Maof

Monday
Sep 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Памяти победы Израиля в судьбоносной войне 1967 г. посвящается

По завершении крупного проекта идёт поношение участников, восхваление безучастных, осуждение невиновных и награждение непричастных.
Действия советского руководства

Сколько нелепостей говорится людьми только из желания сказать что-нибудь новое Вольтер

1 июня 1967 премьер министр Израиля Л. Эшколь назначил министром обороны генерал-лейтенанта М. Даяна. Этот шаг означал конец опаснейшего в военном, политическом и экономическом отношениях периода ожидания - между объявлением блокады для судов Израиля залива Акаба, вывода наблюдателей ООН из сектора Газа и вступлением войск Египта на Синайский полуостров и началом войны. Военная реакция Израиля в ответ на агрессию многократно превосходящего людскими резервами и территорией противника, поддержанного политически и в военном отношении сверхдержавой – СССР была необходима, оправдана в юридическом отношении, но смертельно опасна.

Приход Даяна на пост министра обороны положил необходимый конец периоду ожидания, и прекрасно подготовленная армия Израиля, которую возглавлял начальник генерального штаба генерал-лейтенант И. Рабин, была приведена в действие уже 5 июня. А 10 июня война, названная Шестидневной, закончилась, приведя к полному разгрому египетской, сирийской и арабской армий.

Война и победа Израиля имели огромные политические и психологические последствия. Она стала ярким примером быстрого достижения решающего успеха стороной, чей потенциал мал над превосходящим своим потенциалом противника – за счёт отличной выучки и мотивации солдат и офицеров, блестящего владения техникой, мастерства генералитета.

Именно поэтому военное столкновение России и Грузии августа 2008 неуместно называть Пятидневной войной – иные соотношения сил, результаты, мотивация.

Время уносит непосредственное ощущение событий. На смену участникам призываются и волей времени приходят историки и «историки», подчас мало оставляя от того, что было в то, сравнительно далёкое время. Об этом и пойдёт речь в данной заметке.

***

В замечательном рассказе Марка Твена «Путешествие капитана Стормфильда на небеса» описывается Рай, где всем воздается по способностям. И когда капитан спрашивает в Раю, где сейчас Наполеон и чем он командует, ангелы начинают смеяться: он там, мол, что-то вроде младшего сержанта при Генштабе, а командует бывший сапожник из Алабамы, которому просто не повезло со временем и местом рождения.

Думается, что если бы этот рассказ сочиняли сейчас многие, пишущие о современной истории Израиля, то сделали бы Моше Даяна и Ицхака Рабина ефрейторами, как максимум, младшими стажерами в этот штаб, ну а бывших тогда ефрейторами произвели бы, по меньшей мере, в начальники отдела стратегического планирования. Однако, коль взял на себя задачу ревизовать историю, помни, что еще Оскар Уайльд заметил: "Каждый может делать историю, но только по настоящему великие люди могут ее писать"1.

В мире сейчас, по мнению медиков, идёт эпидемия свиного гриппа, забирая людские жизни. В её распространении можно винить бессловесные вирусы и беззащитность нашей иммунной системы. По счастью, эпидемия в большой мере обходит Израиль стороной. И есть хорошие основания надеяться, что медикам вскоре удастся её усмирить.

По миру много дольше идёт и другая эпидемия, особо свирепая и уродливая в Израиле – эпидемия «разоблачений» и развенчаний «мифов». В её распространении повинны владеющие печатным словом люди и читатели, часто бессильные против «аргументов». Эта эпидемия уносит и калечит души, подрывая нравственные устои человеческого общества, то ощущение, о котором великий Ньютон сказал: «Мы стоим на плечах гигантов». Бороться с ней нужно, хотя и нет надежды на скорый успех.

Мы вместе и порознь уже не раз писали на эту тему, получив в ответ разъяснения, что, не разобравшись с прошлым, нельзя успешно двигаться вперёд. Вот и разбираются, без продвижения в желаемом направлении. Мы же пишем об этом потому, что видим здесь далеко не безобидные искажения истории, поскольку, вопреки пословице, брань на воротах виснет.

