Maof

Sunday
Jan 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
История - нет другого способа определить бурные события, проходящие в арабских странах в последние месяцы, Драматические события, которые почти никто не предвидел несколько месяцев назад, доказывают вновь, что история иногда происходит без какой-то "предварительной подготовки" даже когда речь идет о такой стране, как Египет, которая была островом устойчивости в бушующих водах Ближнего Востока в последние три десятилетия.

Несмотря на отставку Мубарака, еще рано говорить о результатах процессов, проходящих в Египте. Одно из самых заметных явлений – это размах народного протеста против режима Мубарака. Кажется, что в огромных демонстрациях и массовых движениях протеста участвуют все части населения Египта и что желание перемен объединяет бедных и богатых, молодых и взрослых, светских и религиозных.

Хоть участвующие в гигантских демонстрациях принадлежат к различным секторам, с первого момента взрыва волнений витает над ними одно имя, вызывающее почти мистический страх у многих режимов на Ближнем Востоке – братья-мусульмане.

С конца первой недели протеста пытались представители братьев-мусульман управлять событиями и контролировать их, но все оценки говорят о том, что и эта организация была поражена взрывом волнений и их масштабом. И это несмотря на то, что Египет – их "альма-матер", место, где организация была создана и пользуется самой большой поддержкой среди населения.

С тех пор, как организация была создана шейхом Хасаном аль-Баной в 1929г. в городе Исмаилия, вся их история выложена стычками с властями в арабских странах. Организация "братья-мусульмане" родилась в качестве реакции на усиливающееся проникновение Запада в Египет, в основном, в области экономики, культуры и технологии. Быстро аль-Бана стал известен как харизматичный проповедник, чьи познания в Коране и проповеди привлекали все больше людей, благодаря ясным и легко воспринимающимся лозунгам. Большая часть лозунгов была связана с необходимостью вернуться путь ислама и бороться с чуждыми иностранными явлениями.

Хасан аль-Бана был убит 62 года назад, 12 февраля 1949г., в качестве реакции на убийство премьер-министра Египта Махмуда Фахми Нукраши братьями-мусульманами. Это будет даже ироничным, если эта организация пойдет во власть в Египте, но это будет не первый случай, когда братья-мусульмане бросают вызов власти в государстве на Ближнем Востоке.

Граната, еще граната

Есть моменты, когда вся ваша жизнь вмещается в несколько секунд. В течение этих секунд от вас требуется действие, которое скажет продолжится ли ваша жизнь или нет, и не менее важно – от вас требуется решить, как будет продолжаться отныне ваша жизнь. Чем более эти секунды существенны, тем ваши действия и дальнейший путь будут существенней. Это верно, в основном, в отношении людей, спасшихся от смерти, и это повлияло на них различными способами.

У Хафеза аль-Асада, президента Сирии в 1970-2000 гг. было несколько таких событий в течение его жизни, но одно из самых существенных произошло 26 июня 1980г.

День начался рутинно, еще один "рабочий день" того, кто выхватил власть в стране за 10 лет до этого из рук президента Салаха Джадида и с первого дня власти опирался на железный кулак спецслужб, которые он раскинул густой сетью по всей Сирии.

Распорядок дня на то утро включал прием президента Мали, находившегося в Дамаске с официальным визитом. Асад стоял во главе свиты возле президентского дворца и ожидал гостя, который должен был прибыть каждую минуту.

И тогда как в старом фильме в замедленном темпе произошло одно из событий, упоминаемых в начале статьи. Две гранаты были брошены в Асада со стороны публики, стоявшей и наблюдавшей за происходящим. Следующие 20 лет, оставшиеся ему до смерти в 2000г., обязан Асад своей сноровке и более всего готовности решительности его телохранителя Халеда аль-Хусейна.

