Maof

Sunday
Feb 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Отношение к нам обычных людей разительно отличается от поведения государственных чиновников. И в Беер-Шеве и здесь в Ашкелоне, люди в большинстве относятся к нам с огромной теплотой. И те, кто боролись вместе с нами, и те, что не принимали участия в борьбе. Их готовность помочь контрастирует с циничным издевательством, которое мы ощущаем со стороны властей
Ашер Мивцари, фотография Ильи Гершберга

Ашер Мивцари был одним из руководителей «Мидрешет Тора ва-Арец» (учебного и исследовательского центра, занимавшегося изучением еврейского права и традиций в области сельского хозяйства) в Кфар Даром. Кроме того, он был пресс-секретарём своего посёлка.

До последнего времени он с семьёй жил в гостинице в Беер-Шеве. Недавно  вместе с большей частью жителей Кфар Даром, он переселился во временное жильё в Ашкелоне. Не раньше, чем через три года будут готовы дома в посёлке на юге страны, которые строятся для бывших жителей Кфар Даром.

Сейчас в Ашкелоне живёт 50 семей из Кфар Даром и ещё 250 семей из распавшихся общин Гуш Катифа. По словам Ашера, людям, потерявшим свои общины, приходится гораздо тяжелее, чем тем, кто сумел сохранить общинную связь.

По поводу выплаты компенсаций, Ашер говорит так:
«Наша семья получила пока только аванс. Получил ли кто-нибудь всю компенсацию полностью? Не знаю, может быть. Проблема, ведь, состоит не в том, что государство отказывается выплатить обещанные деньги. Скорее всего, в последствии, все получат то, что им полагается по закону.

Проблема в совершенно бездушном отношении бюрократической системы к нам. Что бы ни было, люди, против воли изгнанные из своих домов, пережили тяжелейшую травму. Неужели, невозможно было это учесть? Но чиновники относятся к нам так, как будто мы все по определению воры и обманщики.

С нас требуют бесконечные справки и унизительные доказательства того, что мы действительно жили в Гуш Катифе на протяжении всех этих лет. Обход всех инстанций превращается в натуральный ад и безумно отнимает силы. А ведь нужно ещё столько всего налаживать, искать работу, устраиваться с жильём...

Для того, чтобы получить аванс мне нужно было предоставить квитанции тринадцатилетней  давности. У меня чудом сохранились эти бумаги, но они были в контейнере на армейском складе. А контейнер, я не мог получить, проживая в гостинице, поскольку мне некуда было бы деть свои вещи... И так буквально на каждом этапе процесса получения компенсаций.

Многие люди сталкиваясь с нескончаемыми бюрократическими проволочками, просто ломаются. Государственные инстанции издеваются над нами, как будто мало нам выпало горя. Это очень больно»...

О Шароне: «Мне безумно жаль, что Ариэль Шарон, совершивший прежде столько подвигов для нашей страны, запомнится как разрушитель и злодей. Мне кажется, что он мог бы ещё хоть немного подправить свой имидж, если бы добился освобождения Йонатана Полларда»...

О том, что придаёт силы: «Отношение к нам обычных людей разительно отличается от поведения государственных чиновников. И в Беер-Шеве и здесь в Ашкелоне, люди в большинстве относятся к нам с огромной теплотой. И те, кто боролись вместе с нами, и те, что не принимали участия в борьбе. Их готовность помочь контрастирует с циничным издевательством, которое мы ощущаем со стороны властей»...

                                                                      **********************************************

Эран Штеренберг - бывший житель Неве Декалим, бывший пресс-секретарь районного совета Хоф Аза, ныне безработный, проживает с семьёй в караване, ожидает переселения в постоянное жильё в Хафец Хаиме. Строительство там будет закончено не ранее чем, через два –три года.

«Компенсации? Я думаю, есть такие, что получили всё. Но их, наверное, очень немного. Таких, что получили аванс, вероятно, больше.

Я? Я пока ничего не получил. Мы передали своё дело адвокату, который  воюет с системой. Не знаю почему, но пока ему не удалось добиться никаких результатов. Адвокат попросил мою жену, которая прожила в Гуш Катифе 27 лет, предоставить табель об оценках за пятый класс... Вот уж никогда не думал, что надо будет хранить подобные бумаги...

Ждём. Работа жены - за пределами Гуша, поэтому, она просто продолжила. А я отмечаюсь на пособии по безработице, ищу...

