Maof

Tuesday
Sep 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Предисловие к статье
Марк Радуцкий

Накануне этого " юбилея" все сильнее ощущение де жавю. Левые, нагло и публично презрев народ, антидемократически навязывают ему политику национального самоубийства.
Они снова хотят " ШАНС"! Хотя каждый их прошлый "шанс ", оказывался шансом нашего уничтожения.
Они хотят превратить анклав исламского терроризма и бандитизма рядом с нашими домами в государство, которое скромно называют палестинским. Уверяя, что бетонные потолки, Забор, "решительность "правительства и подписанная ими бумажка защитят нас от их кассамов. Это было бы смешно, если бы не судьба Сдерота и Ашкелона.
Они хотят отдать Сирии Голаны. Те Голаны, без которых Израиль был бы уничтожен Сирией еще в 1973 г.
Тогда не смогши спасти Голду, приведшую страну на край пропасти, переложив всю отвественность на армию, мапайная элита, поменяла ее на Рабина. Того самого, котрый переплюнул Голду и создал прямо в сердце страны автономию террористов и бандитов Арафата.
Тогда все эти события растянулись на 25 лет. Сегодня все происходит намного быстрее.
Все предсказуемо. Кроме одного. Хватит ли на этот раз на нас чудес, спасающих от нас и нашу страну?
И вправе ли мы их пассивно ждать?
А если хватит на нас этих чудес, СКОЛЬКИМИ ЖИЗНЯМИ НАШИХ И НАШИХ ДЕТЕЙ БУДУТ ОПЛАЧЕНЫ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ЛЕВЫХ НАД СТРАНОЙ И НАРОДОМ!?
Левые, используя юридические уловки,чтобы урвать еще немного власти для реализации своих зкспериментов, снова толкают нас в пропасть.
Даже если они будут вынуждены завтра согласиться на досрочные выборы, им хватит и нескольких месяцев неизбежныого ожидания этих выборов, чтобы навязать народу политическую реальность, которая приведет нас к угрозе существования и нас и государства.
Как нейтрализовать этот новый левый эксперимент? Как сохранить до досрочных выборов наш шанс на выживание вместо их шанса на наше уничтожение?
Есть только один выход. Создание Чрезвычайного правительства на период до досрочных ВСЕОБЩИХ выборов. Правительства, которое будет представлять весь народ, а не отдельные группы любителей политического экстрима. Правительства, которое не даст этим группам навязать нам блицкриг нашего уничтожения


Ольга Гиршман

ВОЙНА СУДНОГО ДНЯ - ПОБЕДА ИЛИ ПОРАЖЕНИЕ?

6 октября 1973 года в Израиле началась война, которая получила в последствии название «Война Судного дня».

Краткая историческая справка гласит: «В 1973 году Египет и Сирия нанесли внезапный военный удар по Израилю. Удар был запланирован на Йом Кипур, самый важный день в еврейском календаре, когда большинство мужчин, и в том числе солдат, были в синагогах, разбросанных по всему Израилю. Армия Израиля была мгновенно мобилизована, и на протяжении трех недель они не только отразили атаки на Голанах и Синае , но также захватили еще и большие территории агрессоров. В Синае Израиль пересек Суэцкий канал, войдя в Египет, а на севере войска остановились в 32 км от Дамаска, столицы Сирии. Конфликт закончился после двух лет переговоров, в которых Израиль согласился отдать часть завоеванных территорий назад».

В масштабе всемирной истории это выгляди именно так. Но от тех, кто принимал участие в этой войне, часто можно услышать, что эта война – «поражение, закончившееся победой». Как же можно назвать победоносную войну поражением?

Все мы прекрасно представляем, что происходит в Израиле в Йом Кипур: не работают ТВ и радио, не ходит транспорт, синагоги полны - приходят и верующие, и неверующие, в армии оставлены минимальные силы, а большинство солдат отпущены по домам.

Так было и 6 октября 1973 года. Но вдруг началось нечто странное - молящихся вызывали из синагог одного за другим, и в конце концов остались лишь женщины, дети и старики. Затем на улицах появились машины, а репродукторы объявили о начале войны.

Вот как вспоминала этот день глава правительства Голда Меир: «Мы были на заседании совета министров (днём 6 октября). Вдруг в комнату ворвался секретарь и сказал, что началась война. В тот же момент мы услышали сирену».

Да, несмотря на то, что в этот день не работал никто, правительство заседало. Заседало оно и накануне вечером. И именно здесь было принято решение не мобилизовать всех воинов запаса, а провести только частичный призыв.

