Maof

Sunday
Jan 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Назначение Давида Амсалема председателем коалиции - это ясный мессидж: невозможно "сидеть на заборе", надо мобилизоваться на войну * Нетаниягу совершил поступок Трампа: слышит критику и делает, что хочет - и пусть всех разорвет * Поведение полиции в расследованиях премьер-министра вызяет вопросы, но СМИ хранят право на молчание * Ави Габай обнаруживает себя выступающим перед пустыми залами

Нетаниягу знал, почему он назначает именно Дуду Амсалема председателм коалиции (вместо Битана). Не только, что отблагодарить его за демонстрацию исключительной преданности в законодательстве, при голосованиях и в интервью в СМИ, но и чтобы передать мессидж другим: ни у кого нет больше привилегии "сидеть на заборе" (смотреть со стороны). Час беды для Якова. Тот, кто думает, что сможет наблюдать происходящее с трибуны, а потом предъявить требования, - ошибается. Тот, кто препоясается и томобилизуется на войну, - выиграет.

Это не так просто, как кажется, когда речь идет о Нетаниягу. Годами утверждалось в отношении его обратное: только мускулы работают против него. Только "бунтовщики" получают продвижение, а верные друзья остаются позади. У Нетаниягу продвижение предназначено достичь тишины со стороны противников, поскольку преданные ему в любом случае останутся под его сенью.

Но назначение Амсалема не было выбором тишины. Это было выбором бури. Нетаниягу хорошо знает характер того, кто всеми силами продвигает законопроект о рекомендациях и сперничает только с Битаном в количестве эфирного времени, которое он посвящает защите премьер-министра. Он знает, что коалиция не будет тихой при нем, как и СМИ. Прямо противоположное тому, что происходило бы, если бы Нетаниягу назначил Йоава Киша, например.
v Нетаниягу знает, что после его выступления на этой неделе - из-за которого был обвинен в том, что утратил остатки общегосударственного подхода - назначение инициатора законопроекта о рекомендациях полиции на высокий пост лишь усилит утверждения против него. Но не колышет его. Медиум - это мессидж, - писал в 60-е годы исследователь СМИ Маршалл Маклуган (Herbert Marshall McLuhan). 5 десятилетий спустя похоже, что назначение на пост - это мессидж, по крайней мере, у Нетаниягу.

Назначением Амсалема Нетаниягу совершил поступок Трампа. Слушать критику, СМИ, но выступать против них, не опасаясь. Если вывод заключается в том, что справедливость с тобой, то идти с этим до конца и пусть все лопнут. Они ведь лопнут в любом случае. Если не из-за этого, то из-за чего-то другого. Если не сегодня, то завтра.

В своей речи в Кфар-Маккабия перед сотнями восторженных ликудовских активистов, похоже, Нетаниягу был несколько стеснен. Спец по выступлениям не смог на этот раз преодолеть свой стресс и замаскировать его, по привычке, захватывающими словами и полированной риторикой. Выступление было агрессивным и почти без цинизма, за исключением отрывка о Руби Ривлине, который, наверняка, лопнул от злости, услышав в каком контексте упомянуто его имя. Но у выступления была одна единственная цель - и еще рано предугадать достигнута ли она.

Рабочее предположение (правильное) Нетаниягу было следующим: в тот момент, когда полиция подаст рекомендацию об обвинительном заключении, попытаются СМИ усилить это событие и устроить из него цирк с явным намерением свалить Нетаниягу. Как пытались во время "общественного протеста", как пытались на последних выборах. Так если они хотят upgrade, - думает Нетаниягу, - получат downgrade. Верно, будут рекомендации, и они будут тяжелыми, но рекомендации - пустышка; ведь в 60% случаев рекомендаций об отдаче под суд все заканчивается без подачи обвинительного заключения (прим.перев. - получив рекомендации полиции, прокуратура смотрит есть ли достаточно доказательств для суда, есть ли общественный интерес)

Теперь пойди-докажи точно 60% или нет. Если не смогли предотвратить рекомендации полиции посредством законопроекта, то сейчас, похоже, Нетаниягу преуспел сделать их излишними посредством речи.

