, вскоре, зарвавшимся поселенцам и иже с ними указали на их место, для гармонии, так сказать. Не забудьте, что 13 сентября 1993 г. нас осчастливили началом новой Эры – эры Осло (Соглашение Газа- Иерихо). Попытка внести вторую Сефер Тора в декабре 1993 г. превратилась в событие, которое должно было, еще тогда, всем нам –идиотам, объяснить – где и с кем мы имеем дело…и каковы границы, точнее их отсутствие, беспредела властей по отношению к гражданам (пока еще «на шатахим»). Не хочу хвалиться, но не только Эльяким Ха-Эцни был тогда «нави хорбан» и слыл городским юродивым в глазах прекраснодушных носителей кипот-сругот и зеленых «дуббонов». Мне довелось переругаться с половиной соседей и знакомых и выслушать снисходительные пояснения, что, мол, «тут не Руссия и не Сталин» и вообще – это все случайность, и местная инициатива, и армия – вне политики…, и барин разберется и накажет виновных, и «просто так, единичный случай», и, вообще, «зэ ло ото давар, ата пашут ло мевин». Сон и сладкие грезы были слишком крепки, потребовалась Амона, чтобы разбить их копытами лошадей.
Внос был запрещен на основе информации о возможности арабских беспорядков ( ах какая новость за 6 лет интифады! Обычно евреям арабы Хавары, Бейты и Шхема кидают под колеса букеты белых роз! Ну а тут вот…видите, как-то не подготовились.). Дороги в Шомрон были перекрыты начиная с Офры и далее, а чтобы жизнь не казалась медом – решено было закрыть выезд из всех еврейских поселений в районе . Впервые за интифаду, «сегер» был наложен на евреев…впервые армия повела себя, как оккупационная администрация (причем- первиентивно), впервые законы военного положения были направлены на массу граждан государства Израиль.
Я помню, как нам удалось добраться до цомет Тапуах, где скопилась огромная толпа. Тору везли из Иерусалима и к-тот образом сумели дотащить до Тапуаха… все было забита магавниками, солдатами ЦАХАЛя, полиции тогда было еще немного. Дорога была перегорожена несколькими, скованными цепями рядами заграждений, за которыми, упираясь, удерживали их «наши гордость и слава»…Временами, в олпу врезались большие группы солдат, куда-то пихали всех…потом пихали другие группы, уже в другую сторону. Да, это все еще были игрушки…до Гуш Катифа было время на тренировки… Дубинок не было, конями не топтали, арестовали человек 30 …мелочи. Кстати, внезапно, меня прижали к чьей-то густой бороде, оказавшейся частью Изи Когана (для читателей он известен как рав Ицхак Коган из синагоги в Марьиной роще, а для меня тогда, как наш бывший сосед по Питеру), прибывшего из Москвы в Иерусалим и пришедшего с группой поддержки. Было очень трогательно, не виделись года четыре. В какой-то момент я почувствовал, что меня неудержимо несет, спиной, на угол ограждения, откуда-то торчит железный крюк, еще мгновение и, или я упаду, под ноги толпы, или мне сломает спину о железку. Крюк порвал полу куртки, спиной приложился к чему-то более плоскому…уж не помню как, сумел вывернуться и успеть, до следующего натиска доблестных защитников вылезти в безопасное место. На высоких холмах на обочине любовались бесплатным театром застрявшие в этой кутерьме арабы, которые уже не могли ни вернуться назад и ни продвинуться вперед…
А потом ? А потом было самое интересное. Вдоволь потешившись и показав, «что МЫ можем», власти разрешили внести свиток. 12 декабря несколько тысяч человек пришли к Кевер Йосеф. Мир не рухнул, количество камней и бутылок не удвоилось, разве что израильские газеты, телевидение и радио получили возможность наполнить себя на пару недель очередными скупами и истратить лишние ведра помоев для выливания оных на «национальный лагерь». Ну, и, как мы видим сейчас, была проведена первая проба сил на долгом пути к «миру Осло» (я имею в виду «олам» а не «шалом»), миру, в котором невозможное становится возможным…если речь идет о Власти.
А на Кевер Йосеф продолжались «бои местного значения», с переменным успехом. В мае 95 г. армия одержала тактическую победу над многострадальным прибежищем фанатизма – миквой, построенной руками ешиботников во дворе. Раз фанатики – пусть грязными сидят…неча им… Попытка отстроить ее заново привела на головы смутьянов ни много ни мало, как приказ о закрытии ешивы (!) – времена менялись, калибры орудий росли. Совет Поселений взял слово с неразумных строителей, не делать так больше (вот когда надо было обратить внимание и на эту организацию!) и, под свою гарантию, что проследит, добился отмены указа. В Кнессете шла к-то возня, и в августе разрешили построить микву, пристроить еще комнату к ешиве и даже увеличить до 60 к-во учеников ешивы, если не будет попыток там ночевать, нарушив все то же статус-кво. А ведь стоило тогда понять- к чему это все. Властям нужно было не ссориться с «датиим» в Кнессете и не затрагивать чисто религиозных, щекотливых вопросов, вроде вмешательства в «диней таhара». Ставка в игре была покрупнее. Стратегия (статус-кво, Шхем без евреев), видимо, оправдывала частичные отступления на второстепенных направлениях. Тем более, что Промежуточные Соглашения Осло от 28 сентября 1995 г.уже добрались и до решения вопросов о святых местах. Главная цель правительства была достигнута – Кевер Йосеф не стала ядром поселения, отделаться от Шхема можно было легким движением руки, а для тех религиозных партий, которые поддерживали Рабина, определение «еврейского религиозного места» было вполне приемлемым. Арабы оказались весьма уступчивыми в вопросе Кевер Йосеф (видимо уже забыли уроки Шалом Ахшав и Шуламит Алони или удовлетворились «Юсуфом» в Хевроне) и даже не заикнулись о возможности совместного использования этого места (как например – молитвы в Меарат Махпела, сохранение доступа к мечети в Неби Самуэль). Согласно соглашению:

1. Признается אופי היודי- הדתי этого места.
2. Израиль имеет право держать там наемных охранников в гражданской одежде.
3. Сохраняется статус-кво ( существующее на данный момент, включая все, что связано с постройками ешивы, количеством учеников и т.д. . Вот тут то и можно вздохнуть о том, каким бы оно могло быть, если бы не…)
4. Вопросы безопасности посетителей и учащихся передаются под ответственность... палестинской полиции. ( Хорошо помню - снаружи перед входом сидели с АКМ наши новые друзья. А внутри, за калиткой – еврейская охрана с «мини-узи».)
5. Дорога к Кевер Йосеф охраняется совместными патрулями.

Гладко было на бумаге….
(окончание следует)

"Живой журнал" mangupli