Очередное «разбирательство-разоблачение» особенно задело, поскольку его автором стал человек, особо уважаемый за свою деятельность в интересах народа Израиля, узник Сиона. Объектом несправедливой и грубой критики стали известные израильские деятели – М. Даян и И. Рабин, которым посвящены две больших статьях Феликса-Азриэля Кочубиевского «Железный характер надёжнее «железного купола» (необходимо помнить нашу историю и уроки Шестидневной войны)» 2.

Отправляясь от сообщений СМИ о том, что в Израиле проведено успешное испытание системы перехвата малых ракет типа «кассам», и на её базе в будущем году планируется ввести в действие систему «Железный купол» как средство борьбы, прежде всего, с обстрелом районов Израиля, соседствующих с Газой, г-н Кочубиевский пишет: «Однако надежды на эту систему вредны для интересов Израиля, но руководителей страны и нынешнего ЦАХАЛа ничто не учит. Вот почему представляется необходимым напомнить им и всем нам нашу историю и уроки Шестидневной войны»3.

Перед «уроками» даётся краткая характеристика руководителей армии Израиля, которыми были: «министр обороны Моше Даян и начальник Генерального штаба Ицхак Рабин4. Решающую роль высшего военного руководства образно сформулировал Наполеон Бонапарт: «Лучше иметь отряд кроликов под командованием льва, чем отряд львов под командованием кролика». Если пользоваться метафорой Наполеона, то ЦАХАЛ был, действительно, отрядом львов. А кто же командовал ими?». Намёк понят – кролики, но это ещё и разъясняется в лоб: «Народ Израиля именно на Моше Даяна как на министра обороны возлагал свои надежды в период надвигающейся войны, хотя непосредственное руководство войсками должен был осуществлять Ицхак Рабин. На него, почему-то, народ не надеялся. Репутацию «льва» имел только Даян. А как Даян и Рабин реально осуществляли командование армией? Оказывается, никак!». В тексте Даян всюду фигурирует как «герой». Это абсолютно неосновательно и несправедливо.

По мнению г-на Кочубиевского, эти израильские военачальники как-то пробрались на высшие посты и, не сотворив ничего достойного, чуть ли не разрушив армию, присвоили себе лавры победителей. А победы в войнах 1967 и 1973 годов Израиль одержал не благодаря их руководству, а вопреки ему. Тора и только Тора, а вовсе не это командование, вела ЦАХАЛ от победы к победе. Разумеется, такое утверждение не выдерживает никакой критики.

Мы, естественно, признаем – при всей своей, ходом жизни определённой, нерелигиозности – роль Торы в этих победах: армия Израиля обладает высочайшей мотивацией, что не раз и доказывала, а в этом огромна роль нашей истории, иудаизма как такового. Однако история неоднократно демонстрировала также, что высокая мотивация существенна лишь вкупе с высокой технической оснащенностью и умелым командованием. И дело не только в отработанных заранее планах, а в повседневном руководстве, осуществляемом Генштабом и генералами на поле боя – их результаты-то оспаривать Кочубиевский не решается. Уинстон Черчилль по схожему поводу говорил: "Какой бы красивой ни была стратегия, время от времени нужно смотреть и на результаты".

В доказательство своей правоты Кочубиевский пишет: «О Моше Даяне наиболее точно и компетентно сказал он сам. Это было в Интернете, публиковалось и в газете «Мост» под названием «Признание Моше Даяна»«Я не годился для приема решений в военное время». Из сайта «7-й канал»: Моше Даян, министр обороны во время войны Судного дня 1973 года, после Шестидневной войны считался «богом войны», но когда он давал показания комиссии Аграната (комиссия, расследовавшая неудачи начала войны 1973г. – Ф.-А.К.), он настаивал, что ему не хватало профессиональной военной квалификации для принятия решений перед и во время войны». Уместно было бы вспомнить г-ну Кочубиевскому, что и знаменитые учёные иногда весьма скромно говорят о своих заслугах, а «личное признание» было решающим доказательством лишь для недоброй памяти А. Я. Вышинского и его компании.

