Maof

Friday
Apr 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В отличие от его имиджа в Израиле, согласно английским биографам лорд Джеймс Бальфур был провальным чудаковатым руководителем, придерживавшимся ошибочных взглядов о влиянии евреев в мире. К 100-летию декларации

Лорд Артур Джеймс Бальфур воспринимается - и справедливо - очень по-разному у нас в Израиле и на его Родине, судя по тому, как его изображают там биографы. Крайнее противоречие между двумя имиджами поможет нам понять величину чуда, произошедшего после декларации Бальфура.

Бальфур занимал посты премьер-министра и министра иностранных дел, а также многир другие должности в Британии, но у нас он известен, в основном, как автор декларации, "благосклонно рассматривающей" создание еврейского национального дома в Эрец Исраэль. Его почетное место в Израиле (его именем назван населенный пункт Бальфурия, лес и улицы в больших городах) - естественное следствие нашей благодарности тому, кто привел к историческому повороту в лучшую сторону в истории еврейского народа.

Наши благословенной памяти мудрецы учат, что "мегальгелим зхут аль-ядей закай" (добрые дела делаются достойными людьми), и поэтому, видно, кроме известной декларации, у Бальфура были дополнительные заслуги. Но просматривающий его биографии на английском, написанные близко знавшими его людьми, обнаруживает во всех смыслах чудаковатого политика.

"Девица/барышня Бальфур"

Впечатляющий список должностей Бальфура объясняется его происхождением из богатой шотландской семьи, владевшей большими имениями, сделавшими его деда, отца и дядей членами парламента. Это также предоставило ему финансовую независимость уже в молодые годы в дополнение к "родословной", которая в тогдашней цивилизации была не менее важна, чем "родословная" в сегодняшнем Бней-Браке. Бальфур ни разу не был женат, хоть в тогдашней Англии это было неприемленым поведением для политика его уровня. Он был апатичным и стеснительным от природы, но с чувством интеллектуального превосходства. Он ненавидел политику и предпочитал музыку, чтение, теннис, гольф и аристократические вечеринки.

Многие отмечают, что его хобби, частью странные, занимали значительную часть его времени и внимания. Он был президентом Society of Psychical Research - Общества, исследовавшего людей, утверждавших, что являются "медиумами" и обладают сверхестественными силами, также на протяжение лет он был президентом международного клуба тенниса на траве в Британии. Он занимался философией эволюционной теории Дарвина и любил придумывать пословицы о смысле жизни или об отсутствии смысла.

Он был известен как чрезмерный приверженец чистоты и изнеженного вкуса и образа жизни. Многие описывают его как человека, отличавшегося чарами благородной вежливости, но будучи инертным и неэнергичным, он изображается как "женственный" мужчина, не отличающийся смелостью. Историк М.Аграмонт отмечает, что его называли "девицей Бальфур", что он не воодушевлялся многими вопросами, стоявшими на повестке дня, что не отличался лидерскими чертами и решительностью. Выделяется его серость, опысываемая журналистом того поколения так: "Он ничего не сказал, ничего не написал и ничего не сделал". Как же тогда такой человек стал премьер-министром и министром иностранных дел сверхдержавы, лидером, изменившим историю всего Ближнего Востока?

Во всех опросах популярности английских премьер-министров 20-го века он находится почти в самом низу. Речь идет о средненьком человеке, который, за исключением ораторских способностей, не подходил большинству занимаемых им постов. Похоже, что сегодня такой инертный человек вообще не пойдет в политику и, разумеется, не преуспеет в ней, но Бальфур описывается в Англии как последний остаток в политике аристократии, когда "скучающие" богачи, привыкшие к безделью, веками руководили Британией благодаря происхождению и протекции.