Первая граната приземлилась в нескольких метрах от Асада и покатилась в его сторону. Асад с поразительным хладнокровием быстро прыгнул в сторону гранаты и отбросил ее ногой в противоположную сторону. Через полсекунды после этого бросился Халед аль-Хусейн, ближайший телохранитель, на вторую гранату, приземлившуюся возле Асада. Это было концом телохранителя, который был разорван взрывом гранаты, но спас жизнь сирийского президента, который был легко ранен. Прыжок Асада в сторону первой гранаты и вследствие этого быстрая смена его месторасположения спасли его от очередей, выпущенных двумя покушавшимися.

Оба, успевшие скрыться в начавшемся хаосе, были членами организации "братья-мусульмане".

Асад не ждал долго. На следующее утро прибыли к воротам тюрьмы Тадмор в Сирийской пустыне несколько десятков представителей сил безопасности во главе с Рифатом Асадом, братом президента, объявившем на конференции партии БААС (прим.перев. - партия арабского социалистического возрождения) в том году, что он готов "пройти 100 войн и принести в жертву миллион человек, но победить братьев-мусульман". В то время содержались в тюрьме сотни арестованных членов организации братья-мусульмане.

Солдаты разбились на десятки и начали проходить камеру за камерой. В каждую камеру были брошены гранаты и выпущены очереди, и так, медленно и основательно, в течение дня были ликвидированы от 600 до 1000 членов организации (в зависимости от источника информации), и их тела были похоронены в братской могиле возле тюрьмы.

Но это была только дегустация мести сирийского президента организации братья-мусульмане. Основная порция была через полгода.

Отступник Хафез Асад

"Организация существует в Сирии еще с 40-х годов", - рассказывает проф. Эяль Зисер из Тель-Авивского университета, специалист с мировым именем по Сирии и Ливану, - "трения между сирийским режимом и организацией "братья-мусульмане" начались еще в конце 60-х и усилились, и усилились, когда Хафез Асад захватил власть в 1970г. Одним из центральных, если не главных, корней конфликта является принадлежность Асада к алавитам и вследствие этого нахождение власти в руках группы, составляющей 12 % населения Сирии".

Алавиты – это маленькое течение в исламе и для многих мусульман они являются еретиками. Этому способствует факт, что многие основы их веры являются тайными, поэтому многие мусульмане указывают на алавитские обычаи как на христианские или идолопоклоннические. Отсюда довольно ясно, что для такого течения, как братья-мусульмане, возникшего, чтобы хранить традиции ислама, как их видел Хасан аль-Бана, путь к столкновению с теми, кто воспринимались, как еретики, был коротким. "Приход Асада к власти был реакцией для членов организации", - говорит профессор Зисер. – "Это был правитель, представлявший светский режим, и более того – атеистический. Это был casus belli (причина войны)".

Так братьями-мусульманами в Сирии было принято решение, что они должны готовиться к широкому восстанию против режима, в котором они видели власть отступников, и что они должны собирать оружие и действовать против алавитской власти. Часть исследователей указывают, что на начало столкновений между организацией и властями в 1976г. со смертью Маруана Хадида, имама мечети в городе Хама, представитель "братьев". Причины его смерти остались неясными: в то время как "братья" утверждали, что он закончил жизнь в пыточных подвалах БААСистской власти, Патрик Сил, официальный биограф Асада, утверждает, что Хадид умер на больничной койке после голодовки. Вместе с этим нет разногласий, что с середины 70-х конфликт между "братьями" и властью в Сирии обострился. "Только задним числом можно назвать то, что происходило в те годы, бунтом или войной", - указывает проф. Зисер. – "В то время речь шла о ряде стычек по всей Сирии".

Организация наметила своей целью правительственные учреждения, символы власти и армейские лагеря, а также тех, кто служил в органах власти. Несмотря на это, многие граждане, никак не связанные с организацией, погибли или были ранены в столкновениях между "братьями" и сирийскими силами безопасности.