Как война шаек

Когда Рони Альшейх был назначен ген.инспектором полиции, полиция находиладь в плачевном положении. Ее критиковали со всех сторон и во всем, чем она занимется, обнаружились провалы. И критика отдела расследований раздавалась не раз, но, как правило, речь шла об обвинениях в небрежности, затягивании дел и интересах должностных лиц, мешающих исправному следствию. Время от времени была гораздо более острая критика - ошибки в расследованиях и персональных преследованиях, но тогда эти утверждения высказывались, в основном, преступниками или другими людьми, запутавшимися с правоохранительными органами. Во всем, что касалось расследований и передачи материалов в прокуратуру, полиция удостаивалась доверия публики.

Надо полагать, что общественное доверие к полиции еще на высоком уровне, но есть чувство, что появляются трещины. Что есть нечто нечистое в расследованиях против Нетаниягу, следствии против Битана, обмене выражениями между руководством отдела расследований и парламентариями. Слишком много вопросительных знаков и слишком мало заголовков в СМИ с вопросительными знаками в адрес полиции.

Если верно, что глава отдела ЛАХАВ-433 сказал на допросе в отделе расследований полицейских, что он уверен, что представители канцелярии главы правительства пытались свалить его посредством дела по обвинению в сексуальных приставаниях к полицейской, то как он может продолжать хоть одну секунду заимать свою должность? Если верно, что ген.инспектор поддерживает версию главы отдела, то как может быть, что все молчат?

С первого дня ген.инспектор Альшейх удостоился объятий со стороны правых - параллельно с насмешками со стороны левых. Сейчас он видит, что картина перевернулась. Хоть он еще не помечен как враг правых (возможно, еще станет таким), но его безусловно обнимают левые. Возможно, в надежде, что он вышибет Нетаниягу. Заговор молчания вокруг последних открытий укрепляет это предположение. Можно только представить себе, что определенные СМИ сделали бы ему, если бы выяснилось, что во время допросов Эхуда Ольмерта жена ответственного за расследования поливает его грязью в Фейсбуке. Когда это происходит по отношению к Нетаниягу, не надо представлять, чтобы увидеть, что происходит, - ничего.

Поэтому похоже, что руководители полиции привыкли в эти дни, что с таким премьер-министром и с такими СМИ можно начать "делать это с трамплина" (прим.перев. - выражение, означающее не мочиться тихо в бассейне, а открыто с трамплина) Ведь иммунитет гарантирован изначально. Нетаниягу произносит речь против рекомендаций полиции? Руководство полиции спешит отреагировать нападками на него. Битан продвигает законопроект о рекомендациях? За день до этого его срочно допрашивают как обвиняемого.

Поэтому трудно удивиться тому, что высокопоставленные ликудники говорили на этой неделе, что если нападки Ольмерта на правоохранительные органы напоминали преступника, обвиняющего своих следователей, то в случае Нетаниягу это больше выглядит, как война шаек, где следователи в неменьшей степни преступники, чем расследуемый. Все держат друг друга за горло и каждый понимает, что только один выйдет живым.

Когда уголовные дела начали связывать с Ольмертом, его индекс популярности упал до такой степени, что он стал политической и общественной обузой, и его партия указала ему путь наружу.

У Нетаниягу это не так. Даже на пике пасследований он продолжает в опросах быть ведущим лидером партии и самым подходящим на должность премьер-министра. Другими словами, немотря на обвинения и утечки из полиции, критику его выступлений, демонстаций и мобилизацию СМИ, широкая общественность не покупает эту лапшу. Ей не нравится гедонизм премьер-министра или то, что он получал в подарок сигары и, кто знает, что еще, от олигархов, но предпочитает его по сравнению с другими.