До сегодняшнего дня в Англии распространена пословица "Bob's your uncle" (Боб - твой дядя), означающая: это просто (и нетребует способностей). Многие не знают, что источник этой пословицы - лорд Бальфур, назначенный его дядей Робертом (Боб) Сесиллем на должность государственного секретаря Ирланди (1885г.) без каких-либо талантов или предыдущих успехов, а затем "унаследовал" пост премьер-министра Англии от того же "дяди Боба" (который в свою очередь трижды избирался на этот пост в 1885-1902 годах лишь потому, что его дядя ушел в отставку по причинам, связанным со здоровьем)

Провал, почти катастрофа

Каденция Бальфура на посту премьер-министра была отмечена раздачей благ и назначением родственников и приближенных из аристократических семей, что создало вакуум бездарности, обостривший отсутствие талантов у самого Бальфура в организационной области и в руководстве. Его каденция описывается биографом Дженкинсом как "Провал, почти катастрофа" вплоть до того, что правящая партия развалилась в середине каденции и он был вынужден подать в отставку. Консервативная партия, к которой он принадлежал, была полностью побеждена либералами на выборах 1906г., шедшими на выборы под лозунгом "Быть как можно меньше похожими на Бальфура".

Бальфур продолжил проигрывать в 3 следующих избирательных кампаниях, и консерваторам понадобились 16 лет, чтобы выдвинуть другого премьер-министра. Только из-за обстоятельств Первой мировой войны премьеры от Либеральной партии Эсквит и Джордж были вынуждены ввести Бальфура и его партию в коалицию национального единства. Среди кандидатов от консерваторов на министерские посты Джордж предпочел именно Бальфура, потому что "он ничего не будет делать" и будет функционировать как "взрослый ответственный", так его интересовал, в основном, он сам и его должность. Как происходит во многих странах, когда есть политик, которому нужно найти уважаемый пост, но не хотят, чтобы он вредил и мешал, "дают ему пинок вверх", что и сделали с лордом Бальфуром, назначив его министром иностранных дел. И в этот период зачастую премьер-министр Джордж не сообщал ему о своих решениях, даже касавшихся сферы МИДа.

Наслаждаясь титулом министра ин.дел и удобным распорядком, отодвигавшим его от существенных вопросов, что позволяло ему предаваться своим хобби, смог "мечтатель" Бальфур плениться идеей Хаима Вайцмана и заразить ею премьер-министра Ллойда Джорджа - также верующего христианина, верившего в глубокую связь еврейского народа с Землей Израиля. Идея создать "национальный очаг" для "избранного народа", который будет современной самой успешной колонией, оазисом на диком Ближнем Востоке, эта идея должна была воплотить 2 классических сионистских английских "романа": "Чудо для народов" (Дизраэли) и "Дэниэль Деронда" (Джордж Эллиот) - книги, которые Бальфур особенно любил.

Это был романтический, почти лунатический плод почти лунатика на фоне, мягко говоря, особенного воспитания и мышления. Вайцман, уже говоривший с Бальфуром за 8 лет до этого (в 1906г.), отмечает, что Бальфур хорошо помнил ту идею еврейского национального дома. Когда они вновь встретились в 1914г., Бальфур расчувствовался до слез от поднятия этого вопроса вновь, хоть он описывался английскими биографами как человек с каменным сердцем. Его племянница Бланш Дугдейл отмечает, что Бальфур с молодости очень интересовался Библией, евреями и их горькой судьбой, тема затрагивала его сердце.

Еще одно чудо - это завершение каденции Эсквита на посту премьер-министра в середине Первой мировой войны и замена его Ллойдом Джорджем. Эсквит очень симпатизировал министру-ассимилянту Эдвину Монтегью - главе противников декларации Бальфура, а Джордж ухватился за идею обеими руками. Также невозможно не отметить Высшее провидение в том, что в середине 1916г. утонул корабль с военным министром лордом Гербертом Китченером - популярным героем Англии и противником сионизма. Китченер предпочитал развивать местное арабское руководство, чтобы оно было верно Британии, полагая, что арабы "не удовлетворятся работой дровосеков и водоносов" для приезжающих еврейских колонистов.