Используется г-ном Кочубиевским и знаменитая фотография, где Даян, Рабин и генерал Узи Наркисс, командовавший центральным фронтом, освободившим Иерусалим в 1967, входят в город. Бой окончен, а Даян и Рабин в каске – значит, вырядились без основания, для куража и истории. К тому же, и в следующем статье Кочубиевского, уже на иной фотографии, Даян опять в каске. Тут ещё оказывается, что на первом фото было четыре генерала, ещё и Рехавам Зеэви, будущий политический оппонент, и его, мол, злонамеренно обрезали. И это доводы?! Убитый арабскими террористами в 2001, ранее, начальник отдела Генштаба Израиля (1964 – 68) Р. Зееви ещё в 1974 стал помощником премьер-министра Рабина по борьбе с террором, а собственную партию, определённо правой ориентации, он основал в 1988. Гипотеза злонамеренного обрезания легко допускает и другое толкование, если хотеть.

Кстати, непосредственно командовал взятием Старого города в Иерусалиме, полковник Мота Гур, передавший в 10.00 утра 7 июня 1967 по рации историческое «Храмовая Гора в наших руках», а все генералы, как положено старшим командирам, приехали позже, часов через шесть.5 Как не заметил Кочубиевский злокозненное оттеснение полковника из фото – ума не приложим.

Что касается касок, то мы, люди невоенные, причин ношения их, как и бронежилетов, начальниками не знаем. (прим.ред.сайта МАОФ - объяснение каски Рабина известно давно - в начале Шестидневной войны он был госпитализирован с нервным срывом, среди прочего, проходил лечение электротоком, для чего часть головы была выбрита, вот это он несколько недель потом постоянно прикрывал) Можно предположить, что в едва освобождённом городе оставались арабские стрелки, и охрана могла порекомендовать надеть каску на всякий случай. Кстати, на первой фотографии видны ещё двое военных в касках, которые не в центре внимания фотографов. Почему они в касках? Не знаем. Многое можно предположить с позиции презумпции невиновности, но ведь у г-на Кочубиевского презумпция иная. Кстати, видели мы и фотографии генерала Эйзенхауэра тоже в каске, в «Виллисе», а не в окопе. Так что имеются прецеденты.

Чтобы не было недоразумений, сразу уточним свою позицию. Многое в действиях Даяна (даже не упоминая дам и археологические присваивания) заслуживает критики. Критики, но и понимания тогдашних мотивов действий. Так, нам очень жаль, что верх Храмовой горы в Иерусалиме был передан арабам, хотя не разделяем идеи главного раввина армии Израиля Ш. Горена, что следовало взорвать Наскальный купол, расположенный там уже много веков. Жаль, что руководство Израиля мешало добровольному уходу арабов с освобождённых территорий и в 1967, и в 1948, уговаривая их остаться. Не сделали бы этого, сейчас у Израиля определённо было бы меньше проблем. Но иная политика тогда могла толковаться как насильственное изгнание, и осложнила бы в то время политическое положение Израиля, и без того непростое.

Разумеется, мы считаем политику премьер-министра Рабина, завершившуюся соглашениями Осло, в результате которых значительная часть Эрец-Исраэль была передана под власть шайки Арафата абсолютно неправильной и вредной. Мы категорически отрицаем наличие какого-то ни было особого наследия Рабина, которое стоит изучать в школах.

Когда один из нас (МА), начал работать в Еврейском университете в 1998, то, познакомившись с проф. Ю. Нееманом6, попросил охарактеризовать Рабина. Ответ кратко сводился к тому, что Рабин – блестящий исполнитель поставленной задачи, но не обладает волей, необходимой для окончательного выбора задачи и её решения.

