Maof

Tuesday
Oct 17th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Речь Биньямина Нетаниягу "Я не строил" во вторник была самой низкой его отметкой за все время. Премьер-министр от Ликуда, лидер национального лагеря прилюдно хвалился тем, что он строит в Иудее и Самарии меньше, чем его левые предшественники. История с биноклем через несколько часов после этого (прим.перев. - он смотрел в бинокль с закрытыми окулярами) была символичной - зрение премьер-министра уже не то, что прежде. Он закрыт и невосприимчив к разрушительному влиянию продолжения замораживания на остатки идеологии его партии. Если Ликуд не строит в Иудее, Самарии и Иерусалиме, снисходительно смотрит на арабских погромщиков, то с какой идеологией он пойдет на следующие выборы?

Еще несколько месяцев назад Нетаниягу с воодушевлением объяснял лидерам поселенцев и партии Байт йегуди, вхто замораживание планирования строительства в Иудее и Самарии - вынужденная необходимость в борьбе против иранского ядерного проекта. Один из них рассказывал мне на этой неделе, что он и его друзья затруднялись противостоять таланту убеждения Нетаниягу и не могли заявить, что строительство нескольких домов в Итамаре важнее, чем борьба против ядерной сделки с Ираном. Но сделка состоялась, а замораживание продолжается. Правые опасаются, что у премьер-министра это уже душевное состояние, а не только тактическая нужда. Он бросает крошки разрешений, потому что Замбиш, Беннет и Йоси Даган давят на него, но это все. БОльшая часть нынешнего строительства - на основании разрешений, выданных прошлыми правительствами, включая прошлое правительство Нетаниягу. Помимо этого - 0. В тех местах, где разрешения уже реализованы, как в Маале-Адумим, вообще нет строительства. Когда историки подытожат объемы строительства правительства Ликуда-2015, они подсчитают, в основном, бетоннады.

Пальмахник, искавший вчерашний день

Когда я записывал на этой неделе в радиостудии Галей-ЦАХАЛ главу для радиосерии об убийстве Рабина, я обратил внимание, что большинство молодых солдат (служащих армейского радио) вокруг меня еще не родились тогда или были младенцами. Убийство Рабина для них - как убийство Арлозорова для меня. Нечто, случившееся до нашего летоисчисления. Возможно, они были удивлены, услышав архивную запись, в которой Рабин называет Гуш Эмуним раковой опухолью в сердце нации, но более старшее поколение знает, что это не ново. Уже после своей первой каденции в качестве премьер-министра Рабин опубликовал книгу "Послужной список", в которой приравнял Гуш Эмуним к раковой опухоли. Во 2-й каденции заявил, что он ответственнен за безопасность 98% народа. Т.е. не за безопасность поселенцев. Он также заявил, что "жители Севера страны, страдавшие от "Катюш" и не жаловавшиеся, являются примером настоящего израильтянина, а не хнычущие поселенцы с территорийЭ (выступление перед Bonds в августе 1993г.)

Что было у Рабина против поселенцев? Он не простил им историю с Себастией, когда был вынужден пойти на компромисс с поселенчеством в Самарии, но, видно, не терпел их задолго до этого. высокопоставленный пальмахник принес с собой в канцелярию премьер-министра первобытную пальмаховскую враждебность к религиозным. Это была укорененная светская неприязнь к религиозности. Сегодня тяжело понять это, поскольку народ Израиля тем временем прошел процесс приближения к Традиции, а также потому что напряженность между лагерями спало со временем, но в 30-40-е годыбыло очень неприятно быть религиозным меньшинством среди светских, тем более среди пальмахников.

Родители этих бойцов еврейских ударных рот (прим.перев. - ПАЛМАХ - плугот махац - ударные роты) отошли от религии в молодости, и их дети уже были полными "ам-арецами", относившимися к религиозным, как инопланетянам. Иудаизм они считали древним суеверием. "Все религиозное считалось клерикальным, примитивным и архаичным", - описывал адв. Яков Вайнрот унижения обладателей кип их светскими собратьями и отчуждение сабр от Традиции Израиля. Только пальмахник в отставке, вроде Моше Даяна, мог поражаться перед освобождением Старого города Иерусалима "Кому нужен этот Ватикан?" и передать Вакфу ключи от Храмовой Горы вскоре после освобождения. Хоть в ПАЛМАХЕ была и религиозная рота, но она выделяла религиозную чуждость того пейзажа: зачем религиозным нужна отдельная рота? Почему носители кип и беретов были изгнаны из обычных рот? Потому что, мягко говоря, их не любили.

Помимо этого в ПАЛМАХе бурлила политическая вражда к правым, взорвавшаяся в истории "Сезона". (прим.перев. - когда левые выдавали англичанам подпольщиков из ЭЦЕЛя и ЛЕХИ) К несчастью Гуш Эмуним, они были и религиозными, и правыми. Их шансы удостоиться симпатий Рабина были изначально ничтожными. Между ними пролегала культурная пропасть. Первое правительство Рабина пало из-за его упрямства наказать МАФДАЛ за несогласие с официальным нарушением субботы, (прим.перев. - в ту пятницу в 1977г. принимали 2 новых самолета из США, они сели днем, но торжественная церемония приемки затянулась до вечера; в ответ при следующем голосовании в Кнессете по вотуму недоверия правительства в национально-религиозной партии МАФДАЛ было решено, что министры от этой партии проголосуют вместе с правительством, а депутаты воздержатся; Рабин, взбешенный этим минимальным выражением недовольства, тут же уволил министров от МАФДАЛя, и при следующем голосовании у правительства не было большинства), а его второе правительство вообще не включало религиозных сионистов. Пальмахник, который, вроде бы, должен был искать завтрашний день, цеплялся за вчерашнюю ненависть. Рабин ненавидел поселенцев и затруднялся скрыть это. Соглашения Осло привели к тому, что и они стали ненавидеть его и затруднялись скрыть это. Но он был премьер-министром и был обязан быть более сдержанным. В итоге глупый правонарушитель выхватил пистолет.

("Макор ришон" 23.10.2015)


Перевел Моше Борухович
МАОФ