Еще одним знаком, указывающем на то, что ждет в будущем, было покушение на полковника Али Хайдара в октябре 1976г. Печально известный комендант города Хамы был одним из первых убитых в серии покушений, организованных братьями-мусульманами. За ним пришла очередь бригадного генерала Абдель Хамид Розога, командующего ракетными войсками Сирии, убитого в июне 1977г., и полковника Ахмеда Халиля, командовавшего полицией в МВД Сирии, убитого в августе 1978г. Но не только военные были ликвидированы – д-р Махмуд эль-Фадель из университета в Дамаске был убит в феврале 1977г., Адель Мини, прокурор Верховного суда по вопросам безопасности, ликвидирован в апреле 1979г., и рука братьев-мусульман добралась даже до нейролога д-ра Мохаммеда Шхаде Халиля, личного врача президента Асада, уничтоженного в августе 1979г.

Но все это было лишь вступлением к произошедшему в Артиллерийской академии в городе Халебе утром 16 июня 1979г.

Один из инструкторов этого офицерского училища капитан Ибрагим Юсуп под каким-то предлогом собрал в столовой большую группу курсантов. Когда все расселись, Юсуп, в тайне принадлежавший к "братьям" подошел к двери и открыл ее.

В столовую вошла группа боевиков, вооруженных автоматами, и начала стрелять по курсантам. Официальные сирийские источники признали тогда 32 убитых, а братья-мусульмане говорили о более 80. Резня курсантов ознаменовала переход "братьев" к войне на уничтожение против алавитского режима в Дамаске. (прим.перев. – режим продвигал алавитов и вообще всех несуннитов, поэтому в офицерском корпусе, спецслужбах и в органах власти алавитов было непропорционально много)

Во всех городах Сирии начали ячейки "братьев" нападать на представителей власти. Только в городе Халебе были убиты сотни в 1979-1981 годах в серии покушений, в то же время Дамаск сотрясался от серии взрывов заминированных машин в 1980г., вследствие которых также погибли сотни человек. На этом фоне был принят Закон N 49 в Сирии: за принадлежность к организации братьев-мусульман полагалась смертная казнь.

"Закон N 49 – это выражение понимания режимом, что тут идет война", - объясняет проф. Зисер. – "Этот этап в начале 80-х – это, в сущности, этап, на котором, с одной стороны, угасал бунт организации против власти, а с другой стороны, началось усиление реакции сирийских властей против организации".

На этом фоне продумали братья Асады план против оплота братьев-мусульман в Сирии – города Хамы. "Когда вы понимаете, что против вас ведется агрессивная война, вы отвечаете той же монетой", - подытоживает проф. Зисер.

Освободить Сирию

Ночь 2 февраля 1982г. была морозной и моросящий дождь делал ее еще более тяжелой для 500 бойцов сарие эль-дифа (прим.перев. - батальнов охраны – по аналогии с Schutzstaffel – охранные отряды - СС), отборного отряда Рифата Асада, тихо окружившего район Бароди – основу братьев-мусульман в этом городе. У офицеров подразделения был подробный список фамилий и адресов, но как пишет Томас Фридман в своей книге "Из Бейрута в Иерусалим" они не успели постучать ни в одну дверь.

Автоматные очереди, к которым присоединись крики "аллах ахбар", посыпались на приближающихся солдат и начали валить их. Тем временем перекрыли другие отряды организации подступы к району и не дали другим армейским частям помочь подразделению Рифата Асада. Серый рассвет, взошедший над сирийскими войсками, увидел их отступающими с многочисленными потерями.

Громкоговорители с минаретов возвещали об итогах боя и объявили, что город Хама освобожден от власти отступника Асада. Для Адива аль-Килани, одного из руководителей братьев-мусульман в городе и Сирии, это был час, которого он ждал много времени. "Встаньте, выйдите из подполья, выньте оружие и бросьтесь в бой", - подталкивал он своих людей. В своей мечте он видел огонь восстания, охватывающий все части Сирии, огонь, который сожжет власть еретика и приведет братьев-мусульман к власти в Сирии. "Лучше погибнуть на жертвеннике ислама, чем пасть в руки режима отступников", - говорил он.

В течение утренних часов казалось, что мечта воплощается: массы, у которых не было ничего общего с братьями-мусульманами и их идеологией, кроме ненависти к режиму Асада, присоединились к боевикам организации, сражающимся против сирийской армии и изгоняющим ее из города. Они набросились на полицейские участки, склады с оружием и что не менее важно – на дома и учреждения местных руководителей партии Асада БААС.