Я далеко не единственный, кто вообще ничего не получил. Скоро полгода, как нас выгнали из домов, а проблем у людей почти столько же, сколько было в начале. Поведение государства по отношению к нам просто ужасно. Чиновники демонстрируют потрясающие бездушие и чёрствость. Такое впечатление, что государство ведёт с нами войну»...


                                                                    **********************************************

Доктор Мирьям Фрайман, бывшая москвичка, бывшая жительница Неве Декалим, проживает в гостинице «Шаарей Иерушалаим» в столице.

«Мы с мужем переезжаем в гостиницу «Гольд». К сожалению, здесь невозможно больше жить. Администрация гостиницы ненавидит нас, выселенцев Гуш Катифа. Науськивает персонал, делает мелкие пакости. Постоянного жилья мы пока получить не смогли. Обещают каравиллу в Ницане...

Я как бы получила аванс от компенсации, на самом деле не совсем, но по бумагам всё гладко. Как так? Сейчас объясню. У меня это должно было быть 75% от конечной суммы. Но когда я получила, сначала не поверила глазам – почему так мало. Бросилась разбираться... Чиновники со мной и говорить не хотели. Наконец-то выяснила – что оказалось?

В 1997-ом году я взяла ссуду для покупки дома в Неве Декалим. Ссуда состояла из части, которую я должна была выплатить, и части, которую выплачивало государство (22-е тысячи шекелей). Эта часть превращалась в подарок, если бы я прожила в Неве Декалим 15 лет.

Свою часть я закончила выплачивать в 2002-ом году. Государство же не успело доплатить порядка 15-ти тысяч шекелей. За этот остаток с меня удержали 74 000 шекелей ...

Причём по документам управления по размежеванию, мне всё перевели. А по сути, я получила совсем не те суммы! Стала бегать по инстанциям, доказывать им, что свою часть ссуду я уже выплатила. Столько нервов, Вы себе не можете представить! Ужас!

Добилась, всё-таки, они признали, что большая часть ссуды выплачена, а то, что было на мне – выплачено полностью. Теперь обещают вернуть. Пока, правда, ничего не вернули...

А мой муж, не получил вообще ничего! Даже аванса! Он двадцать три года прожил в Неве Декалим. Десять лет проработал административным директором Института исследования побережья, который находился в поселении. А теперь ему чиновники говорят – докажите, что Вы вообще жили в Гуш Катифе.

Он принёс им справку из секретариата административного совета Хоф Аза, они не верят, им, видите ли – недостаточно доказательств! Требуют конверты с адресом! Конверты! Мы сожгли большую часть семейного архива, перед выселением. Письма остались, но конверты... Какие-то бумаги сохранились, они в контейнере на армейском складе в Ашдоде. Но пока мы в гостинице – нам даже некуда получить и распаковать его...

Мой муж пожилой человек, бегать по инстанциям и доказывать, что он не обманщик ему тяжело  физически, но особенно морально. Он был известным, уважаемым в поселении человеком, его дочь замужем за Цви Генделем, членом парламента, а теперь, его спрашивают – где  доказательства того, что Вы действительно жили в Неве Декалим?

Вы не представляете, насколько оскорбительно по отношению к нам ведут себя чиновники. Как будто мы попрошайки и пытаемся урвать то, что нам не полагается. Когда они пришли разгромить наш дом, они точно знали, что это дом Яакова Фраймана. А теперь, они говорят, где Ваши доказательства того, что он Ваш?

Первая жена моего мужа погибла в автокатастрофе и была похоронена в Гуш Катифе. Они раскопали её могилу и перезахоронили. Вы знаете, как это было больно моему мужу! Пережить всё заново. И что? По документам, его покойная жена имела право на каравилу, а он должен ещё это доказывать.

Мы воспользовались услугами адвоката, но пока никакого продвижения...

Может быть, удастся переехать в Ницан «бэт», там собралось большинство прежних жителей Неве Декалим. Они вместе и им как-то легче.

Вообще, в Ницане тяжёлая атмосфера. Девяносто процентов – не работают. Я знаю, что есть семьи, которые впали в депрессию, просто проедают свои авансы от компенсации и не могут найти себя...

Слышала, что очень тяжело евреям из общины Бней Менаше. Они раньше были заняты в сельском хозяйстве в Гуше, на довольно простой работе. В Израиле для них работы нет – фермеры предпочитают арабов или таиландцев. Вот они и сидят в Ницане, проедают полученные деньги, что с ними будет дальше, не знаю.

Мне очень помогает моя вера. Не знаю, иначе, как бы я пережила всё это. Надо быть сильными, надо верить, что всё ещё образуется»...


Опубликовано на http://www.livejournal.com/users/sashanep