Осуждения заслуживает и развёрнутая левыми после его смерти разнузданная кампания травли его противников, реальных и мнимых. Но это вовсе не означает, что на посту начальника Генштаба он только и делал, что мешал и разваливал. Стоит упомянуть, что перед шестидневной войной именно его имя как основного врага указывал египетский президент. Рабин несомненно был первоклассным руководителем генштаба, чему масса свидетельств – письменных и устных. Печально, когда справедливая критика неверных действий походя, как мелочь,

Причину неработоспособности Рабина перед самым началом Шестидневной войны Ю. Нееман объяснил мне в той же беседе открыто. Не вдаваясь в подробности, отметим, что, к примеру, пьянство Есенина или Высоцкого вызывались, вероятно, особым напряжением работы и не перечёркивает ничуть их творчества.

Сказанное в 1999 соответствует во многом написанному Ю. Нееманом7 ранее и вошедшему в сборник Политика без иллюзий (сборник статей), Иерусалим 1988 стр. 28-31 (Статья от 18 июня 1967): «С момента окончания военных действия началась правительственная "разъяснительная кампания", доказывающая незначительность факта вступления Даяна в правительство. "Ведь все было готово. Что же можно было успеть сделать за два дня?" Попытаюсь пролить немного света на это, хотя, по понятным причинам, трудно вдаваться в подробности.

Прежде всего, ни в коем случае не следует путать должность министра обороны с постом начальника Генерального штаба. Начальник Генштаба и его подчиненные действовали великолепно. Я убежден, что израильская армия — самая боеспособная армия в мире, и это заслуга всех начальников Генштаба, но особенно троих из них: Ядина, Даяна и Рабина…

Заслуга Даяна в изумительной быстроте ведения боевых действий, основа которой — командиры, воспитанные на том, что боевые задания надо доводить до конца. Даян воспитал израильскую армию способной к стремительности и молниеносности действий, армию, в которой командир идет первым (и многие командиры действительно гибнут в боях). Это обеспечивает быстроту и размах, характеризовавшие Синайскую кампанию 1956 года, а также и эту дерзкую войну. Даян укреплял и развивал, прежде всего, боевые качества израильской армии за счет других нужных и важных для государства дел (абсорбция новых репатриантов, помощь больницам и т.п.), но отвлекающих армию от ее главного назначения.

Я увидел израильскую армию в действии через 7 лет8 и смог оценить вклад Рабина, Военная машина достигла небывалого прежде совершенства, оперативное планирование, боевая подготовка, организация — все это его заслуга, и великая военная победа является лучшим свидетельством этого.

Когда Рабин стал начальником Генштаба, он лучше своих предшественников понимал, что приводит в действие военный механизм, и продолжал развивать организационную доктрину, унаследованную от Ядина, и боевую — от Даяна9. Рабин также создал отличный штаб во главе с тремя генералами (Бар-Левом, Вейцманом и Зееви), ответственными за оперативную работу. Этого не было у нас ни во время Войны за Независимость, ни в Синайскую кампанию. А в дополнение к этому, военная разведка при Рабине достигла такого высокого уровня, что и не верю, что есть подобная ей в любой другой армии. В этом заслуга двух последних начальников разведывательного отдела - Амита и Ярива10.

Я уже сказал достаточно о начальнике Генштаба и о его управлении системой, а что же министр обороны? То, что сделал Даян в этой дерзкой войне, находится на уровне политики в области обороны и на уровне крупномасштабной стратегии, а не на военном уровне. Вступление Даяна на пост министра обороны вдохновило всех, от министров — до последнего солдата. Даян вселил во всех такое чувство уверенности, какого не знали прежде, ведь нельзя было требовать от начальника Генштаба, что он придаст чувство уверенности и гражданскому населению. Обязанность начальника Генштаба состоит в том, чтобы ввести в действие военную машину, а не устанавливать и решать, следует ли это делать. … Ситуация изменилась сразу же после того, как Даян вошел в правительство и был назначен министром обороны. Вдохновившее всех чувство уверенности привело к сдвигу в общей позиции, особенно после того, как Даян, проведя "период выжидания" в поездках по воинским подразделениям и в изучении позиций неприятеля, смог принять решения, исходя из знания реальных фактов.