Многие десятки представителей властей, офицеров армии, агентов Мухабарат (разведка и спец.служба) и чиновников были вытащены на улицы или убиты в их домах. Некоторые из них были вытащены из машин на улице и их линчевали на месте. Все это время продолжали громкоговорители на минаретах подталкивать жителей освободить город и страну от ига "маронитского пса". (прим.перев. – марониты – христианское направление, в основном, в Ливане, в данном случае восставшие хотели сказать, что алавиты в их глазах не мусульмане).

Но с другой стороны - со стороны сирийской армии – уже были вызваны подкрепления. Вертолетами перебрасывали пехотные части к городу и там же собирались танковые батальоны. Всем участникам, с обеих сторон, было ясно, что сражение за Сирию началось.

До смерти

Первым шагом было окружение города и изоляция его от других районов страны. Телефонные линии были отключены, дороги перекрыты, районы города, помеченные как самые проблемные, были окружены кольцом из тысяч сирийских солдат. На следующее утро 21-й танковый полк вошел в город, но перед этим офицеры и солдаты полка – уроженцы города – были отосланы из его рядов.

Согласно книге "Хама, трагедия нашего поколения", изданной "братьями-мусульманами", было перехвачено переданное по радиосвязи однозначное указание Рифата Асада: "Я не хочу видеть ни одного здания, не охваченного огнем".

И так было. Сирийский каток состоял из 3 основных элементов: артиллерийских батарей, которые на протяжении дней часами обстреливали город, боевых вертолетов, посылавших огонь и смерть сверху, и танковых полков, медленно продвигавшихся и просто стиравших целые кварталы вместе с их жителями. Одной из главных целей были минареты мечетей, и согласно рассказам, в конце операции не осталось ни одного минарета в городе – как знак и предупреждение на будущее.

Несмотря на мощь, задействованную против них, не сдавались "братья" почти две недели. Они выскакивали из своих бункеров и позиций и вновь и вновь били по сирийским коммандос и танкам, многие из которых застряли на кривых улочках районов Гадара, Хамидие и Бароди, в которых забаррикадировались большинство восставших. Ими командовал тот же Адив аль-Килани, мечтавший поджечь всю Сирию. Он проходил между позициями, воодушевлял боевиков строками из Корана и возглавлял немало вылазок против сирийских коммандос.

Но кольцо методично сжималось. Каждый район, захваченный танковыми частями, разграблялся, его дома разрушались и большинство жителей расстреливались только по подозрению, что принадлежали к организации. 17 февраля, через две недели после начала боев, осколком снаряда был убит шейх Килани. Это был тяжелый удар для членов организации, но они продолжали сражаться еще полторы недели, пока не были уничтожены последние очаги сопротивления района Бароди, в котором началось сражение за Сирию той морозной ночью 2 февраля.

Горе побежденным

Но братья Асады не ограничились военной победой над братьями-мусульманами. Они хотели чего-то, что послужило бы громыхающим предостережением на поколения. Саперные части начали проходить город и взрывать одно за другим десятки зданий, в основном, в районах, бывших оплотами братьев-мусульман.

Это были, в основном, районы старого города Хамы, и части сирийской армии стерли их с земли, как и другие пункты, бывшие оплотами братьев в Сирии. Для завершения операции была введена в город тяжелая техника. Бульдозеры часами выравнивали территорию, на которой были те проблемные районы.

Томас Фридман рассказывает, что через два месяца после резни он приехал в город, скрывая свою принадлежность к журналистике, город выглядел так, как будто там в течение недели бушевал шторм торнадо. Пятна крови еще были на улицах. Разрушения и развалины оставались еще долгое время, служа молчаливым предупреждением каждому, приезжающему туда.

