Maof

Tuesday
Sep 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Счастье, что Иуда Маккавей не задавал вопросов политикам. Они ему ответили бы, что надо принять во внимание возможное международное давление в сочетании с общими обстоятельствами, и он присел бы задумавшись и взвешивая.

Счастье, что он не задавал слишком много вопросов стратегам и военным специалистам, иначе ему сказали бы, что нет шансов у «слабых против богатырей» и сломили бы его дух.

Счастье, что он не задавал вопросов статистикам, которые открыли бы ему тайну, что мы «меньшинство против большинства», и он испугался бы демографической опасности.

Он также не слишком советовался с руководителями ешивот, которые запретили бы ему отрывать от занятий изучающих Тору, и тогда не были бы отданы «злодеи в руки преданных твоему учению».

И равинов он не спрашивал, так как тогда они ему сказали бы, якобы с позиции силы, что нельзя провоцировать народы мира и нельзя надеяться на чудо, особенно там, где предвидится ущерб и т.д., и т.д.

И никаких гуманистов он особенно не спрашивал, так как они открыли бы ему секрет, что одна израильская душа значительно дороже километров и национальной свободы.

Конечно, и прекраснодушных он не спрашивал, так как они опечалили бы его дух и настойчиво убеждали бы, что нехорошо убивать и быть убитым.

Он не задавал вопросов и глубокомыслящим мыслителям, которые из большого глубокомыслия заморочили бы ему голову и заставили бы решать проблемы порядка предпочтительности, быть может прежде народ, и т.д, и т.д.

Что касается пацифистов, то их он и вовсе не спрашивал, так как они открыли бы ему глаза и разъяснили, что важен лишь мир и никогда не надо использовать насилие, а добрая воля решит все проблемы.

Он не задавал слишком много вопросов, а выполнил свой национальный и моральный долг. Он вступил в бой с отвагой льва, беспредельной самоотверженностью и спас Израиль.

И тогда пришли все политики, все стратеги и все статистики, все руководители ешив и равины, все гуманисты и все прекраснодушные, все мыслители и все пацифисты, и все стали умными задним умом, и все зажгли ханукальные свечи по поводу победы. Эти свечи освещают нашу жизнь с тех пор и до наших дней.

Перевод Марии Гутман