Считаем уместным добавить ещё одно мнение. В статье «Миф, который не надо развеивать»11 А. Шарон писал «После Войны Судного дня меня спросили прокурорским тоном, почему я положительно отзываюсь о Моше Даяне и не присоединяюсь к его беспощадным критикам. Я ответил, что Даян был единственным, кто навещал нас в том военном аду. Это был настоящий ад, полный огня и крови. Очень немногие навещали нас. Моше Даян был рядом с нами каждый день. Если бы не он, не было бы принято решение о переправе, которую осуществила моя дивизия, и после которой прибыло подкрепление. Это решение вызвало коренной перелом в ходе военных действие, привело в конечном счёте к нашей победе».

И ещё оттуда же «Как-то раз Даян12 сказал мне: Покуда в этой стране есть арабы, здесь можно жить. Ибо если ты приучен постоянно находиться начеку, ты сможешь управлять этой сложной страной. Стоит нам расслабиться, предаться самодовольству, почить на лаврах, отказаться от готовности платить высокую цену за своё существование здесь – и мы потеряем эту землю».

Желающим прочитать о Даяне, рекомендуем биографические очерки Б. Тененбаума «Генерал»13, по возможности объективные.

Конечно, одностороннее разъединение» в наших глазах было и остаётся непростительным грехом Шарона перед Израилем. Но это он как командир дивизии сыграл решающую роль в войне 1973, которая закончилась великолепной победой. Она, как и другие победы, были бы невозможны без твёрдой решимости каждого гражданина – на фронте и в тылу.

Г-н Кочубиевкий чувствует, что для достижения побед необходимо руководство, что без него любая армия попросту распадётся. Это всегда было верно в прошлом, верно и в настоящем. Толпа «львов» быстро обращается в обыкновенный безопасный для врага сброд. Поэтому в статье Кочубиевского есть раздел «Чьё же верховное руководство обеспечило Израилю победу, где говорится: «Кому мы обязаны этой фантастической победой над готовыми к бою армиями трёх стран? Очевидно, что не министру обороны и не главнокомандующему войсками страны. Но руководство кроликов, как говорил Наполеон, может только парализовать мужество и силу подчинённых им львов. Но в данном случае оно не смогло о ихэто сделать. Что же это было?». Вместо ожидаемого ответа следует: «Тот, кого интересуют наиболее вероятный ответ на этот вопрос, получит его, перечитав Пятикнижие Моше-рабейну, где найдёт, что в истории еврейского народа имеются описания не менее удивительных побед тогда, когда мы следовали указаниям Творца. Там же есть и о наших тяжёлых поражениях, когда евреи по любой причине отказывались Его указаниям следовать».

Странно и неправдоподобно звучит это в устах инженера – электронщика, сравнительно недавно ещё вполне секулярного человека. Ведь не может он не понимать, что кто-то отдавал армии приказы ежедневно и ежечасно, т. е. оперативно руководил действиями войск. Через кого Всевышний осуществлял свою волю? Неужто через писарей и машинисток, минуя им же поставленных командиров, в качестве которых он же избрал ничтожеств и идиотов? Или он вспоминает «Войну и мир» Л. Толстого с его идеями роли масс при бездействии генералов? Странно было бы это. Да и у Толстого именно Кутузов поддерживал дух войска, а когда потребовалось, сказал: «Властью, данною мне царём и богом я приказываю отступление».

Ещё Вольтер призывал судить о великих людях по их главным деяниям, а не по ошибкам. Мы призываем даже быть строже, судить и за ошибки, но не забывать и о достижениях.