Но судьба зданий была лишь эхом ужасной судьбы, ожидавшей жителей Хамы, которые не погибли в боях. И организация "Эмнести", и братья-мусульмане сообщали о многих группах арестованных и заключенных, привезенных в разрушенные районы и убитых на месте. Трупы сброшены в воронки от бомб и мин и прикрыты обломками зданий. Чтобы убедиться, что все очаги сопротивления пусты, был пущен цианистый газ в бункеры и подвалы, где было опасение, что там еще скрываются восставшие. После этого были разрушены и эти здания.

Каждый, кто хотя бы косвенно имел отношение к братьям-мусульманам, например, работники мечетей, шейхи и учителя медресе, были убиты немедленно. Организация "Amnisty" описывает, что в больших лагерях заключенных, созданных вокруг города, и в других тюрьмах во всей Сирии, повстречались заключенные с "царским креслом" и "черным рабом" – два пыточных сооружения, похожие на стулья, но вместо сидений там острые стальные штыри. Когда задействуют механизм, острые прутья вонзаются в тело жертвы, сидящей на них, - до кишек.

Сколько человек погибло в Хаме? Зависит от того, кого спрашивают. Начиная от 5000 и достигая 40 тысяч, как утверждают организации оппозиции в Сирии.

"Невозможно узнать точное число убитых", - говорит проф. Зисер. – "Я уверен, что Асад провел операцию в Хаме как предостережение и послание будущим поколениям. Он реагировал на ситуацию и действовал, как понимал в то время. В итоге это стало предупреждением всем, кто думает попытаться действовать против алавитского режима партии БААС в Сирии. Это мессидж того, кто готов бороться всеми путями, чтобы обеспечить продолжение своего правления и, в сущности, чтобы уцелеть".

Что таится в будущем?

"Это был первый и, до недавнего времени, последний раз, когда братья-мусульмане действовали в рамках организованного восстания против режима в арабской стране", - говорит проф. Зисер. И д-р Нахман Таль в своей книге "Внутренний конфликт", посвященной борьбе Иордании и Египта с радикальным исламом, говорит, что, по крайней мере, в этих странах организация не стремится к захвату власти. Из этого можно понять декларацию руководства организации в Египте в начале прошлой недели, что они не собираются выдвигать своего кандидата на пост президента Египта.

И в Сирии, по крайней мере на время написания этих строк, не видится эта организация как угрожающая власти. "После резни в Хаме эта организация уже не существует в Сирии как действующая, обладающая возможностями", - говорит проф. Зисер. – "Идея все еще существует, потому что трудно убить идею, но в реальности нет потенциальной базы для братьев-мусульман в Сирии".

С другой стороны, проф. Зисер говорит, что как в одной из самых организованных групп в мусульманском мире, в них надо видеть силу, с которой надо считаться: "Если возникнет вакуум власти в Сирии, я не вижу организации, которая может заполнить этот вакуум, кроме братьев-мусульман, у которых есть преимущество организации, разбросанной по всему исламскому миру".

Может ли в 2011г., когда почти у каждого человека в мире есть камера в мобильном телефоне, когда миллионы корреспондентов достигают любого места, создасться такая ситуация, при которой повторятся те события? "Трудно представит себе такое, потому что сегодня ситуация другая во всех плоскостях", - говорит проф. Зисер. – "Но как я уже говорил раньше, алавитский режим в Сирии знает, что потеря власти приведет к очень тяжелому положению для этой общины, и поэтому они будут воевать со всей силой против возникновения такой ситуации".

Томас Фридман рассказывает, что когда он крутился в ужасе в такси по разрушенным улицам Хамы, он неожиданно увидел старика в зеленом облачении. Он сказал таксисту остановиться и спросил старика:
- Где дома, которые были здесь?
- Вы едете по ним.
- А где люди, которые жили здесь?
- Вы едете и по ним.

("Исраэль а-йом" 18.02.11)


Перевел Яков Халфин
МАОФ

Прим.перев.

Рифат Асад – брат Хафеза Асада, дядя нынешнего сирийского президента Башара Асада. В изгнании с 1993г., затем Хафез вернул его и даже назначил вице-президентом, но в 1998г. он вынужден был бежать. Сейчас проживает в Испании, владеет телеканалом ANN (Arab News Network). Мечтает вернуться на белом коне.