Maof

Sunday
Oct 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Бени Ганц – в ловушке, он пытается сохранить зрительную связь с Айманом Удой, с одной стороны, и с Либерманом, с другой, в надежде, что один из этих двоих согласится не обратить внимание или проигнорировать, как Ганц заключает коалицию со вторым. Декларации, прозвучавшие на этой неделе со стороны Объединенного арабского списка, свидетельствуют, что этот шпагат Ганца не преуспеет

Ирония: 2 последние партии в политической системе, оставшиеся без соглашения о разделе остаточных голосов, - они же последние способные заключить такое соглашение друг с другом. Объединенный арабский список и НДИ – это, видно, самые поляризованные партии в Кнессете, и из двух этих крайностей каждая держит в своих руках будущее Ганца.

Партия Кахоль-лаван нуждается и в Либермане, и в Уде, чтобы сформировать сдерживающий блок против Нетаниягу, но в отличие от искаженного изображения в инфографике в опросах, где подсчитывают, с одной стороны арабов как часть левого блока против праворелигиозного блока и ставят Либермана в центр, в действительности нет ни одного игрока в политической системе, полагающего, что возможно правительство, которое будет утверждено одновременно голосами Либермана и Тиби.

Эта западня усложняет свободу маневра Бени Ганца. Он силится удерживать зрительную связь с обоими спорщиками, чтобы в нужный день послать одного из них отдыхать на пляж во время голосования по утверждению правительства (или, по крайней мере, вне зала заседаний – в буфет Кнессета). Чтобы заполучить относительное (не абсолютное) большинство, ему достаточно, чтобы Либерман и Уда не мешали друг другу.

В контактах по формированию левого блока после предыдущих выборов основной сценарий, который продвигали в Кахоль-лаван, заключался в том, что Либерман с его 8 мандатами выйдет из зала заседаний, и правительство меньшинства (Кахоль-лаван, Авода и Мерец) будет утверждено с помощью арабских голосов. Хаузер и Гендель (фракция Яалона в блоке Кахоль-лаван) торпедировали этот шаг, заявив, что не будут голосовать за такое правительство. Поэтому теперь там работают над другой стратегией: послать арабов в море (загорать, разумеется) и попытаться утвердить правительство меньшинства голосами Кахоль-лаван, Аводы, Мереца и НДИ. Как уже писалось в этой колонке ранее, только 2 мандата, перешедшие из одного блока к другому, смогут обеспечить успех такого плана и сделать Ганца премьер-министром.

Этот сценарий считался в политической системе самой сильной картой Ганца, но на этой неделе Айман Уда решил взорвать воздушный шарик и заявил, что арабские депутаты проголосуют против любого правительства, в котором будет состоять Авигдор Либерман. Т.е. сценарий, находившийся в центре стратегии партии Кахоль-лаван и в центре опасений Ликуда, был снят с повестки дня и сброшен со стола.

Вето, наложенное арабами, на партнера, без которого у Ганца нет правительства, - это вето было напрашивавшимся, но до сегодняшнего дня арабы воздерживались от высказывания этого. То, что произошло сейчас, означает, что Ганц был оттерт в сторону и в результате внешнеполитических успехов Нетаниягу был вынужден сделать несколько высказываний, которые еще больше отодвинули его от Объединенного арабского списка. Чтобы продолжать изображать из себя лево-центристов, а не левых, блок Кахоль-лаван был вынужден поддержать недопущение до выборов Хибы Язбек из националистической арабской партии БАЛЯД, поддержать на словах распространение израильского суверенитета на еврейские поселения в Иудее и Самарии в рамках сделки века Трампа и не опровергнуть идею передачи арабов "треугольника" палестинской автономии. В ответ Объединенный арабский список решил установить свою границу для коалиции.

Цена опции

Ответом Ганца на кемпейн Ликуда "без Ахмеда Тиби у Ганца нет правительства" было выступление Ганца после его поездки по арабским деревням на севере. "Объединенный арабский список не сможет быть частью правительства, которое я создам", - сказал Ганц, как будто за 3 с половиной месяца до этого не встречался официально в переговорах по созданию коалиции с Ахмедом Тиби и Айманом Удой. - "Наши разногласия непреодолимы".

