Maof

Wednesday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
ЦАХАЛ стоит у ворот Азы. Еврейские самолеты бомбят Хамас. Те огрызаются ракетами, держа на мушке юг страны. Все гадают, будут ли вводить в гигантскую ловушку наземные войска. И молятся, чтобы не вводили. Двое моих сыновей, военнообязанных, зашли в Шабат к соседям. Мать семейства(она их знала с детства), стала кричать:

- Не ходите! Ни ногой в эту Азу! Тюрьма? Садитесь лучше в тюрьму!..

Было невероятно услышать такой текст от женщины со стальными нервами. В отказные годы ее преследовало ГБ, донимало обысками, грозились отнять ребенка. Она не отступала ни на шаг. А сейчас все видели – она боится.

Она боялась, что люди пропадут ни за зря, не за родину, в угоду интересам, далеким от государственных. Так было при том же Ольмерте, в Ливанскую кампанию. К той войне люди у власти не подготовились никак. И, что еще страшней, их не смутили ни павшие воины, ни старики, брошенные без еды в бомбоубежищах, ни беженцы без крыши над головой. Не смутят и сейчас. У власти поколение политиков, живущих только сегодняшним днем.

Главное – прорваться к первым креслам на будущих выборах. А потом посмотрим, что будет потом.

"Мы семь лет терпели", - заявили наши министры, давая понять, что нет сил, пришла пора постоять за страну родную. Нет, они клевещут на себя. При хорошей погоде они могли бы терпеть "касамы" и 37 лет, отправив детей за границу, окруженные толпой телохранителей, которых мы для них нанимаем. Но вот незадача, снова выборы, надо пустить пыль в глаза…

Грубый, но правдивый пример. В 17-м году, когда партии цвели, как крапива на помойке, Ребе Шолом-Довбер, пятый глава Хабад, ехал с еврейским балаголой. Слово за слово, пассажир спросил, за какую партию извозчик голосует. Тот ответил, пожав плечами: "Иногда колесо переезжает кучу навоза. Не все ли равно, за какую половину голосовать?.."

У истоков государства Израиль, как и у истоков Советской власти, лежит неправда.

И там, и здесь, отцы-основатели исходили из веры, что можно обойтись без веры, что, отвернувшись от Б-га и Его заповедей, люди все равно будут вести себя бескорыстно, великодушно, решительно. Оказалось – нет.
У Ребе есть беседа о еврее, совершившим нечаянное убийство. Его ссылают в "город-убежище", который нельзя покидать. А если кто-то за городской стеной, будет взывать о помощи?.. Ребе обьясняет: невольный убийца все равно не сможет никому помочь.

На делах рук его нет благословения.То же можно сказать о бараках и ольмертах, которые сначала вооружают до зубов палестинцев, а потом шлют против них наших парней. Во имя всего святого нужно остановиться.

Нужно создать общественное движение на самой широкой основе, которое возьмет на себя ответственность за все, что делается в стране. Чем больше людей примет в нем участие, тем легче наши главные враги, продажные политики, отправятся в вечную отставку. Пускать их назад нельзя ни в коем случае, вирус коррупции проник везде, и вправо, и влево.

Я пишу эти строки трезво и спокойно, отлично понимая всю новизну проекта. Но деваться некуда. Нужно, подпоясавшись, начать заново строить эту страну. Старое здание стояло на гнилых опорах. Перед нами задача хлопотная, нервная – и это здорово. Принимать роды всегда трудно.



"Живой журнал" ezrahovkin