Хотелось бы предостеречь от естественного для воспитанных в годы Советской власти привычки возвеличивания одного человека по отношению к другим. Эта привычка идёт от людской диктатуры, но не от религиозного единобожия. В СССР было принято каждый шаг подтверждать высказыванием Владимира Ильича Ленина, у которого можно было всегда найти подходящую цитату. Так и сейчас, развенчав «до основания» того героя, расцитатыванию в Израиле подлежит другой Владимир, Жаботинский. И вот уже Жаботинский одновременно требует и изгнать арабов из Эрец Исраэль (по словам одних), и попеременно назначать араба то премьером, если президент – еврей, то президентом – при премьере еврее (по словам других). А нужны не цитаты одного человека, а понимание происходящего сегодня и трезвой, оценки дел предшественников. Без этого элементарного самоуважения уважения у других – не сыскать.

В заключение отметим, что жизнь наша, вполне долгая, прошла без особых толчков с нашей стороны. Так, нам недостало мужества выйти из КПСС, правда, и потому, что хватило сообразительности не вступать в неё. Нам, по счастью и не без собственного участия довелось остаться неисправимыми Савлами. И сейчас, видя «геройство» вновь обращённых, нам их даже немного жалко, ибо раж, с которым они афишируют свою принадлежность к новому лагерю, показывает лишь стаж пребывания в нём.


Иерусалим

1 Много позднее незабвенный политический обозреватель БиБиСи А. М. Гольдберг говаривал: «Вляпаться в историю гораздо проще, чем в неё войти».

2 Странное противопоставление – никакой характер не позволит коннице победить танки, о чём говорит начало Великой отечественной войны.

3 От инженера - электронщика уместно было бы ждать признания, что средство для перехвата ракет короткого радиуса действия – значительнейшее техническое достижение, в реальность которого, из-за очень малого подлётного времени ракет, авторам статьи было просто трудно поверить.

4 Начальник Генштаба в Израиле не является главнокомандующим, поскольку подчинён министру обороны и через него премьер-министру.

5 Сообщено одному из авторов (МА) профессором И. Фельнером, тогда солдатом, участником освобождения Иерусалима.

6. Ю. Нееман (1925-2005), с 15 лет в Хагане, зам. начальника отдела планирования Генштаба 1950-51, его глава - 1952-55, полковник с 1952, и.о. начальника военной разведки 1955-57. Советник военной разведки в шестидневной войне, советник по стратегии министерства обороны 1971, советник министра обороны в Войну Судного дня и далее, 1973 -76. В свободное от военных дел время стал одним из крупнейших в мире специалистов по физике элементарных частиц, деканом, вице-президентом и президентом тель-авивского университета 1963-1975, профессором теоретической физики с 1964 и до конца дней. Был членом Кнессета 1981-90, министром и членом кабинета 1982-84 и 1990-92.

7. Ювал Нееман «Политика без иллюзий», Иерусалим, 1988.

8. После отставки из армии.

9. Однако фактически стратегия кампании принадлежала полностью Даяну. Первоначальные планы, разработанные Рабиным, предусматривали остановку в Эль-Арише и имели очень мало вариантов на случай иорданского вмешательства. Основную стратегическую концепцию захвата всего Синая до Суэцкого канала и, в случае атаки со стороны наших соседей. Иудеи и Самарии до реки Иордан и Голанских высот, я разработал будучи начальником отдела планирования в 1953—54 гг.

10 …Рабин мало сделал для победы в ходе самой войны, хотя его роль была важна в военных приготовлениях. Он был нерешителен во время политико-стратегической паузы с 23 мая по 6 июня (Эшколь был слабым премьером, и Даян, будучи министром обороны, компенсировал эту слабость. А в 1956 году, когда Даян 5ыл начальником Генштаба, он был опорой Бен-Гуриона в его решении начать войну). Конечно, в 1973 году Даян проявлял лучшее умение в анализе ситуации, чем другие, участвовавшие в принятии решений, однако уклонился от ответственности, представляя свои идеи только как "совет" и оставляя решение Голде Меир и начальнику Генерального штаба. (комментарии 8 и 9 относятся вероятно к году1987, М. А. и М. П.).

11 См. Нисим Мишаль, «Так это было… (Юбилей Израиля)», 1998, стр.137.

12 Вероятно, в начале пятидесятых.(М. А. и М. П.)

7