Maof

Sunday
Nov 29th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
"Не бойся врагов – в крайнем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей – в крайнем случае они могут тебя предать. Но бойся равнодушных – они не убивают, и не предают, но только с их молчаливого согласия сушествуют на земле предательство и убийство".

Бруно Ясенский

Я не поднималась на этот раз в Хомеш. Хотя пытась. Когда я в 7 утра в йом ришон добралась до Кдумим, то. .. "я пришёл, тебе нима..." все уже ушли.
Они вышли ночью и в это время уже находились на подходах к Хомешу. Одиноко проболтавшись 3 часа в точке сбора - ульпене, где учится моя старшая дочь, я поняла, что очень дорогой для меня рабочий день будет потерян зря, раньше вечера ничего не начнётся. За эти 3 часа подошли только 3 парнишки. 2 из них бегали по горам от полиции уже с иом хамиши. Смертельно усталые и голодные они отрубились прямо на асфальте. Третий был свеженький. Его брат к этому часу уже был в Хомеше.
- Это нормально, что даётся дезинформация, -объяснял он мне.
- Они же должны обмануть полицию.
В ульпену потянулись на работу учительницы. Некоторых я знала. Они делали обычные утренние дела. Пили чай, общались, проходя мимо с улыбкой говорили: "Яшар коах!" Но за 2 часа никто из них не предложил парням чая и что-нибудь поесть!!!! Никто!
Меня в Кдумим завёз муж на нашей машине. Хотя между 2 арабскими деревнями перед Кдумим был махсом (КПП), нас пропустили. На этом махсоме из всех машин высаживали молодых тремпистов, которые не могли доказать, что они живут в Кдумим. Нас пропустили просто потому, что муж был без кипы, а я без шляпы. Селекция велась совершенно очевидно по признакам религиозности. Проскочив так первый махсом, мы пытались обнаглеть и двинуть также в наглую на Шавей Шомрон. Но следующий махсом нам уже сообщил, что шоссе закрыто для евреев. Арабские машины ехали свободно. Попытка сказать, что мы едем в пром.зону Кдумим не помогла. Пришлось вернуться в Кдумим, но душа болела ужасно, за стайку девочек, брошенных на шоссе между 2 арабскими деревнями. Никаких законных оснований для этой акции не было и нет. До Кдумим девочки имели полное право доехать, не нарушая ни одного закона. Но в нашей перевёрнутой реальности законы и правила создаются только для одностороннего использования. Для самой хунты ни правил, ни законов, ни видимости их соблюдения уже не существует. Когда спустя 3 часа я уезжала из Кдумим, девочки продолжали стоять там на шоссе. Неужели нельзя было организовать тремпование таких бедолаг с таких перекрестков силами жителей?
Ребята, которые скакали по горам, успели добавить пикантных подробностей: пойманных забрасывали в автобусы, отвозили подальше от Хомеша и ... выбрасывали на дорогу. Предыдущую ночь ребята првели где-то на дороге в районе Ариэля. Ни воды, ни еды им понятно не давали. Может быть, кто-то скажет, что это как-то похоже на закон?
По мере общения с парнем - обладателем достоверной инфы стало ясно, что раньше вечера , скорее всего, никто не пойдёт. А если какие-то молодые и горячие всё-таки соберутся и побегут, то мне за ними, почти мутировавшими в горных оленей, не угнаться. Я, к сожалению, далека от формы газели, увы. А если увяжусь за такими, то при первой облаве останусь одна среди МАГАВа, ЯСАМА, арабов и цэф. Встреча наедине с цэфой –гадюкой палестинской полуторометровой длины, пугала меня больше всей остальной очень плохой компании. Мои колебания решил звонок впавшего в истерику начальника, требовавшего моего присутствия на послеобеденном заседании по статусу моего проекта. Я оставила ребятам свои запасы воды и еды и пошла выбираться. Сумев в рекордные сроки добраться до Ариэля, чтобы сбросить рюкзак и переодеться, была я встречена моей младшей дочерью, которой ещё нет 4-х лет:
- мама! Тебя не взяли с собой, Да? – бросилась она ко мне.

И о чём, казалось бы, здесь писать? Многочисленные правые знакомые и друзья мне в один голос говорят:
-это же игра. Им не надо в этот раз много людей. Правила изменились. Бараку надо показать мускулы, Ашкенази не хочет с ним конфликтовать, у армии сменилась головная боль, теперь это Голаны и Иран. Политики играют в другие игры...
Дорогие мои! Да, все вокруг могут играть и играют в бесконечные глупые игры.
Но Хомеш – не игра. Эти мальчики и девочки, которых мы опять бросили одних, уверяя себя, что идёт просто очередная игра в Зарницу, эти мальчики и девочки – не играют. Они знают, что они - евреи, что им дана Тора и Земля Израиля, и что ЕДИНСТВЕННЫЙ ПУТЬ выжить и победить тьму, - это идти с Торой в эту Землю. Другого пути нет. ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ – жалкие бездарные игры и ещё одна попытка убежать от своего предназначения. Они идут по этому пути. Идут трудно. А МЫ пытаемся ими жертвовать и играть. Мы, которые бросают их одних, всячески оправдывая своё право играть в привычные и комфортные игры: политику, Кнессеты, Интернет-форумы и т.д. Мы играем в эти игры и злословим про них, а они, полностью положившись на Всевышнего, идут восстанавливать еврейскую жизнь на Земле Израиля. Это и есть закладывание фундамента Храма. И все наши хитроумные расчёты ошибочны. Их нельзя использовать. Это они используют наши самоуспокоения и делают самую необходимую на данный момент работу.
А что касается хилых мускулов Барака, которые он торопится продемонстрировать, так кое-кто уже так начинал, и начальник штаба тоже.
Те, кто воюют с лучшей частью своего народа, никогда не смогут, да и не захотят защитить народ от настоящего врага. И это тоже мы совсем недавно видели. Так что, метла хоть и новая, а метёт по-старому, и очевидный результат печален для нас всех. Но это и есть наш выбор. Народные лидеры опять перерождаются в партийных функционеров. Каков народ, таковы и лидеры. Круг замкнулся. И только такие, как те ребята, могут оказаться за пределами замкнутого круга. Они и те, кто смогут пойти с ними.
Особенности национальной охоты перед 9 ава:
1. захват армией восстановленного в прошлые восхождения водного резервуара и не подпускание к нему людей с целью их обезвоживания (это вам не арафат, которому любимый хумус в Мукату доставляли)
2. выбрасывание подростков из автобусов на опасных дорогах Шомрона без воды и еды.
3. сталкивание людей с горных террас.
4. разбивание камер и избиения.
5. повальное равнодушие, попустительство и злоязычие общественности.
Нет. Это чудо, но это не стало пророчимым многими поражением. Уже к вечеру 7 Ава, после первой насильственной эвакуации, главные силы карателей покинули Хомеш, не зная о тысячной ленте людей, снова вышедшей в путь. За ночь сумевшие подняться заложили башню и начали закладывать синагогу. Огромным напряжением сил и духа, имея в своём распоряжении всего 2-3 тысячи человек, лидеры "Хомеш сначала" смогли не дать победить карателям. Ни насилие, ни издевательства, ни огромная концентрация сил, не смогли предотвратить ни Восхождение, ни строительство. Без нашей массовой поддержки другого результата и быть не может. Они не смогут спасти нас без нашей помощи.

"Живой журнал" elkek