Это было роковой ошибкой и, к сожалению, не первой. Ведь правительству уже было известно, что ещё с 1 октября, не поднимая шум и не привлекая к себе внимание, Сирия и Египет начали подтягивать военные силы к границам Израиля. Но израильское правительство не восприняло это как подготовку к войне. Было решено, что это ответная реакция на проведённую месяц назад израильскую военную акцию, в результате которой были сбиты 13 сирийских самолётов. У правительства и у руководства армией на тот момент было расхождение во мнениях на вопрос о мобилизации воинов запаса. Глава Генерального штаба армии Давид Элазар, считал, что это надо делать и срочно, а Министр обороны Моше Даян и глава правительства Голда Меир считали, что делать это пока нет необходимости. Они были уверены: арабы не начнут войну, потому что ещё не оправились от предыдущей Шестидневной войны 1967 года, а, кроме того, на эти октябрьские дни у них самих выпадает религиозный пост.
Готовность №3 (самая высокая, которая не объявлялась с 1967 года) была объявлена в армии только 5 октября. А 6 октября ровно в 2 часа дня в один и тот же момент на Израиль было совершено нападение Сирией на Голанах и Египтом со стороны Синая.

Расстановка сил оказалась следующей: со стороны Египта на Израиль двинулась армия в составе 100 тыс. солдат. С израильской стороны им противостояли 8,5 тысяч. Со стороны Сирии – 45 тысяч против 5 тысяч израильтян. Кроме того, оборудование и военная техника, предназначенные для экстренных случаев не были пригодны к использованию. Они пребывали в нерабочем состоянии. Фактически Израиль был захвачен врасплох. Правительство и руководство армией недооценили противника, который провёл перед этим длительную подготовку: арабские армии были укреплены студентами и выпускниками ВУЗов, многие офицеры получили дипломы военных академий Москвы и Ленинграда, особое внимание уделялось подготовке с целью довести исполнение операций до автоматизма. Большая помощь была оказана арабским странам и со стороны Советского Союза, который полностью компенсировал потери снаряжения в Шестидневной войне, поставив новейшее вооружение, включая танки Т-62 и Т-72, системы ПВО, приборы ночного видения "Стрелы" и ПТУРСы (которых не было у ЦаХаЛа), и многое, многое другое. В каждом батальоне были советские военные советники, ракетные комплексы обслуживали советские техники, а советские летчики обеспечивали воздушное прикрытие. Правда, незадолго до начала войны они вместе с семьями были отправлены на родину.

Арабы провели блестящую кампанию по дезинформации и незаметно перевели маневры в широкомасштабное наступление. На Суэцком канале 500 защитников линии Бар-Лева были смяты 80-тысячной армией, а на Голанах сирийцы имели подавляющее преимущество, прежде всего в танках, - в среднем в соотношении 5 к 1, а на некоторых направлениях 12 к 1. Всего арабы послали в бой около 4800 танков (лучших советских танков), в то время как у Вермахта в июне 1941 года было лишь 4400 танков.

Проведя образцово-показательную переправу штурмовых групп на восточный берег Суэцкого канала, и уничтожив или взяв в плен защитников укреплений (чьи призывы о помощи остались без ответа), египтяне затем начали переправлять огромную армию и занимать плацдармы для дальнейшего наступления. Контрнаступление израильских танковых колонн закончилось почти их полным уничтожением, главным образом благодаря ПТУРСам, которыми была вооружена арабская пехота. В небесах израильские "Фантомы" и "Скайхоки" сбивались советскими ракетами, уже зарекомендовавшими себя во Вьетнаме.

На Голанах положение было не лучше: в первые часы войны сирийские десантники, высадившись на вертолетах, захватили укрепления на горе Хермон - "глаза Израиля" сирийские "МИГи" бомбили поселения на севере страны, а 8 октября сирийские танкисты уже видели Кинерет - до Хайфы оставалось несколько часов ходу. Налеты израильской авиации разбивались о пять поясов ракетной обороны, созданной на подходах к Дамаску.

Мир впервые увидел пленных израильтян. Эйфория, установившаяся после Шестидневной войны, исчезла без следа. Правительство было в шоке: Даян плакал и говорил о "конце Третьего Храма", Голда Меир хранила гробовое молчание. Израильтяне чувствовали, что трясутся стены дома, в котором они живут.

На Голанах положение было особенно тяжелым: сирийцы атаковали без перерыва, волна за волной, проходя через минные поля, с помощью специальных мостов преодолевая рвы, взрывая "Пурпурную линию" обороны. Мощный артиллерийский огонь, "Катюши", бомбардировки с воздуха, воздушные десанты и танковые клинья - танки иногда оказывались в нескольких метрах один от другого, как в бою у Прохоровки в 1943 году. Казалось, что выдержать это невозможно.

В рядах израильской армии творилось страшное: гибель людей, иногда нелепая неразбериха, было и дезертирство, когда офицеры возвращали солдат на передовую под пистолетом.

Но большинство держалось. Укрепления, оказавшиеся в тылу врага. продолжали сопротивление. Авиация сменила тактику и вернулась на поле боя. 7 бригада, в которой 90% офицеров были убиты или ранены, удержала позиции на севере Голан и нанесла противнику большой урон. На все просьбы о помощи командующий фронтом Рафуль отвечал одним и тем же: "Продержитесь еще пять, еще 10 минут". И они держались, хотя снаряды были на исходе, а люди не спали по нескольку дней.

