Maof

Monday
Sep 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Я пишу в моцей шабат, еще не зная, написали, или нет, и что написали остальные, возможно, я повторюсь в чем-то, и все же – немного размышлений "по поводу". (Поясняю - по поводу происшедшего в эту пятницу мероприятия памяти Альталены)
Прежде всего – огромное спасибо организаторам, это было важно. Стоит отметить, что присутствовали не только бывшие члены ЭЦЕЛя или "русские", которые " хотят приобщиться к израильскому этосу с черного хода" по незабвенному выражению Лили Галили, но и просто израильтяне, не обязательно непосредственные члены семей эцельников, - те, которым эта тема близка.
Впечатлений было много, но доминирующее чувство, которое осталось – чувство горечи.
Из воспоминаний Йоске Нахмиаса, которые были опубликованы на сайте "Аруц 7" к "годовщине":
"Бегин стоял на корабле с мегафоном в руке и кричал: "Мы требуем переговоров, мы поднимаем белый флаг" Вместо ответа мы слышали только непрекращающуюся стрельбу. В ответ Бегин снова и снова кричал: "Не стрелять! Не стрелять! Не будет разрушения Третьего Храма".
Это обцессивное "Не стрелять!" Бегина, "мы не начнем гражданскую войну" (каждый член Эцеля на вопрос, были ли те, кто стрелял в ответ или хотел это сделать, говорил: "Хас вешалом! Как можно! Мы не хотели гражданской войны!") совершенно логично переходит в "не поднимать руку на наших солдат", "не нарушать приказа, чтобы не разрушить нашу армию" и т.д., каждый волен продолжить, а следствие этого - сдача позиций, отступление, разрушение, разрушение…
Если в тебя стреляют – значит, гражданская война уже идет, и не ты ее начал. У тебя есть два выхода – или отвечать, или сдаться. Но надо понимать, что за поражение ты тоже несешь ответственность.
Это первое. А второе - противная сторона прекрасно знала, что ответа не будет, знала из всего предыдущего поведения Бегина во время Сезона, знала из непрерывных заявлений, и это полностью развязало им руки. Они могли хладнокровно расстреливать безоружных людей (фактически безоружных, ведь они не могли применить оружие) и знать, что останутся безнаказанными.
Возможно, страх перед ответом мог бы их остановить. Более того, я не совсем уверена, что ответ означал бы начало гражданской войны. Но – у истории нет сослагательного наклонения.
Безумно больно. Больно за погибших на Альталене, за разрушенный Гуш Катиф, за всю нашу ненормальную страну…


"Живой журнал" itzhak-imas