Нетаниягу ошибается, продолжая заниматься этой тиной и нападая раз за разом на полицию и СМИ. Если общественность не интересуется обвинениями против него, то, видно, не заинтересуется и линией защиты. Выборы межды правыми и левыми. Между путем Нетаниягу, который привел к американскому признанию Иерусалима столицей Израиля и превращению противной стороны в нерелевантную побитую собаку, и между путем Габая или Лапида, которые побегут пресмыкаться в Рамаллу после выборов.

Еще один переворот?

Слабое звено, по которому пытается бить оппозиция, - это Моше Кахалон. Принявший на себя роль защитника закона и суда - естественно, что в случае подачи рекомендаций полиции об отдаче премьер-министеа под суд, Кахалон должен будет совершить поступок.

Но Кахалон - также политик и глава партии. Он не покончит самоубийством только потому, что кому-то это выгодно. Есл он покинет Нетаниягу и расшатает систему, то ясно, что в будущую коалиции во главе с Нетаниягу он не сможет вступить. И ясно, что на протяжение всей избирательной кампании он будет вынужден нападать на Ликуд и объяснять, почему развалил правое правительство. Опции присоединения к правилтельству после выборов сократятся до Габая и Лапида. Очень сомнительно, что туда стремится Кахалон.

С тех пор, как Габай дернул вправо из желания подмигнуть избирателям Ликуда, которым опостылела бесконечная каденция Нетаниягу, председатель Аводы не видел большого успеха на местности. По опросам он остается позади Лапида, и публичные мероприятия, которыми он мог гордиться, прекратили, видно, волновать публику. На этой неделе в Нетивоте он получил неожиданный удар.

Нетивот состоит в точности из тех избирателей, к которым стремится Габай: традиционные сефарды, страдавшие от дискриминации, которые хоть и не хотят отступления с территорий, но не превратят это в основное соображение на выборах. Надо помнить, что речь идет о городе, давшем больше голосов Амиру Перецу, чем Нетаниягу в 2006г.

Но на этой неделе прибыв в этот южный город, Габай нашел почти пустой зал. Не проплешины или малый интерес - пусто. В партии Еш атид поспешили отпразновать позор Габая и распространили фотографию пустого зала Габая по сравнению с полным залом Лапида год назад в этом городе. Опросы и давление на Габая со стороны радикальных левых в его партии могут подтолкнуть его изменить линию - резко пойти влево по старому маршруту.

Нет опасений за благополучие лицемерия

Сообщение 20-го телеканала о том, что он находится под угрозой закрытия вновь проиллюстрировало, что демократия - это вопрос географии. Когда 10-й канал находился под такой угрозой, вышли журналисты конкурирующей станции, радиоведущие и газетчики с энергичным пртестом против правительства и призвали согласиться со всеми требованиями телеканала.

Через несколько лет журналистская бранжа вновь массово вышла на улицы - на этот раз, чтобы защитить Общественную корпорацию по теле- и радиовещанию, "раздавленную под ногами Нетаниягу сотоварищи". Но когда другие политики закрыли посредством суда 7-й канал, речь уже не шла о затыкании ртов, а о "демократии во всех ее красе". И когда законопроект о закрытии газеты "Исраэль а-йом" прошел в предварительном чтении. Немногие противившиеся озвучили слабый протест и ограничились выражением мнения в статье. Никто не вышел на улицы. Никто не демонстрировал. Никто не утверждал, что речь идет о затыкании ртов и ударе по демократии.

История с 20-м каналом еще свежа, но можно предугадать, что его судьба будет похожей. "Удар по демократии" - зависит от повестки дня газеты или телеканала. Закрытие органа СМИ печально только, если он озвучивает левый голос. "Свобода слова" не находится в опасности. Как и лицемерие.

22.12.2017

Перевел Яков Халфин