Maof

Saturday
Aug 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Герцог совершил самый ужасный грех в глазах левых: он отказался от грез в пользу признания действительности. И это Яхимович и Гальон не простят ему, даже если его альтернативный план не менее лунатичный, чем их

В эти дни трудно цитировать представителей Аводы: после грубости председателя этой партии в адрес его коллеги по фракции Михаль Биран на прошлой неделе ("Хер ты получишь то, что хочешь"), генсек этой партии Хилик Бар покритиковал своего председателя с помощью "f...". В этом внутрипартийном диалоге на уровне старшеклассников возникла еще одна пропасть, когда председатель внутрипартийной оппозиции Шели Яхимович пошла в наступление против Герцога и его отчаяния от "палестинского партнера". Менее суток понадобилось председателю Мерец Захаве Гальон, чтобы прыгнуть на ту же мину гнева и заявить, что Герцог уже не глава ее оппозиции. Герцог не остался в долгу и в попытке разбить свой квадратный имидж уколол в ответ соперницу: "Что ты думаешь, что завтра ты скажешь арабам: Я Шели, давайте заключим мир, и они подпрыгнут и с жаром пожмут тебе руку и забросят ножи?", и закончил укол намеком на ее журналистское прошлое, подытожив ее утверждения названием ее радиопередачи "одни разговоры".

На этой неделе идеология самой большой оппозиционной партии была под вопросом. Даже если проигнорировать заявление Эхуда Барака "Не с кем вести мирные переговоры" (также бывшего председателя Аводы), трудно поверить, что в словах Герцога есть настоящий сюрприз. Его неожиданная склонность к односторонним шагам как замене переговоров - это не только продукт джихадистской реальности вокруг, но и следствие влияния парализованной части фракции - Ципи Ливни. Партия Кадима давно распалась, но мечта Ольмерта об "иткансут" (скукоживании - 2-ой части размежевания) еще витает в воздухе. Архитекторы Осло, превратившиеся со временем в архитекторов односторонних отступлений, перенесли детальные планы со стола Ольмерта на стол Ливни и та горячо усвоила их еще до последних выборов. С ее помощью или без нее - они находят открытую дверь и в канцелярии Герцога.

Хоть председатель Аводы заявил в прошлом, что путь односторонних шагов - не его путь и даже утверждал, что размежевание было ошибкой, но сейчас он хочет повторить эту ошибку. Как Лапид до него, и он не слеп по отношению к последним переменам на Ближнем Востоке, смысл которых для внутренней политики заключается в том, что маршрут к креслу премьер-министра проходит через национальный лагерь. Голос - писклявый голос Герцога, но стиль - стиль Лапида.

Все это известно и Шели Яхимович, и Хилику Бару, который присоединился к критике. При всем уважении к утверждению Яхимович, что словам Герцога нельзя верить и что они не принесут избирателей, стоит напомнить, что она сама в свое время, сидя в кресле главы партии, избрала сосредоточиться на экономической тематике под предлогом, что переговоры с ПА застряли. Хоть она не отказалась от плана "двух государств", но и Нетаниягу еще не отказался; она в свое время воздержалась от употребления терминологии своих левых конкурентов и не обещала мчаться к соглашению как скаковая лошадь в шорах.

В определенной степени это то, что Герцог выразил на этой неделе: широкий взгляд, учитывающий изменяющиеся факторы в регионе. И все же когда заявление Герцога приветствуется правыми, видно, его функционирование в качестве главы оппозиции проблемно. Стоит напомнить, что в свое время такой трезвый взгляд стоил Яхимович председательского кресла. В самом деле сплошные разговоры - и сплошная политика.

За этот фильм мы уже платили

Диспут в СМИ между Яхимович и Герцогом не преуспевает убедить зрителей, что речь идет о двух идеологиях, которые расколят Аводу. Оба хотят переговоры и соглашение с ПА. Оба опасаются, что соглашение не видно на горизонте. Оба хотят вернуться к руководству страной, но хотят сделать это разными путями. Она подмигивает ультралевым, он - левоцентристам. Так или иначе, они оба слышатся как синоптики, желающие угодить пожеланиям своей публики, а не смотреть на метеорологическую карту.

Так какая же идеология объединяет их в итоге, которую Герцог, якобы, предал? Из-за чего гнев Яхимович? Из-за надежды. Не два государства между морем и Иорданом - главная идея левых, и не тот или иной план разделения. Надежда - это визитная карточкс лагеря, его флаг. Это предал Герцог, когда капитулировал перед политическим давлением и начал разговаривать как стоящий перед признанием, что в ближайшие годы мы обречены жить с мечом в руке.

"Маарах - это надежда", - пели нам кемпейны 80-х годов. "50 оттенков надежды", - говорил ролик Аводы-Тнуа на выборах 2015г. Картина виртуального мира этих кемпейнов разбилась о почву подъема Хамаса в Газе. Герцог предал эйфорию надежды в пользу промежуточных шагов. В эпицентре нынешней бури заявил председатель Аводы, что он не готов поддаться сценариям рая Захавы Гальон или угрозам ада Беннета. Он "строит очередной промежуточный шаг - одностороннее отступление из района B ради построения доверия палестинцев, что приведет в будущем к двустороннему соглашению".

К большому сожалению, и в этом случае у них больше общего, чем разделяющего: лунатизм этапов Герцога так же оторван от действительности, как оторванная от почвы надежда Яхимович. Принятию идеи Герцога мешает реальность после размежевания. Горящая граница с Газой - это доказательство логического провала в наивном плане Герцога. Мы уже были в этом фильме, видели чем он закончился и даже читали критическую статью Голдстона. Можно было ожидать, что, по крайней мере, лидеры будут достаточно разумны, чтобы не снимать продолжение фильма.

("Макор ришон" 29.10.2016)


Перевод: Лея Халфин
МАОФ