Вместе с христианской идеей вновь установить контроль над Иерусалимом, привлекавшей Джорджа и Бальфура, сионистская идея одним ударом решала несколько дополнительных проблем, стоявших на повестке дня, среди них - британский контроль над Суэцким каналом и укрепление британской власти в Индии. Кроме того, на том этапе первой мировой войны у англичан были затруднения из-за незаинтересованности американцев в войне, а тем более русских, куда больше занятых внутренней революцией, чем внешней войной.

Современный Кир

В конечном итоге идея была принята из-за антисемитских предпосылок, распространенных тогда в Европе. Министр ин.дел Бальфур и премьер-министр Джордж оба приняли теорию, что поскольку "евреи правят миром", то обещание национального очага, который англичане дадут евреям после войны, подтолкнет американских евреев надавить на президента Вильсона усилить американское участие в войне. Помимо ошибочного мировоззрения о влиянии евреев в этих странах, Бальфур и Джордж также ошибались в оценке воодушевления евреев от сионистской идеи.

Кроме части харедим, противившихся активным действиям в направлении Геулы, основным противником был единственный еврей в военном кабинете - лорд Эдвин Сэмуэль Монтегью. Ллойд Джордж свидетельствовал, что Монтегью ясно сказал, что пытается торпедировать декларацию Бальфура, объясняя это так: "Всю мою жизнь я пытался выйти из гетто, а вы хотите заставить меня вернуться туда?!" Его возражение основывалось, в основном, на том, что он видел свою национальную идентификацию как английскую, согласно его ассимиляторскому подходу, видевшему в иудаизме только религию, якобы, со времени ухода из Эрец Исраэль в изгнание у нас нет национальных устремлений.

Получается, что декларация Бальфура дана чудаковатым политиком, основывалась на странных мировоззрениях, и несмотря на все это, идея была воспринята. Прошло немного времени и многие в английской верхушке очень сожалели о данной декларации и поняли, что речь идет об исторической ошибке. Они обнаружили, что Монтегью был прав в отношении дикого арабского бунта, приведшего к ухудшению отношений англичан с арабским миром и создавлего проблемы мандатным властям. Но через 30 лет Катастрофа европейского еврейства и миллионы еврейских беженцев, не желательных в других странах мира, вновь превратили нелогичную декларацию в готовую, логичную и эффективную программу, которая сможет решить новую проблему.

А что произошло с Бальфуром после декларации? Пробыв 2 года министром иностранных дел, он был назначен ответственным за связь парламетна с королем. И эта должность была, в основном, церемониальной. В конце карьеры выяснилось, что Бальфур был чемпионом по "комбинациям", ладившем почти со всеми премьер-министрами, без связи с партийной принадлежностью и идеологией, взамен на пустые почести, которые они предоставляли ему. После Черчилля он находится на 2-м месте по количеству лет в британском кабинете.

Английские биографы подытоживают его длинную карьеру полным ничегонеделанием и указывают, что в итоге своей жизни он, в основном, преуспел в разбазаривании огромного капитала, унаследованного от своей семьи. Они даже отмечают, что знаменитая фраза, сказанная Бальфуром о нас: "В конечном итоге, глядая назад, декларация была самым достойным делом, сделанным мной", - эта фраза абсолютно верна, но, по их мнению, это не комплимент. Отметим, что в некрологах в английской прессе после его кончины почти не упоминали о декларации - она считалась незначительной.

Надо прояснить, что моей тенденцией не является быть среди "разрушителей мифов" о героях еврейской истории и сионизма, в статье идет речь об исправлении грубой исторической неточности, что может лишь увеличить оценку чуда возрождения государства. Когда перед нами вскрывается картина неподходящего человека, не преуспевшего на своих постах, и все же продолжающего невообразимо подниматься вверх; чудаковатая личность, которая именно из-за отсутствия достижений дошла до поста министра иностранных дел в самый подходящий для нас момент - вывод ясен: только Всевышний, Благословен Он, мог таким чудесным образом внедрить нужного "современного Кира" в нужном месте в нужной должности в нужное время и на такой короткий отрезок времени для освобождения Его народа.

("Макор ришон" 3.11.2017)

Перевел Моше Борухович