Именно от этого высказывания не разволновались в арабском списке. Возможно, они были даже предупреждены об этом заявлении заранее. Никто из депутатов Объединенного арабского списка и не собирался становиться министром в израильском правительстве. Им достаточно влияния вне правительства, получения бюджетов на свои цели и изменения политики правительства в виде легитимации незаконных арабских построек и создания инфраструктуры для незаконных арабских деревень.

Когда Уда говорит о 16 потенциальных мандатах своего списка, он полагается, в основном, на это, на влияние извне на левое правительство после долгих лет провокаций из оппозиции.

Уже сейчас можно почувствовать влияние арабских депутатов участников возможной левой коалиции – даже в той же речи Ганца председатель партии Кахоль-лаван публично подровнялся под требования Ахмеда Тиби.

Ганц пытается маневрировать. Сохранять дистанцию от арабского списка, но и сохранять открытый канал связи с ним. Чем больше проходит времени, тем бОльшую цену он платит за будущую опцию, которую сомнительно, что он сможет реализовать. При всем желании Тиби и Уды влиять извне на возможное правительство Ганца в Объединенном арабском списке есть голоса, действующие, чтобы еще до выборов торпедировать договоренности Тиби и Уды с Ганцем. Если партия Кахоль-лаван поддерживала отстранение Хибы Язбек от выборов, то какой шанс, что та же Язбек, в итоге допущенная до выборов БАГАЦем, поддержит правительство во главе с партией Кахоль-лаван?

Усилия не сказать ничего

Прошла неделя между увиливанием Ганца от ответа на вопрос о его отношении к встрече Ольмерта и Абу-Мазена и его затуманенным ответом об этой встрече в попытке уменьшить ущерб от увиливания от ответа. В первый раз, когда Ганц столкнулся с этим вопросом, не ожидалась трудность для него. Журналисты (среди них автор этих строк) были приглашены советником по пиару Ганца на зеленую лужайку в кулуарах мероприятия в Кфар-Сабе, чтобы председатель партии Кахоль-лаван смог ответить на вопросы по актуальным темам. Он подготовил краткое заявление, обвиняющее Нетаниягу в провальном руководстве Биньямином Нетаниягу военно-политического кабинета во время ухудшения в области безопасности, но подготовился и к возможности, что будет спрошен о встрече его друга Ольмерта с Абу-Мазеном.

Решение его советников по пиару было "не втягиваться в эту тему". Т.е. попытаться увильнуть от ответа на вопрос. Вроде бы верное решение, но из большого усилия не сказать ничего, Ганц, как обычно, запутался. Он мог бы просто сказать, что уважает своего друга Ольмерта, но не согласен с ним по этому вопросу. Вместо этого вышел обычный заикающийся ответ: "Не знаком с этой встречей, почему и сколько, услышим, что произойдет". Иногда молчание громыхает больше, чем само событие.

Председатель партии Кахоль-лаван в самом деле не несет ответственности за фото встречи бывшего премьер-министра Израиля с нынешним председателем ПА, общий знаменатель этих двоих – их нерелевантность. Возможно, и утверждение, что Ольмерт не является советником Ганца и Ганц не отвечает за Ольмерта, - возможно, это утверждение верное (хоть Аяла Хасон процитировала в новостной передаче 13-го телеканала источник, определивший Ольмерта как "тайного советника Ганца", а Равив Друкер сообщал, что Ганц и Ольмерт поддерживали постоянную связь во время коалиционных переговоров после предыдущих выборов). Проблема Ганца в его (как кандидата на пост премьер-министра) выборе воздерживаться от высказывания своего принципиального мнения по этому вопросу и, в сущности, воздерживаться от высказывания принципиального мнения по любому вопросу.

(БеШЕВА, 13.02.2020)

Перевел Яков Халфин