Maof

Thursday
Sep 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Безмятежность среди правых позволила председателю НДИ втянуть избирательную кампанию в вопросы государства и религии. Когда такие вопросы стоят на повестке дня, легко использовать термин "единство", чтобы прикрыть раскол

Первые выборы 2019г. поставили в центр диспута среди правых американскую сделку века. Если та избирательная кампания началась с некоторым зевком, без серьезного опасения прихода левых к власти, то очень быстро это сменилось ощущением критичности. Личность, которая будет стоять против мирным планом Трампа, - говорили правые, - определит возобновится ли травма Осло или нас ожидает гораздо более безопасный путь. Хоть президент США иногда слышится произраильски настроенным не в меньшей степени, чем его друзья в Мецудат Зеэв (прим.перев. – штаб Ликуда), но размежевание научило нас, что и хорошие израильтяне могут устроить жест плохой воли и предоставить опасному врагу части Родины, критические с точки зрения нашей прошлой истории и традиции и критические для нашей безопасности в будущем. Правые уже должны знать, что в этом вопросе нельзя полагаться на левых (называющих себя центристами), какими улыбчивыми они ни были. Ведь в этом даже на ликудников сложно полагаться.

Слухи весной говорили о плане Трампа как о законченном продукте, который будет поставлен на стол наших избранников сразу после формирования правительства, возможно, даже раньше. Даже в случае избрания Нетаниягу – было ясно тогда – сила окружающих его партий решит потянут ли его (левые) партнеры в сторону болезненных уступок или (правые) партнеры будут хранить его и поселенчество. Прошедшее с тех пор время вызвало неприятное удушье среди национального лагеря, вид песчаных часов, из которых утекает песок. Казалось, что сразу после публикации последних опросов позвонит Джейсон Гринблат и потянет в сторону "горизонта мира" на основе незанятых мест в районе C.

Реальные результаты выборов выглядели обещающими, но очень быстро превратились в политический кошмар. Нетаниягу провалился в попытке сформировать правительство, и по щедрости председателя НДИ мы втянулись в дополнительные выборы. Но тем временем песчаный замок был смыт местным политическим болотом, как будто его не было. Сделка века? Кто помнит. Выясняется, что и песочные часы ошибаются дважды в день. По крайней мере.

В возникшую безмятежность вошел Авигдор Либерман, упрямясь изменить повестку дня и с немалым успехом. На светской улице уже убеждены, что заголовок выборов - "взаимоотношения религии и государства". По их мнению, это стоит на повестке дня: призыв харедим или возобновление статус-кво, гражданские браки или только в раввинате, религиозное принуждение или обычное государство. Обычное в понимании Мерец, а не партии Ноам. Авигдор "национальное единство" Либерман – у которого достаточно религиозных родственников и приближенных – не колеблется вести к расколу, грубо выделяя религиозные и традиционные группы. Одним взмахом негативной пропаганды он преуспел вывести за границы легитимности десятки тысяч сограждан и отменить их образ жизни, как будто они сгнивший товар. Его нынешнее мировоззрение, родившееся из его враждебности к Нетаниягу, вырисовывается в уличных плакатах и грубых видеороликах, как будто Либерман – ученик Лапида-старшего с антирелигиозной навязчивой идеей.

Глава НДИ упрямится говорить нам, что он примкнет к тому, кто быстрее всех использует словосочетание "национальное единство". Он только не отвечает на напрашивающийся вопрос: если так, то почему он не призвал к такому единству сразу после апрельских выборов? Если он готов порекомендовать Нетаниягу на пост премьер-министра, почему воздержался от того, чтобы сформировать с ним правительство при условии единства, которое он представляет сейчас? Ответ заключается в том, что Либерман не хочет Нетаниягу и ни одного из партнеров Нетаниягу. Возможно, он не левый, но никогда не мешало ему быть крайне-правым флангом коалиций, в которые он входил. Если так, то почему не с Кахоль-лаван.

Национальное единство председателя НДИ пришло в мир из раскола и натравливания. Это не единство и не национальное. Только он и его лагерь, называющий себя демократическим. До сих пор он растет по опросам, как любая новая или обновляющаяся партия. Теперь осталось посмотреть закончится ли его харедифобия, как партия пенсионеров на выборах 2006г. или как авантюра Фейглина.

("Макор ришон" 2.08.2019)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/160837/

Перевод: Лея Халфин