Maof

Thursday
Mar 30th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
"Несколько месяцев назад на крыше одного дома в Герцлии я пил лимонад с высокопоставленным израильским политиком, который предложил мне присоединиться к партии Центра".

Так осенью 1998г. начал Яир Лапид свою недельную колонку в "Маариве".
У Лапида никогда не бывает обычных встреч - всегда есть описания деликатесов и напитков.
"Рики Коэн из Хадеры" он выдумал за картонным стаканчиком с холодным кофе. Свою коллегу по партии Ади Коль (после его неудачного высказывания) он пытался умиротворить красным вином и диетической Колой. Недавно он рассказывал о совместной трапезе с европейскими послами, "включавшей рыбные деликатесы". Оказывается, что эта его утомительная тактика все еще очаровывает его поклонников.

Но тогда - за несколько месяцев до выборов 1999г. - не было рыбных деликатесов, был только лимонад. Возможно, из-за этого Лапид отказался присоединиться к новой партии Центра Рони Мило (а затем и Меридора, Мордехая и Липкина-Шахака) и даже остро высмеял идею центристской партии в Израиле. "Центр чего?" - поражался он в колонке в "Маариве". - "Между левоцентристами Аводы и правоцентристами Ликуда нет никакого сирийско-африканского разлома. Нет даже канализационной канавы... Они почти одно и тоже". А о новой партии писал: "Под прикрытием слова "центр" они смогут идти на выборы, не обязуясь ни в чем".

Лапид уже не пишет еженедельную публицистическую колонку. Вместо этого он ежедневно пишет в Фейсбуке. "Ровно 3 года назад", - напомнил он с гордостью в конце прошлой недели, - "партия Еш атид участвовала в выборах и стала самой большой центристской партией в Израиле". Буквально в тот же день в интервью Михаэлю Тохфельду заявил Лапид: "Я не замаскированный левый, а центрист". 17 лет прошло с той лимонадной встречи и утверждения молодого Лапида все также актуальны. Лишь сам Лапид изменился, и единственное, что осталось, - это упоминание деликатесов и напитков в рассказах о встречах.

Тут зарыто убийство

Не то, чтобы смена убеждений с течением лет было обязательно чем-то плохим. Человек может поменять позицию и решить, что партия центра - это по кайфу для него. Но правые и левые партии не отдалились друг от друга с 1999г. - в сущности, они драматически сблизились: в основном, правоцентристы в направлении левоцентристов. Но кого это интересует, если все равно борьба, в основном, персональная и менее идеологическая. Если Ципи и Бужи могут стремиться к премьерскому креслу под прикрытием слова "центр", не обязуясь ничего, кроме сохранения "Нетаниягу меухедет", то почему не Лапид?

Большая проблема Лапида - не его зигзаг, а те мгновения, когда выходит старый Лапид. Так было и в том интервью с Тохфельдом, когда журналист напомнил Лапиду его выражения на конференции в Герцлии полтора года назад - о деньгах, зарытых между Итамаром и Ицхаром. Повторил ли бы он эти слова и сегодня? На это Лапид ответил: "Я раскаялся через минуту после того, как упомянул Итамар - из-за семьи Фогель. Сегодня я бы говорил об Ицхаре и Тапуахе".

Это весь лапидизм в ореховой скорлупе. Убийство семьи Фогель в Итамаре произошло за 3 года до того выступления Лапида. Оно осталось зарытым где-то в сознании Лапида и привело к раскаянию за упоминание этого поселения в отрицательном контексте. Почему именно это убийство вызвало вдруг чувствительность Лапида? И почему и сегодня он продолжает пятнать соседние поселения Ицхар и Тапуах, несмотря на то, что они они страдали от терактов? Неужели Лапид не слышал об Эвьятаре Напо Боровском из Ицхара, убитом на перекрестке Тапуах менее 3 лет назад? Неужели должно произойти убийство родителей и их детей, чтобы он стер название поселения из подстрекательской политической речи? А, может, Лапид, чье сознание обычно не подкреплено проверкой фактов, просто не помнит все теракты?

Другое убийство, произошедшее в Ицхаре, кстати, удостоилось внимания Лапида. Это случилось летом 1998г. - за 2 месяца до лимонадной истории. 2 поселенца Арэль Бин Нун и Шломо Либман были застрелены, защищая поселение. Через несколько дней после этого в своей колонке в "Маариве" Лапид не поколебался наброситься на поселенцев, демонстрируя отчужденность по отношению к убитым. "После теракта в Ицхаре в конце прошлой недели я с разбитым сердцем обнаружил, что мое сердце не разбито. Это кажется мне далеко и далеким, угнетающим как племенной конфликт в Африке... Постепенно мы утратили чувственную связь с ними... Если вы не можете понять жизнь человека, вы не можете понять и его смерть".

Различие, которое делает сегодня Лапид между Итамаром и Ицхаром, доказывает, что, по крайней мере, в этом он очень мало изменился. Лапид не различает между местами, где были теракты и где не были - зачем он будет заниматься такими глупостями? Он различает между убийствами, всколыхнувшими его, и теми, что оставили его равнодушным. Убийство семьи Фогель долго фигурировало в СМИ, поэтому осталось в памяти Лапида. Это впечатлительность зрителя программы-реалити в тот момент, когда он видит, как какой-то участник вылетает из программы, или чувствительность политика, который готов на все по пути к премьерскому креслу. До какой степени это пустое чувство можно было услышать в канун последних выборов, в теледиспуте между лидерами партий на 2-м телеканале. "Ариэль - это не Итамар", - сказал там глава партии Еш атид, - "изолированные поселения лишь наносят вред". Несмотря на произошедшее с семьей Фогель Лапиду трудно избавиться от старых привычек. Кстати, на том теледиспуте соперники сидели вокруг круглого стола со стаканчиками с водой на нем.

28.01.2016

Перевел Яков Халфин