Но именно в тот момент, когда казалось, что ничто не может остановить врага, израильтяне начали проявлять характер. Кибуцник Йоси, командир полка, проводил медовый месяц в Гималаях. Случайно узнав о начале войны, через Тегеран и Афины он добрался до Израиля, и прямо с аэродрома направился на фронт. Получив восемь танков, он дрался с целой 43-й сирийской дивизией, уничтожив 100 танков и не потеряв ни одного. Меир Замир, командуя 7 боевыми машинами, только в одном бою в "Долине слез" уничтожил 30 сирийских танков и две роты БТР".

Наконец, с 10 октября Израиль стал получать помощь из Америки. А, кроме того, как и в Шестидневную войну, из Америки и Европы спешили добровольцы. В Израиле они были готовы исполнять любую работу - так, например, ставший позднее американским послом Индик вывозил мусор в Тель-Авиве.

Решающие события развернулись в ночь на 15 октября. Израильская разведка нашла стык между 2-й и 3-й египетскими армиями. Дивизия Арика Шарона проделала сложнейший маневр, который стал классическим в военной стратегии, вышла к Суэцкому каналу и начала переправу на западный берег. Успех операции обеспечил бой, самый кровопролитный в истории ЦаХаЛа, в ночь на 16 октября в районе так называемой "Китайской фермы" на подходе к каналу. В битве с превосходящим их в несколько раз противником израильтяне потеряли 50 танков, 300 убитых и сотни раненых, египтяне - 150 танков, сотни боевых машин, массу раненых и убитых.

Форсирование было очень рискованной операцией, но оно отняло победу у арабов. Ветераны многих войн Дани Матт, Амнон Решеф, Хаим Эрез, Адан, Мадлер и другие повернули чашу весов в пользу Израиля. Все решили израильская способность к импровизации, долгие годы подготовки, опыт, накопленный в многочисленных войнах, и сознание того, что поражение невозможно. Танки Ури Ора, Ланнера, Моше ("Мусы") Пеледа превращали сирийскую броню в горы горящего металлолома.

Судьбу войны решил бой за Голанские высоты. Сотня израильских танков четыре дня и три ночи преграждала путь сирийскому соединению, превосходящему их в пять раз. Тогда израильские солдаты не на жизнь, а на смерть, сражаясь за родину, сумели уберечь ее от врагов.

На исходе четвертых суток войны солдаты Седьмой танковой бригады услышали по рации: “Вы спасли народ Израиля!”. Эти взволнованные слова принадлежали генерал-майору Рафаэлю Эйтану, будущему начальнику генштаба Армии обороны Израиля.

Война продолжалась 3 недели и закончилась 24 октября безоговорочной победой израильтян. Но какой ценой была завоёвана эта победа?

Израиль понес большие потери: около 2200 убитыми, свыше 5200 ранеными, 365 (а по другим данным 440) пленными. Пленных вернули через несколько месяцев по соглашению об обмене. Но вернулись не все, а те, кто вернулись, остались инвалидами в результате страшных издевательств, которыми они подверглись в плену.

После окончания войны в Израиле была создана комиссия Аграната. Такое название комиссия получила, потому что её возглавлял судья Верховного суда Шимон Агранат. Задачей комиссии было выяснение причин тех огромных потерь, которые понесла страна в этой войне. Члены комиссии должны были разобраться в том, каково было состояние армии и вооружения, и каковы были решения правительства, т.е. всё, что происходило в стране и в армии до 2-х часов дня 6.10.1973, когда арабскими армиями был нанесён первый удар.

По результатам работы комиссии 1.04.74 было принято решение, что во всех неудачах этой войны виноваты только руководство армией и начальник Генштаба Давид Элазар. Было принято решение о его отставке, т.к. он не подготовил армию к войне и вовремя не позаботился о мобилизации воинов запаса. С Голды Меир и Моше Даяна обвинения были сняты полностью. В тот же вечер Давид Элазар подал прошение об отставке.

Публикация результатов работы комиссии вызвало возмущение израильской общественности.

По стране прокатилась волна демонстраций протеста, в результате которых Голда Меир подала в отставку.

На пост нового главы правительства в тот момент было два претендента - Ицхак Рабин и Шимон Перес. Практически единогласно был избран Ицхак Рабин, который не имел никакого отношения к политике правительства в отношении подготовкам к этой войне. Это сыграло решающую роль в его избрании. А Шимон Перес был назначен на пост Министра Обороны.

Рабину на тот момент было всего 52 года, и он стал первым в истории Израиля таким молодым главой правительства.

Подборка материалов и перевод с иврита Гиршман Ольга
"Кавказская газета"